Общество19 января 2013 14:00

Эдуард Лимонов о суициде Александра Долматова: «Сашу допрашивали с пристрастием»

Лидер «Другой России» считает, что беглого оппозиционера довели до самоубийства нидерландские спецслужбы
Александр Долматов покончил с собой в Роттердаме 17 января

Александр Долматов покончил с собой в Роттердаме 17 января

«После опубликования предсмертной записки Саши Долматова стало ясно, что его допрашивали голландские, а возможно, и натовские спецслужбы, - написал в своем блоге Эдуард Лимонов. - И видимо, допрашивали с пристрастием. Он предпочёл уйти из жизни».

Активист «Другой России» Александр Долматов, участвовавший в митинге на Болотной площади 6 мая 2012 года и попросивший летом того же года политического убежища в Нидерландах, напомним, покончил жизнь самоубийством в минувший четверг. Он оставил предсмертную записку, в которой среди прочего сообщил, что «предал безопасность Родины».

- К нам в партию он пришел очень давно, - рассказал Лимонов «Комсомолке». - Потом на какое-то время уходил. У нас бывает такое. А в 2010 году вернулся. Он был патриотом. Даже мама его рассказывала, что года ему два года было и он слышал, что играет гимн СССР, он бросал кубики и слушал его стоя. Как нечто священное. Все в воспоминаниях сходятся, что человек он был ровный, спокойный. К тому же он был очень талантливым ученым, чуть ли не старшим конструктором. Наше понимание такое, что это было убийство по-голландски. Он же писал, говорил правозащитникам, что на него в Нидерландах оказывается сильнейшее давление. Чтобы он выдал какие-то доступные ему секреты или военную тайну. Его просто замучили, это совершенно точно. Не знаю, применялось ли к нему физическое воздействие, но полагаю, что они переусердствовали, запугивая его. Он же и в депортационном центре оказался совершенно незаконно. Да, ему в первый раз отказали в политическом убежище. Но он подал апелляцию, ему полагалось еще как минимум две попытки. Какая тут может быть ошибка? Это было осознанное решение местных властей.

Первая страница записки Александра Долматова

Вторая страница предсмертной записки Александра Долматова

Третья страница предсмертной записки Александра Долматова

Пятая страница предсмертной записки Александра Долматова.

Шестая страница предсмертной записки Александра Долматова

Фотографии журналисту прислал писатель Сергей Шаргунов

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Между тем, Александр Долматов был ведущим конструктором одного из российских оборонных предприятий, и содержание оставленной им предсмертной записки «может свидетельствовать о том, что какая-то иностранная спецслужба, не обязательно нидерландская, попыталась или успела завербовать Долматова», считает эксперт.

«Оппозиционер, да еще и секретоноситель в области ракетной техники – лучший объект для вербовки любой спецслужбы», - сказал «Интерфаксу» бывший сотрудник одной из российских спецслужб на условиях анонимности.

«Многие люди это переносят тяжело не только во время вербовки, но и после нее, когда приходит осознание совершенного. Нельзя исключать, что именно это и произошло с Долматовым. Но это только моя версия. И не более того», - подчеркнул он.

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

Александр ГРИШИН

Сугубо личные мотивы в кривом зеркале протеста

Событие действительно грустное. Не будем говорить, что не мог быть у ведущего конструктора в сфере разработки ракетных вооружений, каким он представлялся, такой низкой степени допуска секретности. Не стоит и ухмыляться, что он выбрал смерть в голландской тюрьме для иммигрантов гипотетическому сроку в российской колонии. Человек погиб, и это всегда печально. Тем более, такой молодой, не оставив и продолжения рода. Но вот реакция его соратников по протестному движению убивает.

Многие уже запостили и что виноват «режим», и что лучше смерть за кордоном, чем жизнь в «ЭреФии» (извините, орфография авторов - прим. авт.), что дотянулась «кровавая гэбня» и т.д. Что-да, голландцы-де козлы, отказавшие в политубежище (из-за чего Долматов и наложил на себя руки), но наши власти еще хуже. Сплошное «Не забудем! Не простим! Отомстим, когда придет время!» На фоне этой истерики как-то потерялось сочувствие к реальному человеку. Прежде всего, у них самих (читайте далее).