Общество16 января 2013 2:00

Писатель Захар Прилепин: «Наша элита не доросла до дворянства...»

Кто приватизировал звание «русского интеллигента»?
Захар Прилепин: - В советские времена интеллигенция была разная и ее было много.

Захар Прилепин: - В советские времена интеллигенция была разная и ее было много.

Фото: Иван ПРОХОРОВ

Один из самых талантливых и модных современных писателей Захар Прилепин написал статью о собственном отношении к нынешней российской интеллигенции, которую одни называют солью нации, а другие - прямо и по-ленински г...ном нации. По мнению Прилепина, сегодня в России образовалось сразу две интеллигенции. И одна практически не понимает и даже презирает другую. Впрочем, читайте сами.

Нам только повод дай, а что сказать, мы всегда найдем. Повод дала Татьяна Никитична Толстая, вдруг заявившая, что я «презираю интеллигенцию».

Бог с вами, Татьяна Никитична. Ряд моих недавних текстов действительно имел критический настрой - но касался он никак не интеллигенции в целом, но либеральной интеллигенции, или, если брать чуть шире, новых буржуазных элит.

Либеральная интеллигенция и новая буржуазия - это не совсем одно и то же. Например, Михаил Прохоров - это яркий представитель новых буржуазных элит, а прекраснодушные люди, что организовали группу его поддержки, - это либеральная интеллигенция.

Замечу, что расхождения между Путиным и Прохоровым на сущностном уровне - чисто стилистические. Занимаются они примерно одним и тем же, и поддерживают их из числа элитариев примерно одни и те же люди.

Над тщетными попытками нынешней буржуазии считать себя новой российской аристократией либеральная интеллигенция для виду посмеивается, но в целом она за продолжение этого, что называется, тренда. Патентованные выгодоприобретатели приватизации должны стать нашим дворянством и взять управление страной в свои твердые руки.

То, что дворяне из них получаются не многим лучше, чем из числа бывших кагэбешников, либеральную интеллигенцию не очень мучает.

Нам любят рассказывать байку, что «первичное накопление капиталов в США» тоже было бандитское и нам надо подождать.

И вот мы прождали четверть века, у первых приватизаторов уже внуки выросли - а результат не просматривается. Либеральная интеллигенция, как в том пошлом анекдоте про двух зеков, по поводу наших буржуазных элит упрямо заявляет: «А нам они нравятся!»

Михаил Прохоров (справа) - главная надежда нашей либеральной интеллигенции.

Михаил Прохоров (справа) - главная надежда нашей либеральной интеллигенции.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

ИЗ ИНТЕЛЛИГЕНТОВ - В МАРГИНАЛЫ

Ситуация с самозваной аристократией отчасти отражает ситуацию с самозваной либеральной интеллигенцией.

Дело в том, что класс интеллигенции в Советском Союзе был действительно обширен. К интеллигенции относились все эти физики и лирики, читатели толстых журналов, учителя и даже библиотекари, кандидаты и доктора гуманитарных и прочих наук, инженеры НИИ.

К несчастью, почти все из них были деморализованы либеральными реформами и низведены на маргинальный уровень.

Не будем затевать долгий разговор о существовании рабочей и крестьянской интеллигенции. (Хотя была и такая: я сам вырос в интеллигентной крестьянской семье и являюсь горожанином в первом поколении: все мои предки в прямом смысле пахали землю, отец первым из числа всей моей многочисленной деревенской родни получил высшее образование и стал сельским учителем.) В наши времена об этом вспоминать моветон.

Та же Татьяна Никитична Толстая в интервью, где обвинила меня, заодно обвиняет дореволюционное крестьянство в презрении к интеллигенции, которая из сил выбивалась, чтобы этого крестьянина обучить и вылечить, - а он, зверь пахучий, нос свой воротил.

Дореволюционное крестьянство - дело прошлое, а вот презрение либеральной интеллигенции ко всем остальным советским видам интеллигенции - вещь очевидная.

ЛИБЕРЕЛЬНАЯ МОНОПОЛИЯ

Произнесите в присутствии Татьяны Никитичны, к примеру, «советская рабочая интеллигенция» - и по ее вспыхнувшему взору сразу убедитесь в моей скучной правоте.

Наряду с ликвидацией иных социальных видов интеллигенции либералами были побеждены в неравном бою и прямые идеологические оппоненты: в частности, интеллигенция левого и правонационалистического толка. Найти сегодня серьезного человека, вслух готового сказать о симпатиях, скажем, к журналу «Наш современник», фактически невозможно. Но, между прочим, там по сей день публикуется ряд крупнейших мыслителей и литераторов современности.

Сегодня либеральная интеллигенция даже не втайне, а въяве уверена, что никаких других интеллигентов, кроме них самих, не существует.

Вот давайте честно ответим себе на вопрос, кого мы считаем интеллигентом. Если не задумываться и отвечать мгновенно, услышав (навскидку) фамилию «Ростропович», любой из нас тут же ответит: «Да, это интеллигент», а услышав «Василий Белов» - даже я и то задумаюсь. Ведь Белов не являлся носителем либеральных ценностей.

С БУЛГАКОВЫМ НА ДРУЖЕСКОЙ НОГЕ

Либеральная интеллигенция очень любит возводить свою генеалогию, например, к Чехову или к Михаилу Булгакову, что, хоть и лестно ей самой, никакого отношения к действительности не имеет.

С тем же успехом можно и Блока назвать либералом.

Своим оппонентам либеральная интеллигенция очень любит рекомендовать читать «Бесов» Достоевского, и тут вообще все переворачивается с ног на голову. Потому что «Бесы» - именно что антилиберальный роман и к столь лелеемому либералами февралю 1917 года имеет отношение куда большее, чем к октябрю.

Между прочим, царя свергли либералы, а то мы все время забываем об этом. И отречение его тоже приняли, не поверите, либералы. Мало того: Гражданскую войну развязали не кто иной, как либералы. Большевики, да, забрали у них власть - но никакого желания воевать по этому поводу не изъявляли.

Сегодняшние путешествия по России, желательно не из Москвы в Петербург, а из Калининграда во Владивосток, дают удивительное ощущение наличия - да, обедневшей, да, брошенной, да, разрозненной, но, безусловно, что называется, национально ориентированной интеллигенции. Вовсе не либеральной, но скорее, как либералы бы сказали, охранительной. И вместе с тем в чем-то куда более радикальной, чем интеллигенция либеральная.

И это тоже парадокс, который либеральная интеллигенция замечать не хочет никак. В России есть огромное количество образованных, воспитанных и крайне полезных обществу людей, которые, не поверите, кардинально иначе, чем либеральная интеллигенция, расценивают и ситуацию в России в целом, и все последние скандалы - от дела Рussy Riot до дела Магнитского, - и при этом вовсе не стремятся голосовать всеми руками за действующую власть, но зачастую презирают ее еще острее и болезненнее.

Андрей Тарковский и Василий Шукшин - два великих советских режиссера: первый не смог жить в СССР, второй никогда бы не смог уехать...

Андрей Тарковский и Василий Шукшин - два великих советских режиссера: первый не смог жить в СССР, второй никогда бы не смог уехать...

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

САМИ СЕБЕ НАРОД

Наверное, надо перечислить несколько отличительных черт либеральной интеллигенции, чтобы было понятно, в чем ее отличие от просто интеллигенции.

Для начала, представители либеральной интеллигенции - категорические антисоветчики. Наверное, не все антисоветчики - либералы, но большинство либералов, ничего тут не поделаешь, неистово презирают все советское.

Между тем советское - это как раз апофеоз народного участия в истории. И в самом высоком смысле, и в самом дурном. С одной стороны, это серебряный век простонародья, давший России целую плеяду имен ученых, военачальников, писателей, музыкантов, режиссеров: чего бы нам теперь ни рассказывали про «вертикальную мобильность» царского времени - там и близко не было подобной ситуации. С другой стороны, да, неотъемлемая часть советского проекта - все те безобразия, которые творила «чернь»: отменить их невозможно и забыть не удастся.

Однако либеральная интеллигенция видит в большевистской революции и советской истории исключительно «окаянные дни» и все­властие «кухарок».

Именно поэтому либеральная интеллигенция так любит повторять, что она не обязана любить народ в его худших проявлениях - а любит его за лучшие качества. Либеральная интеллигенция любит под видом народа себя как носительницу лучших качеств народа.

И пусть вас не вводит в заблуждение недавнее участие ряда либеральных деятелей в недавних массовых протестах.

В целом либеральная интеллигенция никакой революции не желает. Она желает другого - оседлать любые стихийные процессы, чтобы истинно национальной революции не случилось.

«К черту такую родину!»

Именно поэтому либеральная интеллигенция из числа литераторов так до комизма односторонне описывает события октября 1917-го. Тут недавно вышел первый серьезный роман Бориса Акунина «Аристономия» (на самом деле такой же серьезный, как и все остальные его книжки про Фандорина) - так это тысяча первый пример беллетристики подобного рода. Все большевики в романе (кроме одного маньяка, свихнутого на своей честности) - натуральное зверье и дегенераты, а их противники - Белые рыцари. Акунин их так и называет: Белые рыцари.

Того, что в Белой армии был повально распространен антисемитизм и антисемитские листовки над красно­гвардейскими частями разбрасывались этими «рыцарями» с последовательностью просто удивительной, либеральная интеллигенция предпочитает не помнить. Противникам «черни» можно простить все что угодно.

И если эта «чернь» приходит к власти, то пусть тогда страны такой не будет вообще в природе.

«А насчет Родины... К черту такую Родину» - так завершается одна из глав акунинского романа. Слова эти произносит главный герой, покидая Россию после большевистской революции.

Игорь Юргенс, Алла Пугачева, Михаил Барщевский, Александр Шохин  (слева направо) сделали ставку на миллиардера Михаила Прохорова (третий справа).

Игорь Юргенс, Алла Пугачева, Михаил Барщевский, Александр Шохин (слева направо) сделали ставку на миллиардера Михаила Прохорова (третий справа).

Фото: Иван ВИСЛОВ

СВОБОДА ДОРОЖЕ?

Критик Лев Пирогов, читая дневники Андрея Тарковского, однажды обратил внимание на рассуждения режиссера о том, что жить в Союзе стало совсем невыносимо и вот поэтому пришлось уехать.

Почему, задался резонным вопросом Пирогов, представить в такой ситуации Василия Шукшина просто невозможно?

Все помнят 90-е годы - безусловно, ставшие апофеозом либерализма в России.

Можем ли мы себе представить, что любой представитель т. н. патриотической интеллигенции взял бы да и уехал из России тогда?

Ситуация как раз обратная: Виталий Коротич, редактор флагмана либерально-буржуазной революции - журнала «Огонек», в 1991 году от греха подальше перебирается в США (нет бы полюбоваться на торжество либеральных идей в России!), а Александр Проханов в 1993 году, насмотревшись, как его товарищей в «Белом доме» расстреливают из пушек, бежит в рязанскую деревню к писателю Владимиру Личутину.

Евгений Евтушенко, опять же после 1993 года, отбывает все в те же США, а Эдуард Лимонов - имевший тогда французское гражданство - прячется в Твери у знакомых своих знакомых. А как же Париж?

Вы скажете, что это случайные примеры, а я скажу, что концептуальные.

Потому что, если к власти придет Михаил Прохоров, ни один еще живой деревенщик и шагу не ступит из России. А если президентское кресло в результате некоего чуда займет Геннадий Зюганов (я уж не говорю про Лимонова!) - даже не стоит начинать перечисление тех, кто отсюда немедленно переберется куда подальше, шепотом повторяя: «К черту такую Родину!»

Свобода больше Родины - вот главный, но не произносимый вслух жизненный постулат либеральной интеллигенции.

ЛЮБОВЬ К ФРАГМЕНТАМ ИСТОРИИ

Вместе с тем сказать, что либералы не любят Россию, было бы и глупо, и подло. Они ее любят, но выборочно. Новгородскую республику, Александра Освободителя, Февральскую революцию любят. Матушку Екатерину иногда. Выбор, в общем, негустой, но все больше, чем ничего.

В этом, кстати, отличие российского либерала от украинского или прибалтийского - те за любую строчку в своей истории глотку перегрызут, кроме всех строчек, связанных с Россией. Беда в том, что там не связанных с Россией строк раз-два и обчелся, поэтому их приходится додумывать.

И наш либерал, в России неустанно разглагольствующий на тему местного фашизма и ожидаемых погромов, по какой-то малообъяснимой причине, будучи в гостях у прибалтийских или украинских соседей, с их улицами и площадями, названными в честь натуральных профашистских людоедов, этих вопросов не касается категорически.

Объясняется все опять же просто: «национальные герои» воевали против советской власти, это важно, это ценится.

Интеллигент либерального образца с огромным нежеланием выступает в качестве адвоката России, когда о ней заходит речь, - а вот в качестве обвинителя по любому вопросу готов выступать сплошь и рядом.

ЗА СОЦИАЛ-ДАРВИНИЗМ И ПРОТИВ ПРАВОСЛАВИЯ

Сказать, что либералы воюют с православной верой, - значит некрасиво солгать. Однако порой создается ощущение, что либералы явственно предпочитают мертвых православных священников живым. Например, пойти к Соловецкому камню и принародно опечалиться о гибели священства в советских лагерях - это да, это обязательная программа. Но заставьте либерала принародно сказать добрые слова о деятельности РПЦ в наши дни - он с лица сойдет.

В целом же жизненная философия либеральной интеллигенции кроется в неустанных мантрах об эволюции, она же - социал-дарвинизм.

Под эволюцией они понимают торжество либеральных ценностей. Любая дорога, помимо либеральной, - «тупиковая ветка истории», утверждают либералы, словно уже прожили историю человечества на тысячу лет вперед и вернулись в день сегодняшний нас просветить.

Интеллигенция ни в какие времена не жила с властью душа в душу:  на снимке Никита Хрущев с кремлевской трибуны громит молодого поэта Андрея Вознесенского и предлагает ему убраться из страны

Интеллигенция ни в какие времена не жила с властью душа в душу: на снимке Никита Хрущев с кремлевской трибуны громит молодого поэта Андрея Вознесенского и предлагает ему убраться из страны

Ответ на этот урок будет короток и прост.

Во-первых.

В советской истории было много ужасного, но это был момент реализации народного потенциала. Будущая Россия нуждается именно в этом: высвобождении национальных сил.

Высвобождение должно произойти не на основе дарвинистской концепции конкуренции и частной инициативы, а в результате смены неолиберальной экономической модели на модель просвещенного патернализма.

Во-вторых.

Буржуазия - это не наша аристократия, за редкими исключениями, и никогда ею не будет.

Нынешняя власть либеральна в силу того, что освободила деньги. Эти деньги плавают где хотят и не очень охотно возвращаются сюда - а должны работать только на Россию.

В-третьих.

Православие ни в чем перед вами не виновато, и вред от неразумных действий отдельных священников тысячекратно ниже той колоссальной пользы, что приносит институт церкви России и русским людям.

Далее.

В России есть интеллигенция, которая ненавидит сложившийся порядок вещей куда яростнее, чем вы. Просто счеты у нас к власти несколько разные.

Ну и ничего не поделаешь, Родина важнее вашей свободы.

Оригинал статьи опубликован на сайте svpressa.ru

ДРУГАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Опять не мозг нации. Тогда кто?

Смысл открытого письма Евгения (Захара) Прилепина изложил в 1919 году В. И. Ленин в письме Горькому, только куда емче и точнее: «Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно. «Интеллектуальным силам», желающим нести науку народу (а не прислуживать капиталу), мы платим жалование выше среднего. Это факт. Мы их бережем. Это факт». Так что очередную программную статью Евгения (Захара) Николаевича можно считать разбавленным водой плагиатом.

Но дебаты с Прилепиным - дело суетное, хотя «других писателей у меня для товарища Поликарпова нет» (это уже Сталин). Лучше вообще «о текущем моменте». Вернее, о том, что на сегодняшний день дураки все - и те, кому статья понравится, и те, кто сподобится на суровые отповеди. Сегодня диалог власти и либералов настолько исчерпан, что у обеих сторон нет аргументов. Все давно сказано.

Либералы - Власти:

- Выборы нечестные.

- Ну да - несколько процентов приписали. Но общий фон от этого не изменился.

- Невозможно создать партию.

- Нате вам мегалиберальный закон.

- Большое количество партий ставит «Единую Россию» вне конкуренции. Давайте смешанную систему выборов вернем.

- Давайте.

- И выборы губернаторов.

- Уже.

- И чтобы митинги разрешали.

- Гляньте в окно - там как раз митинг против запрета митингов.

- У нас нет свободной прессы.

- Как нет, а где мы сейчас полемизируем?

- Президент не тот.

- А народу нравится. Можно и я выскажусь? - перехватывает инициативу Власть. - Чего вы лодку раскачиваете?

- Потому что застой. Не раскачивать - болото поглотит.

- Но вы же помните страшные 90-е?

- А у вас другие аргументы в спорах есть? Нельзя всю идеологию только на страшных 90-х строить.

- Вы на западные деньги свои идеи протаскиваете.

- Демократия не знает границ. Зато у своих не воруем.

- Вот-вот - к кормушке рветесь.

- Пошли бы вы!

- Сами идите!..

Господа! «Несть ни эллина, ни иудея!» (это уже апостол Павел). И лишних людей у нас тоже нет. Большинство, окрещенное «анчоусами», партийные «медведи», «офисный планктон», «сетевые хомячки»... - все они часть сбалансированной государственной системы.

НО...

Но когда массовые «анчоусы» и владеющие почти безграничной властью «медведи» объединяются против разрозненных «хомячков» и стоящего (с биологической точки зрения) на низшей ступени эволюции «планктона», стороннику равновесия приходится решать, на чьей он стороне. Быть за сильных, конечно, проще. За слабых - правильнее и порядочнее. Потому что в результате утраченного равновесия в стране останутся только «правильные» певцы, поэты, художники и писатель Захар Прилепин. А других писателей у нас не будет.

Сергей ЧЕРНЫХ

Захар Прилепин о новом кабинете министров
В программе "Картина Дня" писатель прокомментировал новые назначения в правительстве