2016-08-24T03:33:28+03:00

Петербург может лишиться дачи Шерлока Холмса

Первый в России памятник в стиле модерн медленно умирает на Каменном острове
Поделиться:
Комментарии: comments2
Фото: Тимур ХАНОВ
Изменить размер текста:

Ирен Адлер здесь больше не живет

Верный спутник знаменитого сыщика, сдержанный и педантичный доктор Ватсон, закидывает в распахнутое окно женской спальни дымовую шашку. Но хитроумный Шерлок Холмс почему-то так и не посмеет взять из старинной усадьбы ту самую компрометирующую фотографию ее хозяйки, Ирен Адлер... Когда-то, почти тридцать лет назад, эта сцена из культового советского фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», снятого по книге Артура Конан Дойля, разыгрывалась именно здесь, в стенах старинной дачи Гаусвальд. Между прочим, первом памятнике в стиле модерн не только в Петербурге, но и в России.

Прошли десятки лет. Уникальный деревянный дом продали в частные руки, и теперь он доживает свои последние дни.

На подступах к Каменному острову, где исторические шедевры соседствуют с дачами и особняками чиновников и предпринимателей, понимаешь - место тут особенное. Знаменитое не только историей, но и заоблачными ценами на жилье. Тем, кто захочет здесь поселиться, придется выложить в среднем около десяти тысяч евро за квадратный метр недвижимости. Неподалеку от въезда на остров, на 2-й Березовой аллее, 32, возвышается уникальный деревянный особняк эпохи раннего модерна - дача Гаусвальд. Похожее на шоколадный пряничный дом, это здание постройки 1898 года не раз мелькало во многих отечественных фильмах. Сейчас дом гниет: разрушаются внутренние перекрытия, снаружи обсыпаются кирпич и штукатурка.

Опасный гриб

Сам участок старинной дачи обнесен забором. Лишь небольшой вагончик, стоящий на территории сада, внушает надежду, что какая-то жизнь здесь все-таки есть. По звонку выходит хмурый охранник.

- Доступ закрыт, зайти внутрь нельзя, - сурово отвечает он на просьбу осмотреть участок.

Скромные попытки хотя бы заглянуть внутрь встречают резкий отпор.

- Внутрь? Да вы с ума сошли? Там же все прогнило, вы хотите сломать ногу или провалиться в подвал? Не стоит. Внутрь я вас точно не пущу. Не хочу, чтобы мне потом за это досталось, - категорично ответил он.

Присматривать за дачей стали недавно. По крайней мере, импровизированный пост охраны появился здесь в июне 2012-го. Снаружи здание выглядит вполне крепким - деревянный фасад с полукруглым каменным выступом лишь кое-где серьезно пострадал. Больше всего разрушена часть крыльца и нижние своды дома, где частично обвалился кирпич.

Судьба у памятника сложная. Построенный для жены пекаря Евгении Карловны Гаусвальд в конце девятнадцатого века, в 1918 году уникальный дом разместил в своих стенах третью детскую колонию имени Луначарского, которая просуществовала до 1923 года. Потом здесь находился санаторий-профилакторий Ленинградского металлического завода. Затем более чем на двадцать лет особняк бросили на произвол судьбы. Он стоял без отопления и какой-либо жизни.

Несколько лет назад, в 2008-м, усадьба Гаусвальд снова оказалась на слуху. Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры обнаружил внутри деревянных перекрытий опасный гриб и после заключения научно-исследовательского института «Спецпроектреставрация» предложил памятник разобрать. В дело вмешались градозащитники и общественность. Они испугались, что на месте исторического здания построят новодел, и потребовали не сносить дачу. В конце концов КГИОП уступил, даже разработал совместный проект реставрации здания вместе с компанией «Литейная часть - 91», но на этом дело заглохло. Проект снова не понравился градозащитникам - необходимо было бы разбирать здание и перестраивать большую его часть, а это утрата исторической ценности памятника.

Вот уже три года о легендарной даче никто не вспоминает. Видимо, ждут, когда она разрушится сама собой, чтобы построить на месте дорогую недвижимость.

Сам собственник участка, компания «Импульс», подконтрольная небезызвестному миллиардеру Олегу Дерипаске, здесь, по словам очевидцев, не появляется давно. На вопросы в петербургском офисе компании отвечать отказались.

Медленная смерть

Архитектор, который совместно со Смольным готовил последний проект реставрации памятника, считает, что градозащитники только усугубляют ситуацию.

- Выступают кто? - возмущается директор архитектурного бюро «Литейная часть - 91» Рафаэль Даянов. - Писатели какие-то, поэты… Мое мнение: в деятельность архитекторов не должны вмешиваться непрофессионалы.

Он рассказал, что большая часть старинного здания повреждена грибком, который разрушает его изнутри. Процесс необратимый, а так как дом на восемьдесят процентов состоит из дерева, его можно только перестраивать.

- Заказчик уже потерял к проекту всякий интерес. Ему не нужен шум. Работать мы не можем, хотя все согласовали с городом. Фактически защитники собственными руками хоронят этот памятник, - объясняет Даянов.

- Может быть, есть какие-то специальные средства, чтобы вылечить грибок?

- Грибок сказывается на жильцах. В том числе вызывает раковые заболевания, - категорично отвечает Даянов. - Древесина, пораженная белым грибом, опасна для жизни.

В аппарате вице-губернатора Василия Кичеджи, который на днях пообещал вторую жизнь Уткиной даче, согласились, что памятник надо спасать, но признались, что про дачу Гаусвальд пока не вспоминали.

- Руки не дошли, - рассказала пресс-секретарь аппарата Юлия Стрижак. - Мы еще не успели изучить все болевые точки. Но здание действительно можно было бы приспособить под культурные нужды. Например, сделать там музей кино.

Как бы ни спорили чиновники и градозащитники, но сходятся они в одном - памятнику нужна повторная независимая экспертиза. Причем делать это надо срочно, пока еще есть шанс спасти уникальный шедевр.

- Нужно дополнительное обследование дома, - считает заместитель директора НИИ «Спецпроектреставрация», член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга и Министерстве культуры России Михаил Мильчик. - Я уверен: частичная разборка будет необходима. Вопрос, насколько частично: двадцать процентов, тридцать или меньше.

А вот полностью разбирать дом, скорее всего, не придется.

- Два года назад мы приступали к работе, но все зависло в воздухе. Дом действительно заражен грибом, но нужно определить степень этого заражения.

ЕСТЬ ПРОБЛЕМА

Проданный памятник - разрушенный памятник?

С вопросами о сохранности дачи Гаусвальд «Комсомолка» обратилась непосредственно в КГИОП. Это тот самый комитет, который должен следить за сохранностью культурного наследия. Чиновники, как оказалось, не особо вспоминали про уникальную дачу, но пообещали: с собственником свяжутся и потребуют, чтобы он провел экспертизу.

- Так как памятник находится в частных руках, реставрационные работы должны проводить за счет хозяина. Мы готовим задание, чтобы он провел обследование, - объяснили в КГИОП.

В Петербурге, получается, складывается опасная тенденция: продавая памятники архитектуры в частные руки, государство фактически обрекает их на медленную смерть. В большинстве случаев владельцу гораздо дешевле и выгоднее довести исторический шедевр до аварийного состояния, а затем снести, чем вкладывать деньги в реставрацию.

Глава петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис считает, что опасна не сама приватизация объектов культурного наследия, а то, что наше государство не следит за их дальнейшей судьбой.

- Во всем мире памятники разрешено продавать в частную собственность, и зачастую это их спасает, - рассказывает эксперт. - Но на Западе собственник обязан создать все условия для сохранения здания, реставрировать его. Это соглашение оформляется вместе с покупкой. Следующий шаг, который обязано сделать государство, - постоянно контролировать, выполняет ли собственник эти условия. Для этого надо ужесточать закон в сфере охраны культурного наследия.

У нас же от памятников избавляются, будто от нелюбимого ребенка. Отдали и забыли.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также