Политика23 ноября 2012 2:00

Первый российский «либеральный» мэр: «Да, оппозиционеры меня поддержали. Но я не обещал на них жениться!»

Наш корреспондент отправился в Ярославль к мэру Евгению Урлашову, чуть ли не единственному политику в стране, которого на волне болотной оттепели привела к власти оппозиция
«Оранжевый» мэр Урлашов сначала победил «медведей», потом попытался их приручить...

«Оранжевый» мэр Урлашов сначала победил «медведей», потом попытался их приручить...

Признаться, в этой командировке меня преследовало странное ощущение - будто еду я в научную экспедицию. Причем если бы политиков изучали, как забавных зверушек (а их честно говоря, так и изучают), то получалось, что я ищу ископаемое. Что то вроде недовымершего мамонта. Политическую чупакабру, если хотите... Искал я чиновника-оппозиционера, которого во всей Руси, говорят, осталось экземпляра два-три, да и тех не сегодня-завтра по идее должны сожрать хищные единоросы...

Я ехал в Ярославль к мэру Евгению Урлашову, чуть ли не единственному политику в стране, которого на волне болотной оттепели привела к власти оппозиция.

Мне было любопытно - как то, чего в России почти нет (оппозиция), может привести к власти того, чего уже не бывает! Господа, которые в оппозиции, а вот если по-честному? Если побродить по вашим блогам или «болотным» митингам, ведь обязательно спросишь себя - а можете ли вы, к примеру, водопроводный кран починить? Да, революционеры -смелые люди, они ради свободы готовы пойти под дубинки ОМОНа, в тюрьму... А вот город обустроить? Или улицу? Или хотя бы дом? А?

И вот ответ - целый Ярославль... Как доказательство. Как аргумент для ищущих «другой путь». Посмотрим...

БРОНЯ РЕЙТИНГА

Не везет мне с либералами! Как только оказываюсь там, где они «мэрят- губернаторствуют», с погодой обязательно происходит какая-нибудь мерзость.

Когда я приезжал к еще «юному» либерал-губернатору Никите Белых, коммунальные службы утонули в снегу (Никита Юрьевич, помню, пришел на интервью в камуфляже и, по моему, резиновых сапогах).

В Пермь к губернатору Чиркунову (который на полном серьезе решил превратить суровый город в «европейскую столицу») я как назло попал в жуткое половодье, где прямо при мне утонули коммунальные службы города. И те мгновения, когда, подскользнувшись, лежал в просторной и прохладной пермской луже, я думал о печальном несовершенстве русского либерализма...

Вот и в Ярославле, разумеется, ледяной дождь и метель... Эх... Проваливаюсь под лед какой-то заснеженной ямы, спокойно выбираюсь и бреду сквозь плохо убранный город сушиться в гостиницу.

Стоически рассуждая - коль приехал к самому оранжевому мэру страны какие могут быть обиды?!

Да и потом - демократия же тоже в чем-то хороша! Ты, например, можешь запросто, игнорируя дремлющего охранника, зайти в мэрию, устроиться где-нибудь в углу приемной и полюбоваться... Чиновники работают! Тоже, оказывается, люди... Но чем оппозиционная мэрия отличается от обыкновенной пока не понятно. Впрочем, вот депутат Андрей Лихачев. У него растерянный вид. Возглавляя МУП по управлению городской недвижимостью, Лихачев вышел из «Единой России». Говорит теперь, что теперь под него будут копать. Я хотел было спросить - а на что собственно он рассчитывал, но дверь кабинета открылась, и вместе с рыком «Почему же черт возьми, не убирают снег?!!!» вылетел мэр Урлашов, и поманив пальцем «перекрасившегося» депутата исчезает...

Рядом другая драма.

Да, знаю, что город в возмущении. Но это не мы! Это батюшка спилил деревья!.... - пресс-секретарь мэра и его правая рука Светлана опасливо держала трубку, словно там поселилась змея. Тут мэрии не позавидуешь - только-только она объявила, что взялась за обустройство скверов, а тут местный священник с помощью Божей и МЧС один из них... спилил. Недолюбливал батюшка этот сквер, мешали чем-то ему деревья...

И что теперь - размышляла Светлана, - подавать жалобу на генерала МЧС? Смысла нет. Но с другой стороны - а что люди скажут?

Российский «тест-драйв» честных выборов в Ярославле.

Российский «тест-драйв» честных выборов в Ярославле.

Что люди скажут? - встрепенулся в углу я...

Похоже, в этой фразе и есть суть перемен в Ярославле. Город зажил говорливой, шумной, и на русский взгляд странноватой жизнью, где городская власть изо всех сил пытается понравится обществу, а общество пока благосклонно принимает «ухаживания». Видимо, припоминая, что один раз Урлашов уже сотворил невозможное.

На весенних выборах находящийся в опале бывший «единорос» вдруг объединил разношерстную обуянную тогда «болотной романтикой» оппозицию. Да так, что даже жириновцы, говорят, не смогли вовремя подставить ногу. Их местный руководитель уже шел в суд снимать Урлашова за подписные листы (а я как участник выборов мэра города Воскресенска, скажу вам - это восхительно легко!), но в последний момент получает из Москвы «отбой!» и остается в превеликом недоумении. Где ж это видано, что самого сильного оппозиционного кандидата почему-то оставили в игре!

Затем, Урлашев ухитрился дать бой «Единой России», не имея НИ ОДНОГО ШАНСА выступить ни в прессе, ни по телевидению. Чудеса! Митинги и «сарафанное радио» оказались сильнее админресурса!

Сейчас у него спасение пока только одно - высокий рейтинг, - говорит местный коллега, - И он это понимает. Пока он популярен, даже «Едро» побаивается его пока «кушать». Но рейтинг нужно поддерживать. Поэтому все, что ни делает мэр - это всегда сопровождается или фанфарами или пушечной пальбой скандалов. Все успехи мэрия старается мгновенно приписать себе, а неудачи - губернатору... Тут вообще стоит такой шум! И вообще жаль, ты приехал в среду. Каждый вторник у нас заседает политический клуб. Собирается полторы сотни человек, чтобы послушать дебаты на какую-нибудь местную тему... На выборах городской референдум вот затеяли - строить ли новую колокольню на центральной площади? Народ-то у нас нынче теперь активный, политизированный...

Впрочем местные жители при словах «оппозиционный мэр» принимают озадаченный вид человека, вышедший из дома на рынок за укропом, но зачем-то купившем пистолет... Говорят, Ярославль выбрал не Урлашова, ему просто все надоело - нынешняя власть, чиновники, Москва...

«Ярославль всегда был ревнив к столице - говорит местный политолог Александр Миклин, - Еще с эпохи Рюроковичей! Вы думаете, тут против Единой России голосовали (на прошедших выборах она получила в городе рекордно низкие чуть больше 20 процентов)? Не-е-е, против Москвы! При губернаторе Лисицыне область была донором и нам было плевать на указания центра. Живите и нам не мешайте! Но когда следующий губернатор Сергей Вахруков начал строить здесь федеральную вертикаль - наши взвыли. Теперь покупка туалетной бумаги надо было согласовывать с Москвой - желтая она, извините, должна быть или белая! Приехали столичные полититехнологи - тут яростно взвились их ярославские коллеги. И даже создали тайный союз «Сбрей усы» по мягкой дискредитации небезусого надо сказать губернатора (и в итоге отпраздновали его отставку феерверком на главной площади). Ну а когда Вахруков выставил против Урлашова ярославского олигарха Якова Якушева - очумели все!

И мало того, что от предыдущего мэра Виктора Волончунес город утомился за 23-то года. Ярославль не простил «бывшему» ни родни на высоких постах, ни смерть простого рабочего, погибшего под колесами его машины (дело тогда замяли).

Но городу навязывали еще одного непопулярного персонажа. Причем навязывали нахально, с напором.

И город взбрыкнул.

- Женя - яркий человек - вздыхает замгубернатор «по идеологии» Александр Грибов (местный «Сурков-Володин»). - Он попросту взорвал политическое поле и нам теперь просто придется измениться... Я ему даже благодарен за то, что он здесь устроил.

Что, в общем-то, понятно. В 26 лет Александр уже вице-губернатор по «идеологическим вопросам». Самый молодой в стране. Такой уж тренд! Кто-то же должен найти противоядие от Урлашова.

- А нужно ли оно? - вздыхает бывший глава местного телеканала Антон Голицын.

Весной он, протестуя против информационной блокады оппозиции, написал в своем блоге: «С сегодняшнего дня я, как главный редактор телекомпании и ведущий, ухожу. Диагноз прост. Мне стыдно».

Но когда на муниципальных выборах он выдвинулся в депутаты, то поддержки от мэра не получил. Урлашов к изумлению соратников поддержал... единоросов.

Наш мэр очень прагматичный человек, - говорит Голицын, - И я его понимаю. Глупо ссорится с «Едром», когда зависишь от трансферов... Но осадочек у оппозиции (улыбается), конечно, остался.

ПЕРВОЕ ПОРАЖЕНИЕ

Урлашов мучительно проигрывал свое первое «аппаратное» сражение на моих глазах. И в чем-то это было справедливо. Ради поста спикера городской Думы, мэр отмахнулся от оппозиции («смешные такие, приходят и нахально требуют - помогите, мы ж вам помогали, - рассказывает один из соратников Урлашова) - заключил союз с противником. Условия были тайной, которую знали все. Местному отделению «Едра» после декабрьского провала в 23 процента было очень важно снова не опозориться перед Москвой. Урлашову, у которого в городском бюджете зияла четырехмиллиардная дыра, не хотелось плевать в колодец и злить Москву. Стороны, говорят, ударили по рукам - мэр поддерживает ряд кандидатов от «ЕР», партия - ставит лояльного Урлашову спикера. Стороны, разумеется, тут ж друг друга и «надули». Попытка мэрии «перевербовать» поддержанных кандидатов закончилась провалом. А партия, набрав 40 процентов голосов, устроила в местном парламенте контрреволюцию. Спикером стал известный борец с «оранжизмом» Алексей Малютин.

«Маловато в партии стало верных ленинцев и много колеблющихся!» - хмуро заметил при встрече он. И я понял, что борьба с ярославской «демшизой» в хороших руках.

И как контрольный выстрел - этот окаянный снег...

Буду управлять Ярославлем в ручном режиме, как Путин

Отправляясь на интервью с Евгением Урлашовым, я случайно наткнулся на интервью местного главного «гаишника», который критиковал мэрию за медленную уборку улиц. И тут вспомнил о своей вымокшей ноге...

- Провалились, да? У вокзала? - вздыхает Урлашов. - Я пришел в разворованный, разбитый, разграбленный город. Руководитель ГИБДД мог бы понять, что мне нужно время. За шесть месяцев отремонтировано дорог больше, чем за многие года. Сегодня всю ночь будут расчищать город сам. Я буду им руководить вручную, как Путин. А начальнику ГИБДД лучше бы заткнуться. Вместе со своей службой.

- Вижу, отношения с чиновниками пока не налажены...

- А мне не надо с ними ничего налаживать! Мне от ГИБДД нужно, чтобы машины по тротуарам не ездили. И чтобы ее глава занимался своими делами, а не совал нос в чужие. Он просит деньги на светофоры, а не может обеспечить безопасность. Ничего не получит в следующем году, пока не наладит работу! Не будет финансирования от меня!

- Не слишком жестко?

- Зато правильно. Их фирма устанавливает за сумасшедшие деньги светофоры. И лежачие полицейские по 200 тысяч рублей, которые выходят из строя сразу, нам тоже не нужны!.

- Многие критикуют шумное выяснение отношений. Это не принято у нас.

- Кем не принято?

- Российскими обычаями.

- Обычаи, которые мешают работать, надо ломать. Вы хотите, чтобы я выходил и интеллигентно говорил: не обижайте меня, дайте мне столько-то денег. Ах, не дадите? Ну тогда, я утерся и ушел... Так что ли? Конечно, нет! Вам из Москвы хорошо видно, что здесь происходит?

- Нет, плохо.

- Постарайтесь посмотреть на картину сверху. Бюджет развития городов с каждым годом уменьшается. А это строительство дорог, детских садов, восстановление реконструкция парков, ремонт крыш, газификация, закупка новой техники для уборки улиц... У нас на следующий год он будет меньше 400 млн. рублей. А 597-ой указ президента стоит 400 млн. то есть я фактически обнуляю развитие.

- Указ?

Да, согласно нему мы должны повысить фонд заработной платы работникам школ, дошкольных учреждений, объектов культуры. Но это стоит 400 млн. дополнительно. А у меня их нет. Нам ни копейки не дали из «федералки». А мне надо выполнить обещания Москвы. Продавать, например, недвижимость, которая сократилась почти до предела. Поэтому мы идем на кардинальные меры, чтобы выполнить обязательства…

- На днях вы были признаны лидером медиа-рейтинга по Центральному федеральному округу. Поздравляю.

- Мне от этого рейтинга ни жарко, ни холодно.

- Да? А городская элита ворчит, что вы себя слишком «пиарите».

- Тяжело им понять, что человек может избраться мэром, не работая в их системе.

Оранжевые зонтики при въезде в город, по словам мэра, не несут никакого политического подтекста. Просто красиво.

Оранжевые зонтики при въезде в город, по словам мэра, не несут никакого политического подтекста. Просто красиво.

- Многие считают, что вы «оранжевый» мэр.

- Как хотите, так и считайте. Я иду своей дорогой. Я учился в Российской академии госслужбы при Президенте. Поэтому я работаю с президентом, на президента, при президенте. На лацкане моего пиджака - российский флаг. Я патриот. Даже ультра-патриот.

- Слово «оранжевый» вы считаете непатриотичным?

- Оранжевые зонтики я повесил на въезде в Ярославль. Вместе с желтыми. Цвет солнца.

- Считается, что вы - одна из надежд оппозиции. У противников власти есть реноме горлопанов, людей, не занимающихся делом. Вы должны доказать своим примером, что оппозиция что-то может.

- Послушайте, вот вам нравится одна женщина, а мне - другая. Кто из нас оппозиционер? У нас просто своя точка зрения.

- Вы словно отрицаете русскую действительность…

- Она искаженная! У нас даже слово «популист» - ругательное. «Популо» - народ, популяры - представители народа в парламенте Древнего Рима. Поэтому Народный артист России - популярный. Что же делать, если невежды трансформируют слова. У нас некоторые стали стесняться надевать майку с радугой. А ведь это символ договора, моста между Богом и людьми со времен Ноева ковчега. Знак примирения. А мы что сделали из этого? Символ педиков! Почему я должен стесняться оранжевого цвета? Что, Тимошенко приватизировала этот цвет?

- Сейчас скорее белый цвет популярен.

- Белый - чистый цвет. Ребенок рождается белым, чистым...

- Вы популист?

- Я популяр - представитель народа. Народ меня избрал. Почему я должен ассоциироваться с оппозицией? Против чего? Я разрешил все митинги, демонстрации и манифестации. Только они не проходят в Ярославле. Не хотят. Слодок лишь запретный плод.

- Никита Белых, когда пришел на губернаторский пост, тоже разрешил все митинги. Но как говорят в Кирове, человек приехал изменить Вятку, а в итоге Вятка изменила его…

- Было бы глупо говорить, что человек не может измениться. Возможно, и я изменюсь. Но не думаю, что кардинально. Я особо за кресло не держусь. Среднестатистическая продолжительность жизни мужчины в Ярославле - 61 год. Мне уже 45.

- Фатально.

- А в России не быть фаталистом - это в какой-то степени даже абсурдно.

- Вас привела к власти объединенная оппозиция, что, согласитесь, большая редкость в нашей стране.

- Согласен.

- И буквально через пять месяцев вы поддержали кандидатов «Единой Россию» на муниципальных выборах. Некоторые оппозиционеры, которые на вас рассчитывали, сильно обижены.

- Я не обещал на них жениться. Тем более многоженство запрещено в России. Если бы вышел федеральный закон, что мэр может быть во всех партиях одновременно - я бы так и сделал!

- Оппозиция не достаточно гибкая, да?

- Политика, как сказал Отто фон Бисмарк, искусство возможного. Мне было важно поддержать все партии, а не становиться на сторону какой-то одной. Мэр (как и губернатор, считаю) должен оставаться независимым. Чтобы не делить народ на красных и белых. Оппозиции нужно быть более спокойной, что ли… Убеждать народ своей программой. Это разумно, так устроен весь мир. Если вы хотите свержения государственного строя, у нас за это есть статья. Но самое забавное - народ революцию не поддерживает.

- Подождите, вас же во время выборов не пускали на телевидение, в прессу и наверняка смешивали с дерьмом.

- Каждый день.

- То есть оппозиционер, действущий по правилам, выходит на ринг связанный, стреноженный, с пудовыми гирями на шее… А вы ему говорите - идите и побеждайте?!.

- Мы берем два крайних варианта. Один - приемлемый для всех: идти и побеждать на выборах. Другой - выходить и силовым порядком что-то доказывать.

- Болотная - это силовой порядок?

- Попытка. Но власть услышала. Страна получила выборы губернаторов, упрощенную регистрацию партий… Теперь у Болотной того запала уже нет, народ ее (особенно на периферии) не поддерживает. Но если вы понимаете, что вас не слышат, вы готовы взяться за оружие? Нет! Ну и всё! Пожалуйста, критикуйте жестко, но предлагайте хоть что-нибудь. Критика без предложений - постное чтиво. Почему никто не говорит о том, что местные органы самоуправления - это вся страна фактически - живут по остаточному принципу? Почему эту идею никто из оппозиционеров не может подхватить?

- Вы им пытались это сказать?

- Кому «им»? Милов приезжает сюда. Он все понимает, он умный. С Немцовым в Париже вот виделся. Спорил в ПАСЕ, где он нашу родину критиковал. Не власть, заметьте - а родину! Создавалось впечатление, будто это не его, Немцова, это страна - Россия. Он говорил, что надо выходить на манифестации, митинги. Что это единственный способ влияния на политику. Я же говорил, что силовые методы неприемлемы.

- «Единая Россия» сейчас изменилась?

- С трудом, но это ей удается. Это как «Отцы и дети» у Тургенева. Есть молодые люди, которые уже не понимают отцов. Они не строили карьеру по комсомольской, партийной линии, не ждут от «Единой России» карьеры. Там есть нормальные люди. И мне важно было получить от них деньги для Ярославля. Например, 600 млн. от секретаря «Единой России», вице-спикера Сергея Ивановича Неверова на нужды ЖКХ.

- Это же бюджетные деньги.

- Да.

- Неверов - партийный функционер. Почему же он распределяет бюджетные деньги? То есть вы приводите во власть единороссов, чтобы получить деньги, которые по идее вы должны получить без всяких условий?

- Я буду выстраивать отношения с любым членом любой партии, который может оказать помощь в лоббировании Ярославля. Либо я не мэр.

- Система кривоватая.

- Так мы в России живем. Криво или косо, но мы должны выйти на результат. Я летать научусь, если надо. Чтобы получить деньги из федерации.

- Говорят, что вы не пускаете в Ярославль Навального...

- Я не пускаю?!! Он ни разу мне не звонил. Иначе я бы руку ему заломил и сказал: я тебя не пущу сюда (смеется). Да, пусть приезжает! У нас не Россия, что ли? У нас что визовый режим?

- Есть версия, что вам не нужно злить Москву. Вам нужны трансферы, деньги. Появление здесь лидеров «несистемной оппозиции» не входит в ваши планы…

- Вот чувствуется гигантская оторванность Москвы и Санкт-Петербурга от главной России. Она по-другому живет. Навальный, который в Москве популярный, здесь вообще никто. Приедет он в Ярославль. Дальше что?

- Прохоров же сюда приезжает.

- Михаил Дмитриевич показал хороший результат на выборах президента. Его здесь любят и уважают. Надежды определенные мы с ним связываем в лоббировании города.

- Впечатление, что Ярославль - это политический заповедник, где все не как везде…Ведь история с вами не могла произойти в любом городе.

- Вы правы. Была совершена большая ошибка, что прежний мэр 23 года руководил городом. Когда-то он был молодым и поджарым, у него горели глаза, но со временем «забронзовел» и уже не замечал, как происходит воровство. За 23 года в городе накопилась огромная усталость от него. Команда старая. Взгляды старые.

- У нас и на федеральном уровне кадровая политика такая же.

- (задумывается) Да, есть какая-то параллель... Знаете, у Путина появилась уникальная возможность стать «добрым царем». У него нет ни одного соперника, и есть свобода для творчества. Жириновский сам в песок уйдет, он не вырастил и не хочет вырастить себе смену. У Зюганова то же самое. Будут нарождаться другие политические силы.

- То есть - вы?

- Не знаю. Особенно не думаю об этом. Для меня политика - это творчество. Это все равно, что писать картину. Мазок за мазком.

После интервью, в полночь, мы с мэром поехали на уборку снега. На уже совершенно стерильную центральную площадь.

Надеюсь, вы не думаете, что это для вас? - насторожилась, при виде моей грустной улыбки, пресс-секретарь.

Не думаю - вежливо ответил я.

Меня беспокоило другое...

Недавно в область был назначен новый прокурор. Говорят, опытный специалист по уголовным делам против мэров...