Общество

Врачи о заморенном приемном ребенке: «Мальчик даже в наших сумках все время искал что-нибудь съедобное!»

Маленький Вася попал в больницу с диагнозом «дистрофия», синяками и ссадинами
Мальчишка был истощен настолько, что не мог стоять на ногах

Мальчишка был истощен настолько, что не мог стоять на ногах

Фото: KP.RU-Красноярск

История с маленьким Васей (имя изменено) из Канского района, который из приемной семьи попал в больницу с дистрофией и следами побоев, может закончиться уголовным делом. В прокуратуру и следственный комитет Канска, где по нашумевшей и запутанной истории началась проверка, ездят на допросы врачи из детской больницы, фельдшер из соседнего села, которая наблюдала за ребенком, представители органов опеки…

Напомним, в декабре в больницу Канска из одного села поступил трехлетний малыш. Врачи ужаснулись: мальчишка истощен настолько, что не может стоять на ногах. Ноги - кости, ручонки – одна кожа, тонюсенькая шейка. Таким маленького Васю доставили из семьи, которая год назад брала под опеку его и сестренку. Глава семья работает в полиции, участковым на селе. Жена обычная домохозяйка, есть родной сын… Медики срочно потребовали изъять обоих опекаемых детей из семьи, «в связи с угрозой жизни». В больнице Вася с первых дней пошел на поправку. Повеселел и начал набирать вес.

Фото: Станислав КАРПОВИЧ

Вопросов в этой истории гораздо больше, чем ответов. Как могло случиться, что в благополучной семье заморили ребенка? Неужели его правда не кормили? Куда смотрели врачи и органы опеки? Что говорят односельчане полицейского? Мы отправились в Канск.

«Выводы пока делать рано»

Первый, к кому обращаемся, - Канский межрайонный прокурор Виталий Степанов. Его мы застали в рабочем кабинете, как раз за проверкой документов и объяснений участников этого непростого дела.

- Пока какие-либо выводы делать рано, - сразу предупреждает Виталий Анатольевич. - У нас имеются претензии к органам опеки и попечительства, поскольку именно на них была возложена обязанность наблюдать за ребенком. И если его жизни и здоровью грозила опасность - немедленно изымать из семьи, чего сделано не было. Если все-таки будет установлена связь между действиями опекунов и состоянием ребенка, безусловно, будет решаться вопрос об уголовной ответственности этих лиц.

«Обязанность наблюдать» - значит, проверять семью, куда отдали малышей: сначала буквально в первые дни после их переезда в семью, потом – через месяц, и далее два раза в год.

Как это исполнялось, сейчас дотошно проверяет прокуратура.

В то же время канский Следственный комитет проводит проверку по «ненадлежащему исполнению обязанностей» опекунов» и выясняет, откуда у ребенка взялись ушибы и ссадины.

Куда смотрели врачи?

Семья полицейского, которая временно обосновалась в Канске, не желает напрямую общаться с прессой. Хотя накануне участковый и дал хоть какие-то объяснения случившемуся: по его словам, на аппетит ребятишки никогда не жаловались, и кормили их хорошо, в детской поликлинике братик и сестренка прошли обследования всех врачей, но ничего страшного в том, что малыши худые, специалисты не нашли.

Сельский фельдшер, женщина из серии «коня на скаку» и которая за словом в карман не полезет, уверяет в другом: мол, не раз говорила участковому, что дети больно хилые, в больницу их надо. Но полицейский забрал у нее медицинские карты и сказал, что поставит детей на учет в городе. Это было в марте 2012 года. И только 10 сентября того же года опекуны показали городским медикам взятых под опеку малышей, которые заметили, что мальчик потерял в весе с 9 кг. 640 г. до 8 кг. 78 г, поставили диагноз «рахит второй степени» и порекомендовали показать Васю гастроэнтерологу. Как все это время жили и росли дети, что кушали – никто кроме опекунов не скажет. Поскольку надзорные органы из канской администрации, которые должны были навещать опекаемых детей, исправно строчили в отчетах, что «с детьми все в порядке». Задать прямой вопрос – на основании чего делались такие выводы, оказалось некому: два специалиста уволились, а третий на месяц ушел на больничный.

У участкового из села Красный Курыш и его жены уже есть родной ребенок, но в конце 2011 года они решили взять под опеку еще двух малышей из детдома

У участкового из села Красный Курыш и его жены уже есть родной ребенок, но в конце 2011 года они решили взять под опеку еще двух малышей из детдома

Ребенок на больничной еде поправился на 4 килограмма

«Увидев состояние ребенка, врач стал разговаривать со мной грубо и на повышенных тонах, обвиняя меня в том, что я довел ребенка до дистрофии…», - так участковый описывает момент, когда Вася в критическом состоянии попал в больницу.

Ирина Кенставичус, врач-неонатолог Канской детской больницы

Ирина Кенставичус, врач-неонатолог Канской детской больницы

Фото: Станислав КАРПОВИЧ

Санитарка, дежурившая в тот день в приемном покое, принимала бьющегося в судорогах малыша и даже боялась на руки взять это крохотное, почти невесомое тельце. Да что там санитарка, весь персонал больницы переполошился: ТАКОГО истощенного ребенка они не видели за все время работы. «Да я ведрами его кормил», - уверенно тогда заявлял врачам участковый, - да только не усваивалось ничего». Но Ирина Кенставичус, врач-неонатолог Канской детской больницы, которая выхаживала едва живого мальчонку, уверена, что помощь гастроэнтеролога Васе не требовалась. За неполный месяц, что ребенок лежал в больнице, он набрал около 4 килограммов, безо всякой специальной еды, на простой и небогатой, честно уж говоря, больничной пище.

- При таком большом дефиците веса сразу кормить мальчика было нельзя, первые пять дней мы внутривенно ему ставили глюкозу, - вздыхает Ирина Николаевна. - Потом перевели на молочные детские смеси, еще через 10-12 дней - на обычный для этого возраста стол: давали мальчику протертое вареное мясо, кашки, паровые котлетки.

Первое время мальчик не мог ходить, врачи усаживали его в кровати, подложив под спинку подушку, и кормили его с ложечки. Главврач запретил супругам Ш. появляться в больнице без представителей органов опеки. Они приехали к мальчику уже на следующий день, быстренько разыскав специалиста опеки, между прочим, это была суббота, выходной день. По словам врачей, супруга опекуна подошла к мальчику, попыталась с ним посюсюкать, но у ребенка реакции - ноль! Мальчонка не улыбнулся, не потянул ручки, а равнодушно на нее посмотрел и отвернулся.

- Нас это очень насторожило, - говорят медики. - Ведь проведя год в семье, ребенок должен был как-то на них отреагировать, не чужие все-таки люди. С врачами и нянечками, незнакомыми ему прежде людьми, он уже через три дня здороваться начал, ручку протягивает, «привет», говорит. Когда мальчик начал вставать, он все время искал еду (переходит на шепот один из врачей), по сумкам шарил, и пока не находил что-нибудь съедобное, не успокаивался…

…Добраться до того самого села, где жила семья опекунов с детьми, непросто. Хоть места здесь красивые – бескрайние заснеженные поля, которые «охраняют» высоченные ели и сосны, но узкая дорога лихо закручивается в гору серпантином, резко уходит вниз, а дальше – еще пару километров по ухабистой гравийке. Может, действительно надзирателям недосуг был из города мотаться до села, вот и понадеялись, что в приличной, уважаемой семье ничего плохого случиться не могло?

МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

Малыша морили голодом

Может, все-таки у мальчика было заболевание, которое не позволяло усваивать пищу? В краевой больнице в Красноярске, где сейчас лежит Вася, говорят: полное медобследование не закончено. Но в Канской детской больнице, где Вася пробыл почти месяц с тех пор, как его забрали из семьи, доктора уверены: таких проблем с пищевой системой у ребенка не было!

- Судите сами, - рассказал нам один из специалистов (по его просьбе, т. к. официально проверка еще не закончена, мы не называем фамилию). - Ребенок за год жизни в приемной семье потерял 3,6 килограмма. А в больнице за месяц прибавил 4,6 килограмма! Это элементарный недокорм! При врожденных или наследственных синдромах детям положена строгая диета с исключением определенных продуктов. Мы же мальчику ничего из питания не исключали, он все хорошо и с аппетитом кушает. Ребенок повеселел, на ножки встал. Даже если и найдут у мальчика какие-то отклонения, это не причина такой дистрофии!

- Сколько нужно не кормить ребенка, чтобы он дошел до такого состояния?

- Здесь нужно выяснять, как и чем его кормили. Возможно, у ребенка просто не было адекватного рационального питания по возрасту, разнообразия в пище.

Если выяснится, что серьезных заболеваний, которые привели бы к дистрофии, у Васи не было, выйдет, что ребенка год морили голодом? Но почему тогда его сестра все же не дошла до такого состояния? Потому что опекуны изначально хотели забрать из детдома именно ее, а брат как бы достался в довесок, и к девочке относились лучше?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Общественный совет при ГУ МВД по Красноярскому краю комментирует ситуацию с изъятием из семьи полицейского истощенного приемного ребенкаОбщественный совет при ГУ МВД по Красноярскому краю комментирует ситуацию с изъятием из семьи полицейского истощенного приемного ребенка

Полицейский, обвиненный в доведении до дистрофии приемного ребенка: «На аппетит детей пожаловаться нельзя было!»Полицейский, обвиненный в доведении до дистрофии приемного ребенка: «На аппетит детей пожаловаться нельзя было!»

В Красноярском крае семья полицейского довела приемного ребенка до истощения?В Красноярском крае семья полицейского довела приемного ребенка до истощения?