Общество12 января 2013 22:00

«Сам виноват», или вонючий «встречный пал» контрпропаганды

В последние годы при обсуждении каждого резонансного преступления с «национальным компонентом» в Сети и СМИ неизменно появляются люди, которые встают на сторону преступника и плавно переводят стрелки обвинения на саму жертву
А все, кто так или иначе участвовал в этом скандале, остались мучительно думать – зачем Эдике Энверовне все это было нужно?

А все, кто так или иначе участвовал в этом скандале, остались мучительно думать – зачем Эдике Энверовне все это было нужно?

Приемы контрпропаганды стары как мир, ничего нового придумать в этой области пока не удалось. Так тушат в степи и в лесу пожары – пуская так называемый «встречный пал», и две стены пламени, столкнувшись, душат и гасят друг друга.

Впервые этот контрпропагандистский прием был использован во время межнациональных волнений в Кондопоге, когда в сеть и СМИ была вброшена информация о «нищем городке, населенном озверевшими алкоголиками». То, что из весьма небедной Кондопоги вышло 11 лыжных чемпионов, а в крохотном городке три бассейна и две музыкальные школы, про это все узнали потом. Но требуемый осадочек остался. Как говорится, осел в сознании.

Потом уже этим приемом без зазрения совести стали пользоваться при общественном разборе всех межнациональных конфликтов. Про изнасилованную и убитую Аню Бешневу писали, что она была пьяна, в социальной сети имела друга из ДПНИ (одного из сотни), и скорее всего, сама спровоцировала дворника на насилие вызывающей одеждой.

Год назад, когда в Подмосковье некий безработный узбек задушил молодую женщину, а ее годовалого ребенка убил, ударив головой об дерево, моментально в информационное пространство была вброшена версия о том, что убитая женщина якобы поссорилась с этим гастарбайтером возле поселкового магазина, и там «оскорбляла его достоинство по национальному признаку». То есть, сама виновата.

В последней такой истории на место событий даже отрядили специального блогера-пропагандиста, некоего Дмитрия Панкратова. Он выехал в отделение полиции, где находился порезанный ножами в метро журналист питерского издания Фонтанка.ру, и некие безработные выходцы из Чечни, которых, по традиции, почти что отпустили домой. К задержанным этого Дмитрия Панкратова почему-то пустили беспрепятственно – наверное, показал удостоверение топового блогера. Пробыв там 15 минут, блогер тут же отписался в Сеть, что журналист был пьян, набросился на чеченцев сам, и, скорее всего, «оскорблял достоинство по национальному признаку», а травмы журналиста не соответствуют его показаниям. В общем, сам виноват, как обычно.

Вранье это быстро разоблачили – непьющий пострадавший журналист не постеснялся выступить перед людьми, которые приехали его поддержать к отделению полиции и проводить на вокзал. К тому же сама полиция «под давлением обстоятельств» - видеозаписи и информационной огласки, изменила принципу «Рафик совсем, то есть абсолютно, неуновен», и все разрешилось по совести, что в большинстве случаев тождественно выражению «по закону». Также всем стало ясно, зачем приезжал в отделение полиции «штатный блогер». Нужно было любой ценой не допустить сбора неравнодушных общественников возле отделения полиции. Общественным мнением попытались проманипулировать, но привычная схема дала сбой. Уж слишком разные оказались стороны в этом конфликте – непонятно чем занимающиеся в Москве безработные молодые чеченцы и интеллигентный питерский журналист, приезжавший в столицу на конференцию. Хотя людей, собравшихся поддержать мужественного коллегу, было не меньше сотни, что тоже очень много для полного «спокойствия в Багдаде».

Как показала история с дворником и 11-летним мальчиком, за спокойствие в нашем Москвабаде, контрпропагандисты готовы пожертвовать всем – и совестью, и здравым смыслом. Я видел своими глазами, как разворачивалась это борьба, и как пускали «вонючий встречный пал». Как только заметку с сайта «КП» начали перепечатывать другие информресурсы, в комментариях появились странные люди с привычной песней – «сам виноват».

Кто-то изображал педагога с 30-летним стажем, претерпевшего от детей. Правда, на вопрос «в какой школе вы работаете?» липовый педагог ничего не ответил, а выступил с того же ip-адреса в качестве простого горожанина недовольного падением нравов и распущенной, невоспитанной молодежью. Во вторник у нелегального гастарбайтера, травмировавшего ребенка, нашлись общественные защитники, как оказалось, непростые.

Некая Эдика Энверновна Лялина, в девичестве Чакчапчи, собрала среди жильцов дома подписи под открытым письмом, положительно характеризующих дворника, и представляющих искалеченного мальчика исчадием ада. «Сам виноват», в общем. В Сети Эдика Энверовна даже нашла постановочное видео, где Артем, еще без сотрясения и с целой челюстью, разыгрывает с такими же малолетними друзьями драку.

защитница недооценила силу Интернета, который «помнит все»

защитница недооценила силу Интернета, который «помнит все»

Правда, защитница недооценила силу Интернета, который «помнит все». Быстро выяснилось, что Эдика Энверовна - штатный сотрудник телестудии ГУВД Москвы. И там же, в Сети, лежит ворох потрясающих фото, где она оттягивается в стрип-клубе «для женщин» и нюхает или кокаин, или белый порошок, изображающий наркотик.

Еще нашлись видеоролики, где Эдика Энверовна грязно сквернословит публично и вообще демонстрирует девиантное поведение, правда, уже в весьма зрелом возрасте. «Спалившуюся на аморалке» общественную защитницу тут же уволили из органов. А все, кто так или иначе участвовал в этом скандале, остались мучительно думать – зачем Эдике Энверовне все это было нужно?

Если отбросить романтическую версию о том, что Эдика Энверовна – крымская татарка из репрессированных и сосланных в Узбекистан, и просто поддержала единоверца-земляка, объяснение может быть одно. Кто-то заказал «встречный пал» в информпространстве, и его умело пустили. Пока мы с вами, дорогие читатели, рубились в камментах, на радио «КП» и телевидении «КП», обсуждая идиотскую тему: «Может ли взрослый ударить распоясавшегося ребенка?», никому из нас не пришло в голову несколько простых вопросов. Что делал на территории России человек из другого государства – у нас что, «проходной двор»? Почему этот гражданин Узбекистана работал без разрешения, у нас перестали собирать налоги? Задержан ли начальник ДЕЗа или ЖЭКа, организовавший нелегальную миграцию, трудоустройство и проживание нелегалов? Почему в 21-м веке человек живет в мусоропроводе и работает за еду?

Вопросы, неприятные для властей, но они, опять умело от них ускользнули – в понедельник эта тема будет уже никому не интересна. А значит, на месте искалеченного Артема может оказаться любой, читающий эти строки. И, конечно, следующие пострадавшие от «трудолюбивых мигрантов» во всем будут виноваты сами.