Политика14 марта 2013 13:25

Сбежавшая из плена Анхар Кочнева будет судиться с «коллегами»

Журналистка подаст иск к телеканалу «Аль-Джазира»
Сбежавшая из плена Анхар Кочнева будет судиться с «коллегами»

Сбежавшая из плена Анхар Кочнева будет судиться с «коллегами»

Еще во время событий в Ливии журналисты «КП» не раз писали о том, какую зловещую роль сыграл в «арабской весне» катарский телеканал. Примерно за год до начала смуты на Ближнем Востоке телеканал был «усилен» сотрудниками известных западных информационных агентств.

Неслучайно «Аль-Джазира» стала основным СМИ боевиков и революционеров в Египте, Тунисе, Ливии. К похищению Анхар Кочневой телеканал, как выяснилось, тоже имел отношение. Точнее, он занимался информационным обеспечением и «отыгрышем» пленения пламенной сторонницы президента Асада. По словам Анхар, журналисты телеканала редактировали ее видеообращения в интересах похитителей:

- Они заставили меня сказать, что 26 сентября я переводила какие-то секретные переговоры. Причем три раза это переписывали. Имеет смысл мне подать иск на «Аль-Джазиру», потому что когда все журналисты всего мира просили, чтобы меня отпустили, эти звонили и говорили, мы запись сделали, но её плохо слышно, пусть переповторит.

Освобождение Анхар Кочневой вызвало много вопросов. Спустя несколько дней журналистка, находящаяся сейчас в Дамаске, рассказала некоторые подробности своего освобождения:

- Сюда меня привезли представители армии. Спустя сутки я могу сказать, что ехала на семи разных машинах разными маршрутами. В какой именно машине я нахожусь, знали только водители, - рассказала Анхар.

По ее словам, охраняли ее из рук вон плохо и жестко не контролировали, «запугав» рассказами о том, что место похищение окружено блокпостами боевиков.

- Когда бандиты спали всю зиму до часу дня, они не могли проверить, в комнате или не в комнате я нахожусь, она не запиралась. Меня пугали, говорили, что там все контролируется, что там блокпосты, что там меня украдут или убьют, то есть сиди лучше здесь, мы тебя охраняем, переговоры ведем, так тебе лучше.

У похитителей, скорее всего, сработал стереотип о послушности и безынициативности восточных женщин. Поправку на русско-украинский менталитет они делать не стали, поэтому побег удался.

Журналистка также заявила, что через некоторое время обязательно вернётся в Сирию. «Я хочу тут жить, я люблю эту страну. Я человек, который пишет книги по туризму, путеводители по истории. Сирия - это страна-друг, который попал в беду. Есть люди, которых надо спасать. Эту страну надо спасать. Я обязательно вернусь в Сирию, а то бандиты будут думать, что они могут запугать Муромца», - заключила Кочнева. По ее словам, она съездит в Москву и обязательно вернется назад:

- Сирию надо спасать!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Анхар Кочнева - «КП»: «153 дня мой мозг был заперт в спичечный коробок» Буквально неделю назад, работая в Дамаске, мы общались с похитителями Анхар с помощью Скайпа. Пытались добиться от них конкретных предложений, выяснить схему передачи денег и, главное, получить подтверждение, что Анхар жива. Но похитители темнили, врали, что Анхар общалась с матерью, а потом и вовсе прервали переговоры. И неудивительно. Вырвавшаяся на свободу женщина сказала, что впервые слышит имена этих похитителей. Сразу после освобождения мы связались с ней по телефону. - Анхар, давай по порядку. Как тебя похитили? - Я была в Тартусе на мероприятии в доме культуры. Возвращалась в Дамаск с пересадкой в Хомсе. У меня при себе были вещи всякие, купальник... Они (похитители - Авт.) потом, чтобы повысить мою стоимость, врали, что я якобы ехала чуть ли не с танковой колонной, что я военный переводчик, что как бы не было такой битвы в Сирии, в которой я не участвовала в качестве переводчика. Дескать я самый востребованный переводчик министерства обороны Сирии. На самом деле я ехала на обычном желтом такси. Нас под Хомсом остановили вооруженные люди на автостраде, они были одеты в форму регулярной сирийской армии. Ну, якобы, для проверки документов. На нас наставили оружие. Водителя и еще одного пассажира запихали в багажник, а меня, слава богу, нет. И повезли нас куда-то, привезли, там были какие-то бандиты. Меня оттуда забрал другой бандит, который начальник всех этих бандитов был. Два с половиной дня я провела у него. Через два дня меня забрали в Кусейру. Похищение женщины на дороге с применением оружия, водителя измочалили абсолютно, мне потом говорили, что его убили. Это обычный разбой, а никакая не революция. Это разбой, это похищение людей с целью получения выкупа. - Все эти 153 дня тебе угрожали смертью? - Мне нет. Мне наоборот говорили – не бойся, мы тебя выпустим. Но я понимала, где они находятся, я знаю, кто они и что они. Все узнали, что они воруют женщин, они продают женщин за деньги, они воюют с женщинами в конце концов. То есть, я понимала, что либо за меня заплатят очень большие деньги – что было абсолютно невероятно и неправильно. Потому что, скажем, я сама лично не согласилась бы выкупить свою жизнь ценой денег, которые пойдут на покупку оружия и убийство других людей (далее).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Анхар Кочнева - «КП»: «153 дня мой мозг был заперт в спичечный коробок»

Буквально неделю назад, работая в Дамаске, мы общались с похитителями Анхар с помощью Скайпа. Пытались добиться от них конкретных предложений, выяснить схему передачи денег и, главное, получить подтверждение, что Анхар жива. Но похитители темнили, врали, что Анхар общалась с матерью, а потом и вовсе прервали переговоры. И неудивительно. Вырвавшаяся на свободу женщина сказала, что впервые слышит имена этих похитителей. Сразу после освобождения мы связались с ней по телефону.

- Анхар, давай по порядку. Как тебя похитили?

- Я была в Тартусе на мероприятии в доме культуры. Возвращалась в Дамаск с пересадкой в Хомсе. У меня при себе были вещи всякие, купальник... Они (похитители - Авт.) потом, чтобы повысить мою стоимость, врали, что я якобы ехала чуть ли не с танковой колонной, что я военный переводчик, что как бы не было такой битвы в Сирии, в которой я не участвовала в качестве переводчика. Дескать я самый востребованный переводчик министерства обороны Сирии. На самом деле я ехала на обычном желтом такси. Нас под Хомсом остановили вооруженные люди на автостраде, они были одеты в форму регулярной сирийской армии. Ну, якобы, для проверки документов. На нас наставили оружие. Водителя и еще одного пассажира запихали в багажник, а меня, слава богу, нет. И повезли нас куда-то, привезли, там были какие-то бандиты. Меня оттуда забрал другой бандит, который начальник всех этих бандитов был. Два с половиной дня я провела у него. Через два дня меня забрали в Кусейру. Похищение женщины на дороге с применением оружия, водителя измочалили абсолютно, мне потом говорили, что его убили. Это обычный разбой, а никакая не революция. Это разбой, это похищение людей с целью получения выкупа.

- Все эти 153 дня тебе угрожали смертью?

- Мне нет. Мне наоборот говорили – не бойся, мы тебя выпустим. Но я понимала, где они находятся, я знаю, кто они и что они. Все узнали, что они воруют женщин, они продают женщин за деньги, они воюют с женщинами в конце концов. То есть, я понимала, что либо за меня заплатят очень большие деньги – что было абсолютно невероятно и неправильно. Потому что, скажем, я сама лично не согласилась бы выкупить свою жизнь ценой денег, которые пойдут на покупку оружия и убийство других людей (далее).