Москва

«Этнические преступные группировки из Москвы никуда не исчезли»

Профессор, доктор юридических наук, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России Владимир Гладких рассуждает на тему «Есть ли у преступности национальность» и почему столица стала Меккой для бандитов всех мастей
Говоря о криминальном вкладе приезжих в преступность Москвы, нельзя не отметить лидирующего положения жителей Узбекистана

Говоря о криминальном вкладе приезжих в преступность Москвы, нельзя не отметить лидирующего положения жителей Узбекистана

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Москвичи стонут от засилия мигрантов. А криминальные сводки пестрят их фамилиями. Известный криминолог Владимир Гладких решил поделиться с читателями «КП» своими мыслями на тему этнической преступности.

«Есть ли у преступности национальность? Можно сколько угодно кивать на изнуренную своей политкорректностью и толерантностью Америку (от которой она сама же и страдает), но я бывал там и знаю не понаслышке, никуда не делись такие понятия, как «белый, афроамериканец, латинос, китаец, русский, итальянец» и т. д. При этом любой криминолог знает, что, к примеру, в США афроамериканцы составляют около 12% всего населения страны, однако ими совершается почти половина всех зарегистрированных и раскрытых убийств. Можно сколько угодно говорить о социальном неравенстве чернокожего населения в США, но в этот миф, я думаю, уже давно никто не верит. Я уже не говорю о существовании в Штатах (да и не только) таких явлений, как русская, итальянская, китайская и другие этнические преступные группировки. Куда же от них деться?

В разных средствах массовой информации фигурируют данные о том, что в прошлом году преступность приезжих в столице составила около 48%.

Посмотрим на бесстрастные цифры. В 2011 году в Москве было зарегистрировано около 173 тысяч преступлений, из них иногородними лицами всех категорий совершено почти 23 тысячи, или 13,3%. Не получается что-то 48%. Эти 23 тысячи раскладываются так: 13568 преступлений, или 59%, приходится на жителей других регионов Российской Федерации, 8201 преступление, или 35,6%, - на жителей так называемого ближнего зарубежья; 199 преступлений, или 0,5%, - на жителей дальнего зарубежья и 1294, или 5,6%, совершили лица без определенного места жительства (бомжи).

В общем, статистика версию о вале приезжей преступности не подтверждает. Получается, нет у нас особого повода для беспокойства и не так у нас все плохо, как на загнивающем Западе. Однако мои внутренние ощущения, подкрепленные собственным практическим опытом проживания в столице, многочисленные эмоциональные публикации в СМИ, жаркие дискуссии на всех уровнях власти о криминальном «беспределе» приезжих, и в первую очередь выходцев с Северного Кавказа, Закавказья, Средней Азии, говорят, что проблема все-таки существует. Почему же тогда уголовная статистика это не подтверждает? А вопрос объясняется очень просто: мы говорим о проблеме преступности приезжих в чистом ее виде, забывая о том, что Москва уже давно перестала быть русской.

Последняя перепись населения показала, что русских в Москве больше 80%, однако графа «национальность» переписчиками заполнялась со слов переписываемых и никто достоверность этих сведений не проверял. Но то, что столица все больше превращается в город далеко не исконно русский, видно и безо всякой переписи, факт, что называется, налицо. Я хорошо это вижу по своему микрорайону, по районной поликлинике, где не только многие больные имеют далеко не славянский вид, а на вывесках служебных кабинетов врачей почти треть восточных фамилий (специально посчитал), по студенческим аудиториям в высших учебных заведениях, в которых доля южан кое-где доходит до половины. Я по роду своей работы все чаще и чаще натыкаюсь на восточные фамилии сотрудников правоохранительных органов и должностных лиц органов государственной власти.

Как можно не учитывать тот факт, что почти 70% убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью приходятся на приезжих всех мастей? А сезонные всплески изнасилований, все чаще совершаемых выходцами из Средней Азии, куда девать? Согласимся, масла в огонь подливают громкие криминальные случаи, связанные с делом об убийстве Егора Свиридова, Ивана Агафонова, стрельбой горячих южан во время проезда свадебных кортежей, резней в утреннем троллейбусе и т.п.

Никуда не исчезли из столицы и этнические преступные группировки – азербайджанская (наиболее многочисленная), армянская, грузино-абхазская, цыганская, афгано-таджикская и другие.

Владимир Путин на одной из прямых линий прямо заявил, что «этнические преступные сообщества существуют, существовали и в Советском Союзе, и в России существуют, и борьба с ними ведется давно». Об этом же говорил заместитель Генерального прокурора России Александр Буксман: «значительная часть организованных преступных групп носит этнический характер, создается по земляческому принципу. И, надо сказать, что такой принцип создания делает их более устойчивыми, связанными круговой порукой, и бороться с такой преступностью крайне сложно».

Говоря о криминальном вкладе приезжих в преступность Москвы, нельзя не отметить лидирующего положения жителей Узбекистана, которыми в прошлом году было совершено более двух с половиной тысяч преступлений. За ними следует Таджикистан – 1607 преступлений, Кыргызстан – 868, Украина – 849, Молдова – 682, Азербайджан – 464, Белоруссия – 391, Грузия – 291, Армения – 287.

Среди «своих» приезжих, то есть жителей других регионов России, заметно выделяется Дагестан – 480 преступлений и Кабардино-Балкария – 249. Следует отметить, что абсолютные цифры не всегда корректны, поскольку они не учитывают население указанных республик. Трудно сравнивать, например, в криминальном отношении Украину с ее 45 миллионами и Молдову, где проживает всего 3,6 миллионов жителей. Простые расчеты показывают, что криминальная активность в Москве молдаван на душу населения в десять раз выше, чем украинцев, а криминальная активность таджиков более чем в шесть раз больше узбеков, хотя последними совершено почти в два раза больше преступлений.

Что касается жителей Северного Кавказа, в расчете на население, криминальная активность в Москве жителей Кабардино-Балкарии почти в два раза выше, чем жителей Дагестана.

Признаться, для жителей Москвы эти тонкие расчеты ни к чему. Их волнуют реальные факты, а они свидетельствуют о том, что этническая преступность в столице – это не очередной раздутый миф, а жесткая реальность, в которой им приходится жить. Так есть ли у преступности национальность? Оставим вопрос открытым. Не надо нагнетать и драматизировать ситуацию и не надо замалчивать очевидные факты, ибо от грамотного решения властями целого комплекса завязанных на этом вопросе проблем (политических, экономических, демографических, правовых, культурно-воспитательных и др.) зависит то, в какой стране и в какой столице мы завтра будем жить. Но я надеюсь на лучшее». КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ Андрей КАЛЯЕВ, оперативник МУРа Профессиональные преступники - на 80% нацмены

- Большую часть преступлений совершают в Москве «бытовики» - муж жену по пьянке избил, соседи подрались и т. д. Мы же имеем дело, в основном, с преступниками профессиональными, а они на 80% - нацмены. Да, в Москве есть и славянские преступные группировки, но вал преступлений дают национальные. Если русский преступник еще может быть одиночкой - например, карманником, то нерусский - всегда член группировки. Не «работают» они по одному! К тому же постоянно осваивают все новые виды преступлений.

Еще несколько лет назад таджики, в основном, везли в Москву героин. Сейчас они и разбойничают, и грабят, и карманные кражи совершают, и машины научились угонять! Специализация грузинских группировок - квартирные кражи, «карманка», разбои, многие «работают» борсеточниками. Северный Кавказ - разбои. Их специализация - нападения на инкассаторов. Азербайджанская группировка - наркотрафик и вымогательство: предлагают услуги «крыши».

Игорь КУЗНЕЦОВ, ведущий научный сотрудник института социологии РАН «А куда еще ехать грабить?» - У преступности, к сожалению, национальность есть. В некоторых регионах выросло целое поколение людей, которые ничего, кроме автомата, в руках держать не умеют. Их детство пришлось на войну и контртеррористические операции. Добавим сюда менталитет: культ мужественности, ориентированность на добычу. Конь или кинжал, добытые в бою, у этих народов всегда были намного ценнее, чем купленные. Вот и получаем парней, для которых что-то добыть, отобрать - это нормально, это доблесть!

К тому же этнические группировки намного эффективнее русских. Ведь все они построены по принципу большой семьи, как итальянска «Коза Ностра». Если кто-то из членов «семьи» попал в беду - его вытаскивают всеми доступными способами. А у славянских «братков», бывает, что и ножами в спину друг друга убивают. Так стоит ли удивляться, что и выживают, и дают вал преступлений именно этнические «бригады?» И, уверяю вас, они базируются в Москве не оттого, что хотят грабить русских. Просто Москва - самый богатый город России. А где деньги, там и воры. Ведь не дырявые же сковородки им по кишлакам воровать! Вот и едут к нам. Хотя говорить о том, что в Москве половину преступности дают «нацмены» - смешно.

Я в одной из анкет задавал вопрос: «Сколько, на ваш взгляд, в Москве лиц кавказской национальности?». Как правило, ответы колебались в диапазоне от 40 до 60%! Эта психология воспиятия: человек лучше воспринимает что-то необычное. Проще говоря, он просто не видит в толпе славян, зато четко видит кавказцев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родители погибшего студента обжаловали приговор Расулу Мирзаеву

В четверг Александр и Татьяна Агафоновы подали кассационную жалобу на приговор, который вынес Замоскворецкий районный суд спортсмену Расулу Мирзаеву. Они уверены, что обидчик их сына получил слишком мягкое назакание. (Читайте далее)

Стрельба в центре Москвы дагестанской свадьбе обошлась в две тысячи рублей

Таков максимальный штраф, который заплатил один из гостей. (Читайте далее)