Звезды

Александр Мельник, режиссер: «Съемочная группа «Территории» не жила, а выживала»

Режиссер, снявший экранизацию романа Олега Куваева о поисках золота на Чукотке, поговорил с корреспондентом «КП» о трудностях, с которыми столкнулась съемочная группа
Сплав партии Апрятина

Сплав партии Апрятина

Роман «Территория» Олега Куваева, который во второй половине 70-х стал одной из любимых приключенческих книг в СССР, переживает вторую молодость - в этом году в прокат выйдет его экранизация, снятая Александром Мельником, режиссером нашумевшей антиутопии «Новая Земля».

«Главное в этом фильме - достоверность»

- Александр, как вам пришла мысль экранизировать «Территорию»?

- Идея появилась еще в 2009-м. Тогда мне казалось, что сделать это можно легко. Во-первых, я был в материале - все-таки один из любимых романов, перечитанный много раз. Во-вторых, я по профессии инженер-гидролог, поэтому знаком и с северной природой, и со сплавами по рекам. Это были очень ошибочные размышления. Сложности начались уже с выбора натуры - когда мы остановились на Таймыре и Чукотке, стало понятно, что снимать там зимой практически невозможно. Но мы все-таки решились. И только сейчас, когда съемки позади, ко мне приходит осознание, что закончить фильм мы смогли благодаря невероятному стечению обстоятельств. Скажем, в бухте Провидения на Чукотке мы снимали в ноябре и декабре прошлого года. Сами можете представить, какая там погода. Сильный мороз - еще не самое страшное. Постоянно дули чудовищные ветра, из-за которых туда практически невозможно долететь, а если долетел, то вернуться проблематично. Вся съемочная группа там не жила, а выживала.

- Зачем понадобились эти длительные экспедиции за Полярный круг? Зимних пейзажей в России хватает, недостающие элементы можно дорисовать на компьютере.

- Я размышлял и о других местах, и об использовании графики, но понял, что для меня в этом фильме главное - достоверность. Я, кстати, очень благодарен Грише Добрыгину (играет роль Баклакова. - Ред.) за то, что он с самого начала решил все делать сам. На плато Путорана на Таймыре мы снимали сцену сплава по горной реке. Да, Гришу страховали спасатели, и он фактически делал то же самое, что делают подготовленные люди, увлекающиеся рафтингом. И когда после Гриша шел по косам, промокший, без термобелья, мы все понимали - это надо снимать. Тут была тонкая грань - когда нужно прекратить съемку и начать оказывать медицинскую помощь. Я до последнего откладывал момент вмешательства медиков. Думал: «Ну, выживет ведь». И Гриша, конечно, выжил.

По-человечески всем было тяжело

По-человечески всем было тяжело

- Остальные актеры как себя проявили в суровых условиях?

- По-человечески всем было тяжело. Я рад, что осуществил все не по первоначальному замыслу - хотел с Таймыра сразу отправиться на Чукотку, без перерывов. Но возник перерыв, связанный с финансовыми вопросами, и он только пошел на пользу. При всей моей любви к Северу находиться вдали от привычной обстановки непросто.

«БЕРОЕВА НЕ МОГЛИ ОТТАЩИТЬ ОТ БЕЛУХ»

- Режиссер фильма «Как я провел этим летом» Алексей Попогребский рассказывал истории про медведей, забредавших на съемочную площадку. К вам тоже ходили?

- В первые дни один белый медведь пришел осмотреть декорацию, но, к счастью, обошлось без жертв. А вот затем бурый съел двух оленей, которых мы снимали накануне. Отбить было невозможно: все сидели и смотрели - «хозяин» пришел. Вокруг нашего лагеря постоянно ходили росомахи, какие-то другие звери. А однажды нам чуть не сорвали съемки белухи, из-за которых не было видно моря - настолько их было много. Егора Бероева (играет Монголова. - Ред.) пришлось буквально оттаскивать от берега и отправлять в кадр - он не мог оторваться от фотографирования этого волшебного явления.

- Из романа «Территория» можно сделать приключенческий триллер или, например, героическую сагу. Вы какой путь выбрали?

- Скорее это приключенческая драма. Когда Чинков говорит Баклакову, что нужно сделать 700-километровый маршрут по абсолютно неизведанной местности, то фактически отправляет его на смерть. И все это не только ради научного эксперимента, но и для того, чтобы испытать человека, которому он собирается доверять. В сюжете есть приключенческий блок про противостояние человека и природы. Это еще и романтическая история, что где-то существует такой воздух, что человек принимает любовь без оговорок. Мы же все живем в мире оговорок и недоговоренностей, взаимного недоверия. А в тех местах мгновенно складывается иная атмосфера. Наша гримерша-англичанка, например, присутствовала на ночных съемках самых сложных сцен. Я ей говорю: «Ну все уже, иди в тепло». А она мне: «Нет, иначе я потом не смогу с гордостью сказать, что была полностью причастна ко всему, что здесь происходит». Так и сидела.

- А гример из Британии у вас как появился?

Сложности начались уже с выбора натуры

Сложности начались уже с выбора натуры

- Не смогли найти подходящего специалиста здесь, оказалось проще выписать из Лондона Лиззи Лоусон. Она, кстати, известный художник по гриму, работала с Дэниелом Крейгом, Натали Портман, Робертом Паттинсоном. На третий день после приезда она устроила нам истерику. Претензии у нее были не столько ко мне, сколько ко всему русскому народу, который абсолютно слетел с катушек. Лиззи трясла компасом, висевшим у нее на груди, и кричала, что уйдет от нас пешком прямо сейчас. Она, конечно, осталась. И начала писать книгу о том, как она работала с дикими племенами в диких условиях. В конце концов она нам сказала: «Друзья, у меня было два мужа, от которых я родила двоих детей. Третий муж обязательно будет русским, от него я рожу детей, которые выдержат любые трудности». При этом книжку ее читать я, откровенно говоря, побаиваюсь.

Чтобы Егор Бероев смог сыграть 53-летнего начальника поисковой партии Монголова, гримера выписали аж из Лондона.

Чтобы Егор Бероев смог сыграть 53-летнего начальника поисковой партии Монголова, гримера выписали аж из Лондона.

- Вопрос, который явно интересует поклонников Куваева: насколько досконально вы перенесли роман на пленку?

- Дословно экранизировать «Территорию» сегодня? Нет, это невозможно, все слишком изменилось. Но главная проблема романа Куваева в том, что он лишен мощного финального аккорда - историю он закончил совершенно некинематографически. И сейчас для меня начинается самое сложное. Потому что мы сняли очень хороший материал, из которого нужно сделать хорошее кино. И, конечно, сейчас тяжело рассуждать о том, что получится. Но, кажется, мы сделали кино, которым можем гордиться.

ПРИГЛАШАЕМ

На уникальный спектакль "Госпожа министерша"!