Политика30 января 2013 14:00

И.о. президента Дагестана рассказал, как будут возвращать русских на Кавказ

В Рамазан Абдулатипов объяснил, как намерен наводить порядок в регионе, возвращать доверие людей к власти и воспитывать молодежь

Фото: РИА Новости

В среду, 30 января, полпред Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин представил в Махачкале и.о. президента Дагестана Рамазана Абдулатипова. Первое интервью в новой должности он дал нашему корреспонденту...

- Алло, Рамазан Гаджимурадович! Добрый день, это Гамов из «Комсомолки».

- Привет, дорогой...

- А вы уже в Махачкале сейчас, да?

- Нет, я еду в аэропорт, скоро туда вылетаю... Меня там будут официально представлять.

- Хотя вас представлять там, собственно, и не надо. И так все знают... Скажите, вот самые первые ваши шаги на новом посту в чем будут состоять?

- Это очень трудно сказать... Потому что фактически - системный кризис, и все направления надо развивать. Поэтому, я считаю, что первые шаги – это обеспечение безопасности людей. И я этот вопрос ставлю на встречах с руководителями федерального центра и соответствующим образом должны быть мобилизована и республиканская власть, и должно быть мобилизовано общество.

Мой принцип таков, что у нас не должно быть разделения - на «федеральные и республиканские интересы». Это недопустимо. Многие проблемы - из-за разрозненности на местах в действиях республиканских и федеральных органов, которые там представлены. Это одна из первых задач - навести элементарный порядок, наладить нормальные взаимоотношения с людьми, вернуть их доверие к представителям власти в республике - и местной, и федеральной.

- Ну, а как быть с молодежью?

- Невозможно провести модернизацию, невозможно жить в ХХI веке, если мы отстали по целому ряду направлений, прежде всего, в сфере образования и науки, там, где мы были сильны когда-то. Поэтому следующий вопрос – это, конечно, молодежь, ответственность родителей. Я даже передал уже почти год назад дагестанскому парламенту законопроект об ответственности родителей за воспитание и обучение детей. Потому что это тоже важная проблема. Есть случаи, когда девочек не пускают в школу, есть случаи, когда чисто формально эта работа - с молодежью - проводится и так далее.

Следующий момент – это, конечно, внутрирелигиозные и межрелигиозные отношения.

- Вот, кстати, до сих пор политологи гадают, как Рамазан Абдулатипов будет вообще ладить с кланами, с религиозными группировками. Вот здесь у вас какая позиция?

- Такая - кто работает на Дагестан, кто просвещает, кто говорит доброе слово Дагестану, кто является в хорошем смысле патриотом России, а не просто на лозунгах и так далее, - вот эти люди должны получить поддержку, эти люди работают на Дагестан, на Россию. Независимо от религиозной, национальной и иной принадлежности.

Я считаю, что разного рода клановые системы - они являются тоже пережитками, историческим прошлым. Современное общество должно быть открытым, гражданским обществом. И в этом плане, если есть родовые традиции, если есть династии – ученых, артистов, писателей, поэтов, просто тружеников предприятий и тружеников села – вопросов нет. Династии надо развивать. Поэтому работа предстоит достаточно тяжелая.

- На что вы надеетесь?

- Прежде всего, на поддержку дагестанцев, на поддержку дагестанского народа, потому что люди все устали, требуется очищение власти, требуется очищение собственного мировоззрения, нравственности, очищение сел и городов. Поэтому это общие задачи, которые стоят перед всеми.

Вот в исламе сказано, что Аллах любит чистых людей. Надо идти по этому пути. И второе – когда мы говорим «внутрирелигиозные, межрелигиозные противоречия», в Коране сказано – «опережайте друг друга в добрых делах». Вот здесь соревнуйтесь, а не так, как свергнуть другого, убить другого, судить другого. «Не судите и судимы не будете»,- сказано в другом откровении Божием.

Поэтому главная проблема не только Дагестана, но и, наверное, в нашей стране – это то, что зачастую побеждает невежество над культурой. Вот дорогу невежеству надо закрывать и во власти, и в обществе.

- Понятно. А вот вы же занимали разные высокие посты, начиная от главы Совета по национальности в Верховном Совете, и вице-премьером были, и министром по делам национальностей... Вот если в этом ряду поставить должность главы Дагестана, какое она место займет?

- Если человек государственный, каждая должность имеет значение. Тут нельзя сказать, что вот эта должность была большая, а вот эта маленькая. Если мы без громких слов, если мы в своей государственной деятельности пытаемся служить людям, то каждая должность имеет значение. Федеральные должности – это огромное доверие не только ко мне, но и к моему народу, к Дагестану. Это представительство наших народов в государственном, в культурном строительстве. Это очень высокий уровень. И второе – где родился, там и пригодился. И поэтому хочется, чтобы я пригодился там, где родился.

- А какие наставления и советы вам Владимир Путин давал перед тем, как отправлять в Дагестан?

- Мы общаемся с Владимиром Владимировичем более 20, может быть, даже более 25 лет. Поэтому каждый раз встреча с ним дает и заряд, и наставление. Мне представляется, что именно после очередного избрания Путин достиг уровня мудрости и действительно очень высокого уровня государственного деятеля. Поэтому наставления такие – чтобы быть ближе к людям.

Путин является, по-моему, единственным чиновником в нашей стране, который, когда его спросили какая ваша работа, сказал, что - оказание услуг населению. То есть, вот это и есть наставление, что мы, если занимаем государственные должности, мы поставлены, чтобы оказывать услуги населению. Следовательно, эти услуги должны быть качественными, добросовестными.

И следующий момент - то, что Путин всегда хорошо отзывается о Дагестане и дагестанцах. Потому что под его руководством, под его командованием в 1999 году, еще когда он был председателем правительства, дагестанцы вместе с российским воинством освободили свою республику от международных террористов. И тогда Путин сказал, что я не только уважаю дагестанцев, но и люблю дагестанцев.

На сегодня важно, чтобы эта президентская любовь была бы общероссийской. И чтобы мы оправдывали эту любовь, сами дагестанцы, тоже. Ничего нет хуже, когда в родном Отечестве мы людей одних национальностей объявляем чуть ли не врагами государства. Этого не должно быть. Мы все граждане единого Отечества и мы должны быть единым народом.

- Но некоторые дагестанцы сами себя плохо ведут в Москве, вы ж знаете, - стреляют на свадьбах и так далее.

- Понимаете, конечно, и об этом речь идет, когда я говорю, что одной из задач является борьба с невежеством. Если мы не воспитываем детей, если мы в школе не обучаем детей, если мы в обществе, в средствах массовой информации круглые сутки возбуждаем зло, мы получаем соответствующие последствия. Поэтому необходимо изменить многое – прежде всего, мировоззрение, культуру, нравственность людей. Это тяжелейшая задача. Это не является задачей как бы этнической, это задача социальная, общегосударственная.

Вот когда мне говорят, что у нас межнациональные отношения плохие, я говорю – а разве межчеловеческие отношения у нас хорошие? Изгажены человеческие отношения... И на этой базе не будут нормальными и межнациональные отношения. Поэтому нужно думать об этих глубоких вещах и формировать нравственных, культурных, грамотных людей. На это должны работать все – начиная от президента страны, кончая руководителями субъектов, учителей, врачей и «Комсомольской правды».

- Намек понял. А русские вместе с Абдулатиповым будут теперь в Дагестан возвращаться?

- Несколько русских возвращается вместе со мною. И если каждый дагестанец вернет хотя бы 3-5 своих русских друзей в республику, то это будет большое дело. Потому что у нас, действительно, много друзей. Вот моя жена русская, она тоже очень любит Дагестан и вместе со мной выезжает в республику и будет там.

- Как ее зовут?

- Инна Васильевна Калинина.

- Ей привет из «Комсомолки»!

- Спасибо, дорогой.

Поэтому, чтобы вернулись русские, надо восстанавливать предприятия, на которых работали квалифицированные русские инженеры, надо обеспечивать безопасность людей. Я думаю, что те русские, которые уехали, я убежден, я с ними встречаюсь, они любят Дагестан и хотели бы вернуться. И они уехали не потому, что их кто-то обижал, а потому что закрылись предприятия и негде было работать. Поэтому этих людей я буду приглашать и я с собой уже везу несколько человек, которые у меня будут работать в правительстве, поэтому вопросов тут нет.

У нас людей не делят на русских и нерусских. Людей надо делить так: порядочный, честный, профессионал, патриот – и остальное все.

- А какой-то талисман, сувенир, который у вас обычно в кабинете находится и греет вам душу, вы с собой везете?

- Во всех кабинетах у меня висит герб России, герб Дагестана и портрет Владимира Путина. Независимо от того, где он был, какую должность занимал. И еще у меня висят портреты родителей, моей жены, моих детей. Поэтому для меня талисман - это то, что свято. А святы для меня, прежде всего, мои родители, моя родина, мое государство.

Ну и есть целый ряд, наверное, мелких, разного рода оберегов, как говорится. Но выдавать все тайны «Комсомольской правде» я сразу не буду – ну, о чем потом, в следующий раз, мы будем говорить? (Смеется)

- Договорились. Обнимаю. Счастливого вам пути!