2018-04-02T14:20:38+03:00

Что ждет шедевр Рубенса в уральской глубинке

Несколько десятилетий шедевр Рубенса ценой в десятки миллионов долларов хранился в Ирбите [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments10
Венская Магдалина (на фото слева) и ирбитская: найди 10 отличий.Венская Магдалина (на фото слева) и ирбитская: найди 10 отличий.
Изменить размер текста:

На днях мир облетела сенсация: в уральском провинциальном музее зрителям представили неизвестную ранее картину Рубенса «Кающаяся Мария Магдалина и сестра ее Марфа» (подробнее здесь). Четыреста лет полотно кочевало по свету под чужим именем и вот теперь нашло пристанище в уральской глубинке.

Эрмитаж отдал, что не жалко

Судьбу этой работы, написанной в 1615 - 1620 годах, до начала XX века проследить невозможно. Она неизвестно откуда появилась в коллекции профессора Петербургской медико-хирургической академии Якобсона и считалась копией произведения, хранящегося в Венском музее истории искусства. Собрание советская власть реквизировала и передала в Эрмитаж. Картина благополучно пролежала в запасниках до 1975 года. Впрочем, не вполне благополучно.

Из инвентарной описи картины, сделанной в середине 70-х годов: «Края картины оклеены бумагой, по всей поверхности имеется грязепылевое загрязнение, въевшееся в покрывной лак… В нижней части изображения глубокая ссадина-царапина до грунта с разрушением лакокрасочного слоя… Края авторского холста неровно обрезаны и не доходят до края подрамника на 5 - 10 миллиметров…». И так далее, на нескольких страницах.

В 1974 году в кабинете директора Эрмитажа Бориса Пиотровского появился 26-летний директор Ирбитского музея избразительных искусств Валерий Карпов.

Сегодня Валерий Андреевич так описывает эту встречу:

- У меня тряслись коленки. Думал, что культурно отфутболят. Но Борис Борисович расспросил меня о нашем музее. Я сказал: мечтаю, чтобы Эрмитаж помог сформировать коллекцию западноевропейской живописи. В общем, дай нам, боже, что вам негоже.

Пиотровский не отказал молодому директору и поручил сотрудникам отобрать несколько картин и гравюр для уральцев. Те поскребли по сусекам и предложили 11 картин и десятки листов графики. Правда, один холст - копию «Поругания Христа» Ван Дейка - Карпов везти в Ирбит не рискнул. Картина была настолько ветхой, что в пути могла «посыпаться». Как знать, может быть, этим директор лишил мир еще одного открытия.

Тем не менее два полотна из небольшой коллекции привлекли особое внимание местных искусствоведов: «Портрет инфанты Изабеллы Клары Евгении, эрцгерцогини и правительницы Нидерландов» и «Кающаяся Мария Магдалина и сестра ее Марфа».

До реставрации первой картины дошли руки лишь в 1991 году. Оказалось, что она принадлежит кисти Антониса Ван Дейка или, во всяком случае, выполнена в его мастерской.

«Марию Магдалину» взялись реставрировать только нынешней осенью в нижнетагильской мастерской. Впервые после всех кризисов музею выделили деньги на восстановление картины. Химический анализ красок показал, что картина написана раньше своей венской «сестры», значит, не может быть ее копией.

Но мнение, что в Ирбите оказался оригинал, появилось раньше заключения химиков. В музей приехала из Нижнего Тагила реставратор высшей квалификации Антонина Наседкина. Она подготовила картину к перевозке и «на пробу» расчистила маленький фрагмент - глаз Марии. Валерий Карпов тогда окончательно понял, что перед ним великий Рубенс.

- Я увидел то, на что почти не надеялся. Красная опись век, прозрачная влажная роговица, блик света на ней - все это выдает подлинного Рубенса, - вспоминает директор.

- Это действительно жемчужина, - делится впечатлениями реставратор Антонина Наседкина. - В моей практике не было такого, чтобы копия признавалась работой великого мастера. Настоящая сенсация.

О том, что подумала Мария Магдалина, посмотрев незамутненным взором на ирбитскую действительность, наука никогда не узнает. Может быть: «Хочу домой, в Нидерланды!»

ЧЬЯ ЖЕ МАГДАЛИНА НАСТОЯЩАЯ?

Как теперь относиться к Марии Магдалине и примкнувшей к ней Марфе, украшающим экспозицию венского музея?

Надо сказать, что понятие «копия» в Средние века отличалось от нынешнего. Копирование картин было средством обучения под руководством мастера. Поэтому многие копии можно считать авторскими версиями одного произведения. К тому же из мастерской Рубенса вышло такое количество произведений, которое один человек просто не мог создать. Мастер писал эскиз картины и главные детали - глаза, руки, другие сюжетно важные части, а все остальное - ученики.

При одинаковой композиции ирбитской и венской картин некоторые детали не совпадают. «Чистый» копиист не вправе вносить такие изменения.

Во-первых, холсты, хоть и незначительно, но отличаются размерами. В ирбитской версии фигура Марии занимает центральное место, видна большая часть скамьи, на которой сидит персонаж. «Уральская» Магдалина изображена такой, какой ее видел Рубенс на других картинах: длинные волосы, которыми она, по Евангелию, вытирала ноги Христа. Венский вариант: короткая кудрявенькая прическа. Ларцы и драгоценности, которые попирают ногами Марии, совершенно разные. Европейская Магдалина кокетливо отставила мизинчик, как было принято в XVIII - XIX веках. Кстати, картина впервые появилась перед публикой лишь через 140 лет после ее предполагаемого написания, в XVIII веке.

По мнению экспертов, наша картина больше убеждает в своей подлинности, чем венская. Государственный научно-исследовательский институт реставрации дал заключение: исследованные краски относятся к XVII веку и имеют отношение к мастерской Питера Пауля Рубенса.

Возможно, обе работы сделаны в мастерской Рубенса при его участии. У мастера в то время было около шестидесяти учеников, в том числе Ван Дейк, Якоб Йорданс и многие другие будущие великие фламандцы, чьи работы сегодня имеют самостоятельную ценность.

НУЖНЫ ЛИ ПРОВИНЦИИ ШЕДЕВРЫ?

Рубенс это или нет, но в ирбитском музее появилась картина огромной ценности. И отдавать ее никому не собираются. Заместитель директора Эрмитажа то ли в шутку, то ли всерьез заметил:

- Жаль, что в 1975 году я работал в отделе русской живописи и не мог помешать Карпову забрать картину…

А вот вопрос о стоимости полотна совершенно вывел директора музея из себя:

- Не надо задавать дурацкие вопросы! Сколько стоит воздух?! Вы об этом думали?

Но этот «дурацкий» вопрос витал, извините за каламбур, в воздухе вернисажа. Его подогревали автоматчики, стоящие по бокам открытого шедевра. Один возле Марии Магдалины, второй - у сестры ее Марфы. Эта полицейско-библейская композиция больше напоминала не Ренессанс, а сюрреализм. Картину в деньгах пока никто не оценивал. Но, например, в 2002 году полотно Рубенса «Избиение младенцев» продано за 76 миллионов 800 тысяч долларов, это 2 миллиарда 300 тысяч рублей. А вот бюджет муниципального образования «город Ирбит» на 2012 год - около 850 миллионов рублей.

Может ли музей обеспечить сохранность картины? Кстати, с той стены, где сейчас находится картина, в 1992 году рухнула гравюра Ланго «Поругание Христа». А когда повесили картину «Мария Магдалина и сестра ее Марфа», то лопнула веревка. Рама ударилась о пол, вылетело стекло… Кстати, стекло было обычным оконным, хотя в мировых музеях используют специальное - небьющееся и не дающее бликов.

Автоматчиков от картины скоро уберут, останется обычная музейная охрана. И хотя

сторожит музейные ценности, конечно, не бабушка-сторож с берданкой, а надежная сигнализация. Но… с Лувром или Эрмитажем, охрану, конечно, не сравнить.

«Конечно, слышали о Рубенсе. Хороший композитор»

Посмотреть на сенсацию приехала толпа журналистов и эксперты. Из местных жителей приглашения дали нескольким бабушкам-ветеранам. Поинтересовался у проходящих парня с девушкой, знают ли они о мировой сенсации, случившейся в их городе. Те уверили, что знают.

- Слышали, конечно, о Рубенсе. Хороший композитор.

Между прочим, ирбитчане могут хоть каждый день ходить любоваться картиной Рубенса. И совершенно бесплатно! Вход в музей для индивидуальных посетителей свободный. А вот цена билета в Венский музей - 29 евро, в Эрмитаж - 150 рублей. При этом посещаемость венского музея пять миллионов человек, Эрмитажа - 3 миллиона посетителей. А вот в Ирбитском музее в изобразительных искусств каждый год бывает всего около тридцати тысяч посетителей. В основном приезжают в выходные на экскурсии. В будние дни там пусто и тихо. Хотя в Ирбитском музее уже есть произведения великих мастеров: гравюры и картины Ван Дейка, Рембрандта, Гойя, Дюрера. Почти сорок лет директор Карпов охотился на гениев. Основная часть экспозиции – подарки «старших братьев» – Эрмитажа, Русского музея, музея имени Пушкина. Для музея в уральской глубинке это уникальная коллекция.

МНЕНИЕ ХУДОЖНИКА

Миша Брусиловский:

- Мне не надо экспертизы, чтобы понять - передо мной картина Рубенса. Мазок, глаза персонажей - Рубенса ни с кем не спутаешь.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Виктор Коробов, заведующий лабораторией реставрации станковой живописи Эрмитажа:

- С большой уверенностью могу сказать, что картина сделана в мастерской Рубенса. Работала команда, но последние удары кистью наносил Рубенс. Вещь высокого класса и, безусловно, не копия. Я видел картину в Вене. Теперь надо проводить ее химические исследования. Я полагаю, что Венский музей в этом тоже заинтересован. Часто популярные композиции повторялись художником. Может быть, пройдет время и найдется еще один вариант картины. Для окончательного заключения нужна полная сравнительная экспертиза обеих картин: их надо поставить рядом и эксперты должны сказать последнее слово.

На Урале нашли подленник Рубенса.Александр БЕЛЯЕВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также