Общество

Расследование «КП»: Рабство в России: «Мы вас купили. Теперь будете отрабатывать свой долг»

Корреспондент «Комсомолки» выяснял, сколько на самом деле невольников в столице и в целом в стране
на всех столичных вокзалах работают вербовщики — не только «клофилинят», некоторые зазывают мужчин поработать на стройках юга России

на всех столичных вокзалах работают вербовщики — не только «клофилинят», некоторые зазывают мужчин поработать на стройках юга России

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

ПИАР НА ШТУРМЕ?

По штурму продуктового магазина в Гольяново волонтерами, якобы пытавшимися освободить нескольких женщин-рабынь из Средней Азии, у специалистов до сих пор много вопросов. Что это было? Отчаянная блогерская акция или просто пиар?

Напомним, 30 октября группа молодых людей ворвалась в торговую точку и попыталась вывести из подсобных помещений нескольких продавщиц и детей — по информации блогеров, хозяева магазина якобы удерживают их насильно, некоторые женщины провели в плену около десяти лет. К блогерам обратилась мать одной из женщин, которая несколько лет пыталась отыскать уехавшую в Москву на заработки дочь.

После потасовки с владеющей «Продуктами» семейной парой из Казахстана и сотрудниками магазина нескольких женщин все-таки удалось вывести. Однако двух пленниц и детей неизвестные увезли на «Жигулях». Вся потасовка была снята на видео и позже выложена в Интернет.

Свое нежелание прийти в магазин с полицейскими активисты объяснили просто: нужен был эффект внезапности, а якобы некоторые гольяновские копы с «работорговцами» заодно.

История получилась резонансной. Женщины на камеру рассказывали, что их привезли в Москву работать, хозяева магазина забрали документы, держали в подсобных помещениях, за малейшие нарушения били, издевались. После скандала даже уголовное дело было заведено - по статье «незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, в отношении двух и более лиц» (от трех до пяти лет лишения свободы).

Но уже через несколько дней прокуратура сообщила, что состава преступления не обнаружено: подавшие заявления женщины работали продавцами, общались с родственниками и клиентами, которым очень даже запросто могли сообщить — если их действительно держали в плену. С хозяев магазина Сакена Муздыбаева и Жансулу Истанбековой все подозрения были сняты.

Это уже потом блогеры раскопали, что сестра Жансулу - Шолпан Истанбекова - еще в 2002 году была осуждена... по той же статье «незаконное лишение человека свободы». Совпадение? Или отлаженный семейный бизнес?

- Я поначалу не совсем верил рассказам этих женщин, - признается Олег Мельников, лидер молодежной организации «Альтернатива», с друзьями устроивший штурм того самого магазина. - Они ведь уверяли, что не раз убегали от хозяев, приходили в полицию, но их возвращали хозяевам. У матери одной из рабынь есть квиток ОВД Гольяново, датированный маем 2012 года - о том, что ее заявление о пропаже принято. Нас в этом ОВД после скандала в магазине продержали 14 часов. А женщин пытались отправить как обычных нелегалов в спецприемник. И потом такие попытки предпринимались. Я понимаю это так: кому-то просто не нужно было, чтобы они говорили, поэтому пытались их задвинуть подальше.

В итоге женщины все-таки дали показания. Хотя они, получается, мало кого интересовали. Все это время блогерам пришлось на собственные деньги снимать освобожденным пленницам жилье. Сейчас готовятся к отправке домой - одна из правозащитных организаций оплатит им авиабилеты.

После того, как история прошлась по газетам и телеканалам, многие поспешили отмахнуться: ну что нам до гастарбайтеров? Мол, ну да, в Москве дело было, но это же их внутренние разборки, приезжих-то.

Но в том-то и штука, что ровно в таких же ситуациях оказываются и россияне. И для этого им вовсе даже не нужно быть маргиналами.

«ВЫПИЛ ЧАЮ. ОЧНУЛСЯ УЖЕ В ДАГЕСТАНЕ...»

39-летний Дмитрий Шубин (фамилия изменена из соображений безопасности) приехал в Москву из Смоленской области, навестить сестру. Погостил пару дней, засобирался домой...

- На Белорусском вокзале купил билет. До поезда оставалось несколько часов, сидел, скучал на скамеечке, тут-то ко мне и подсел этот парень, - говорит Дмитрий. - Он меня все выспрашивал, кто, откуда, куда еду. Потом предложил зайти к его другу в кафе тут неподалеку, мол, чаем угостит. Я поначалу отказывался, за чай я и сам мог заплатить. Но тот меня чуть не за руку потащил, я без всяких задних мыслей и пошел, дурак...

Последнее, что помнит мужчина - как им принесли два стакана чая на подносе. А потом - как отрубило.

- Видать, в чае клофелин был или еще какое-то сильнейшее снотворное. Очнулся я в «Газели». Меня растормошили полицейские, - продолжает свой рассказ Шубин. - В микроавтобусе сидели еще несколько незнакомых мне человек. Наши паспорта полицейским почему-то показывал совершенно посторонний мужик. В голове шумело. Я сказал полицейским, что вообще не понимаю, как здесь оказался. Но этот мужик, который паспорта наши показывал, вывел людей в форме на улицу и вскоре вернулся. «Газель» поехала дальше. Кто-то сказал, что мы уже в Дагестане...

Их было восемь - мужчин, которые привезли на окраину Махачкалы и объявили, что за них «заплатили», и ближайший год все они должны будут отработать этот долг на кирпичном заводе.

- У нас отобрали все — паспорта, деньги, какие были, мобильники, - рассказывает Дмитрий. - Говорил с нами здоровый такой мужчина. Не кавказец, славянин. Нам показали сарай, где мы будем спать, сказали, что в рабочий процесс будем вникать уже с утра. По территории бегали собаки - около десятка, наверное. Здоровые такие, алабаи. Было еще несколько охранников. Я попросился помыться - там что-то вроде баньки - и в сумерках решил выбираться отсюда. Видел, что в нескольких километрах стоит какой-то поселок, огни горят. Наверное, счастливчик - все совпало, собаки за мной не побежали, охрана мой побег заметила не так быстро.

В селе, куда добрался Дмитрий, мужчина принялся стучать в дома наудачу. Объяснил, что его привезли из Москвы в рабство...

- Меня приютила одна семья, они таджики, - у Шубина мелко дрожат руки, видно, что вспоминать свои мытарства ему не слишком-то приятно. - У меня была в кармане вторая симка, ее при обыске не нашли. Таджики дали мне телефон, и я набрал жену. Она сначала не поверила, что я в Дагестане, думала, шутка...

В местную полицию Дмитрий не пошел. Ему объяснили, что в лучшем случае его вернут хозяину кирпичного завода. И дело не только в том, что полицейские могут быть завязаны с «бизнесменом» деньгами. Тут сложнее - завод может принадлежать такому-то тейпу, а родовые отношения - вещь на Кавказе сложная...

- С утра в поселке появился «Мерс» хозяина завода - он на нем приезжал, когда нам объяснял про отработку долга, - продолжает мужчина. - Люди с завода опрашивали местных. Меня искали, в общем. Не знаю, что со мной было бы, если бы эта семья таджиков меня не укрыла. Жена каким-то образом вышла на правозащитную организацию, которая борется против рабства. С их помощью меня без документов сумели переправить в Москву.

По профессии Шубин - тракторист. На частной ферме работает. Обычный такой русский мужик, трудяга. Мы беседуем с ним буквально спустя несколько часов после приезда в Москву. Кажется, он и сам пока не может поверить, что все кончилось, все обошлось. Да и в то, что подобное когда-нибудь могло с ним случиться - тоже не особо верится.

- Я готов писать заявления во все возможные правоохранительные органы, - говорит Шубин. - Я не могу бросить в беде тех мужиков, которых так же, как меня, опоили и привезли на кирпичный завод. Да и вообще всех, кого вот так похищают. Если бы мне люди не помогли, я бы сейчас кирпичи таскал за баланду... Чувствую, что остался что-то должен тем, кто сейчас в своей же стране оказался в плену.

15 ТЫСЯЧ — ЗА МУЖИКА, 150 ТЫСЯЧ — ЗА ЖЕНЩИНУ

Официальная статистика скупа до безобразия. Например, Международная Организация Миграции (ее подразделение по предупреждению торговли людьми — одно из крупнейших в РФ, - прим. авт.) приводит цифры: в 2010 году зафиксировано 103 случая рабства на территории страны и с россиянами - за пределами России. Через год - 50, столько же - за 9 месяцев года текущего. Проблема, вроде как, есть. Но вроде как и не такая уж что бы