2016-08-24T03:22:56+03:00

Семья бывших милиционеров из Подмосковья воспитывает 20 детей. Из них 13 - приемные

54-летняя Лилиана Романова замуж выходила трижды. От первого брака родила сына, от второго - трех дочерей и сына, от третьего - c нынешним мужем Владимиром, в ту пору работавшим в милиции опером, - появились еще две девочки [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments308

Семья экс-полицейских воспитывает 20 детей. Семья бывших полицейских воспитывает 20 детей, 13 из них - приемные

Изменить размер текста:

Сейчас в семье Романовых 20 детей: 7 родных, 13 приемных и три внука.

«Обзывали хабалкой»

Однажды к находящейся на суточном дежурстве в милиции Лилиане поступил вызов: на площадке у мусоропровода найден труп новорожденного. Выслали наряд. Ребенок оказался жив. Лилиана поручает везти его в приемное отделение детской больницы и следом мчится туда сама. Брошенной девочке от силы пять дней. Врачи разрешают Романовым забрать ребенка к себе. Девочку назвали Женей. Из Подольска повезли малышку в Москву, прошли все обследования - абсолютно здорова. И тут в дверь к Романовым постучались чиновники.

- Пришли тетки из отдела опеки, обзывали меня хабалкой, ворующей детей, на которых у них целая очередь, - рассказывает Лилиана.

Просьбы, слезы, милицейские погоны - ничего не помогло. Женю, которой к тому времени уже исполнилось несколько месяцев, забрали и отправили в больницу. Там она подхватила инфекцию и заработала клеймо: «усыновлению не подлежит». На просьбы Романовых вернуть им ребенка везде отвечали отказом. Больше о Жене они не слышали. Знают лишь, что пошла «по этапу»: дом малютки, затем детдом для детей-инвалидов. На содержание больных детей-сирот (не важно, что еще буквально вчера они были здоровыми) государство выделяет в разы больше денег. Вот таким банальным образом руководство какого-то детдома получило дополнительное финансирование. К мусоропроводу Женю выбрасывали дважды: вначале родная мать, потом чиновники.

«Хочу родить 8 детей»

В последних классах школы в сочинении на тему «Кем ты хочешь стать?» Лилиана написала, что собирается родить восьмерых детей. Сочинение запороли. Всегда отличавшаяся боевым характером - чуть что, шашка наголо и в атаку, - Лилиана пошла доказывать чиновникам от образования, что мама - тоже профессия. И получила за сочинение 5/4. Хотя на самом деле здорово приврала - детей она в то время не любила.

- Я их органически не выносила. Орущие, капризничающие, сопливые... Иногда смотришь, ребенок плачет на улице, мамашка ему сюси-пуси, мне хотелось подойти, щелкнуть ему по лбу «че орешь?!», - заливается хохотом Романова.

Ее собственное детство прошло по-спартански. Дочь сотрудников милиции, она с сестрой могла неделю сидеть дома на одних консервах, пока родители на службе. По голове лишний раз никто не гладил.

А затем именно работа в милиции и открыла ей глаза на брошенных детей.

- Я сталкивалась с детишками-бомжами, только вышедшими из детдомов. За пару дней они спускали все свои выпускные деньги, а своими руками даже пуговицу пришить не умели, не то что обед сготовить. Я привозила им еду, общалась, а потом... приезжала оформлять их трупы. Они прыгали с крыш и под электрички, умирали от наркотиков. Я понимала, что не смогу взять к себе 100 детей, но хотя бы некоторым помочь должна, - говорит Лилиана.

В подольском отделе опеки тем временем полностью сменился состав. Хабалкой Романову уже не называли, напротив, предложили взять к себе сразу троих мальчиков-грудничков. В итоге, правда, отдали двоих - Егора Уханя и Сережу Афанасьева. У третьего малыша оказался врожденный порок сердца. В российские семьи больных детей тогда не отдавали. Позже этого мальчика забрали американцы. Из-за маленьких зарплат усыновить Егора и Сережу Романовы не смогли: закон не позволяет ущемлять права родных детей. Вместо этого им предложили стать приемными родителями - первыми в Подольске. Государство заключило с ними договор, стало выплачивать зарплату (сейчас это около 60 тысяч рублей на каждого из родителей) и пособие на ребенка (по 10 тысяч в месяц).

Лилиана Романова

Лилиана Романова

«Ели, что упало на пол»

- Мам, мы дома! - В коридоре скидывают обувь два крепких красивых парня - близнецы Саша и Сергей Жилевские. У Романовых они живут 10 лет.

- Их родная мать была москвичкой. Столичную квартиру пропила и поселилась в Подольске в «коматозном доме», мы его еще Пентагоном зовем. Там в коммуналках одни алкоголики и наркоманы, - рассказывает мне Лилиана.

Когда Саше Жилевскому было три года, сожитель матери выкинул его с пятого этажа. Мальчик упал на липу, получил пять переломов таза, но выжил. На его теле до сих пор остались глубокие вмятины: следы того удара о дерево. Кстати, алкаш, выкинувший ребенка из окна, потом сам из него выбросился: то ли совесть проснулась, то ли белая горячка опять накрыла...

Романова продолжает рассказывать, и у меня подступает к горлу тошнота. Когда мальчикам было пять лет, собутыльники прямо на глазах у детей отрезали их матери голову, а потом подожгли. Ребят успела вытащить из огня соседка. После случившегося братья два года пролежали в психоневрологической клинике. Дальше их ждало распределение в интернат для умственно отсталых. Когда они попали к Романовым, то из прошлого почти ничего не помнили, препараты свое дело сделали, но позже память стала возвращаться.

- Они рассказывали, как одни гуляли по крыше, как ели только то, что незаметно украдут со стола или что упадет на пол, как ни разу не мылись в ванне с мылом, - говорит Лилиана.

Сейчас Саша и Сережа учатся в колледже на электриков. Осенью им будет восемнадцать. Совершеннолетние приемные дети обязаны покинуть квартиру родителей. Государство перестает перечислять деньги на их содержание, зато должно предоставить жилплощадь. У Саши и Сережи осталось наследство - выгоревшая квартира их матери в «коматозном доме». Понятно, что ребята и близко к нему не подойдут. Но другое жилье им давать никто не собирается.

16 банков отказали в кредите

Несколько лет назад Романовым потребовалось 125 тысяч рублей на проведение операции их новой приемной дочери Насте Гончаровой. Девочку взяли с диагнозами «ДЦП» и «умственная отсталость».

- 16 банков Москвы отказались мне выдать кредит. В графе «кем работаете» я писала «приемная мать». Мне везде отвечали: нет такой профессии. Но потом один из банков все же согласился, - рассказывает Лилиана. Зарплаты мужа (хоть он и перешел из милиции на работу в охрану) на дорогое лечение не хватало.

Вначале органы опеки очень просили Романовых взять Настю к себе, но вдруг оформление документов застопорилось. Когда за девочкой наконец приехали, ее правый глаз был одним сплошным черным синяком. Воспитатели детдома сказали, что семилетняя девочка упала (она же плохо ходит) и ударилась глазом. И только через полгода запуганная Настя призналась Романовым, что ее с ноги ударила в глаз заведующая (сама бывшая детдомовка). Настя отлетела к стене и сильно стукнулась головой. В больнице она пролежала 2,5 месяца.

- И вы, бывшие милиционеры, не заявили об этом случае?! - поражаюсь я.

- А как я докажу, что Настя говорит правду? Мне скажут: она же у вас дурочка, могла все придумать. Думаю, заведующая просто ревновала, что девочку-инвалида решили взять в семью, а ее, здоровую, в свое время так никто и не удочерил, - говорит Лилиана.

Кстати, вскоре врачи сняли с Насти диагноз «умственная отсталость». А после операции девочка стала лучше ходить.

- Учителя приходят ко мне домой, жалко, что редко. Я больше всего люблю английский, хочу выучиться на учительницу. Хотите, стих вам прочитаю? - спрашивает меня Настя, переходя на довольно чистый английский.

Антресоли в семье Романовых завалены противогазами, дымовыми шашками и обезвреженными автоматами Калашникова. Пацаны должны знать, как Родину защищать.

Антресоли в семье Романовых завалены противогазами, дымовыми шашками и обезвреженными автоматами Калашникова. Пацаны должны знать, как Родину защищать.

Собаки вместо мамы

15-летнюю Арину Белоусову Романовы взяли в семью вместе с тремя собаками. Еще грудничком девочку удочерила другая семья. Учили, обували, возили на юга, а вот полюбить так и не смогли. В переходном возрасте девочка увлеклась собаками. Несмотря на запрет матери, приобрела питбуля. Мать собаку усыпила. Тогда Арина завела трех боксеров. Мать поставила условие: либо она, либо собаки. Арина выбрала собак. Судья, расторгавшая документ об удочерении, лично звонила Романовым с просьбой взять девушку к себе. Вспоминая об этом, Лилиана смеется: боксеры сожрали в квартире весь линолеум. Арина уже живет со своими питомцами отдельно и учится на кинолога. Любовь к собакам оказалась призванием.

В 5-комнатной квартире Романовых площадью 106 квадратов сейчас живут 12 детей - по трое в комнате. Родители - в отдельной. Никакого евроремонта. В ванной крашеные стены вместо кафеля, мебель трещит по швам - покупают ведь самую дешевую. Делать уроки приходится на кухне, в комнате всего по одному письменному столу. Тесновато, но Романовы не жалуются, главное, чтобы детей не отправили обратно в детдом. К тому же еще три года назад, пока старшие дети не получили отдельную квартиру, у Романовых было 22 (!) человека на 37 квадратах. Понимая, что так жить нельзя, мама Лилианы побежала за помощью к своему городскому депутату, а та взяла да обратилась к тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву. Через несколько дней Романовым сообщили, что их переселяют.

Настю Смирнову (на фото - на шпагате) хотели удочерить американцы, но в летнем лагере она познакомилась с детьми из семьи Романовых и попросилась к ним в дом, отказавшись от переезда за океан.

Настю Смирнову (на фото - на шпагате) хотели удочерить американцы, но в летнем лагере она познакомилась с детьми из семьи Романовых и попросилась к ним в дом, отказавшись от переезда за океан.

ШОК КАК МЕТОД ПРОФИЛАКТИКИ

Жизнь в доме Романовых не похожа на курорт. Жесткая, почти армейская дисциплина. Не успел к назначенному времени за стол - остался голодным. Подъем и отбой по минутам. На холодильнике - график дежурств: кто из детей убирает санузел, кто моет квартиру, кто готовит еду (одного супа на всех нужно наварить две огромные кастрюли). Дети сами составляют меню, ходят в магазин, выносят мусор, ухаживают за животными - в доме собака и пять подобранных на улице котов.

Если ребенок провинился, Лилиана требует выучить стихотворение. В арсенале - Лермонтов, Некрасов, Маяковский. Произнес матерное слово, значит, придется прописать его на 12 тетрадных страницах. Снова матернулся - пиши 48 листов. После этого ребенка от мата начинает тошнить.

Впрочем, с родными детьми Лилиана обходилась еще строже. Как-то дочь долго делала уроки, и она пристегнула ее ногу наручниками к батарее.

- За 20 минут было сделано четыре урока! Мои родные дети до сих пор вспоминают: «Мы пристегнутыми к батарее сидели, а с ними (с приемными. - Ред.) ты по-другому общаешься», - смеется Романова.

Иногда приходится идти и на крайние меры. Когда к Романовым попал 13-летний Илья, то мат в их доме лился рекой.

- Я ему раз объяснила, два, а у него в глазах «мели Емеля, твоя неделя», слышал я это тысячу раз, - рассказывает Романова. - Тогда я в разговоре с ним сама перешла на блатной жаргон. Смотрю, у него глаза на мокром месте. Ну, думаю, дошло. Извинилась перед ним за свой мат и спрашиваю спокойно: «Тебе приятно было слышать? А ты пытаешься внедрить это в нашу семью». Илья все понял. А я пошла в опеку и рассказала, что была вынуждена пойти на такое.

Муж Лилианы - человек мягкий, неконфликтный, любит готовить, а не устраивать детям разгоны. Потому на вшивость дети проверяют маму. Те, что постарше, порой заваливались домой пьяными.

- В этот момент они храбрые. Орут: «Давай сумку, я пойду в детдом, мне по фиг!», а наутро смотрят побитыми собачонками. Я им всегда объясняю, что наша жизнь - это вилка. Можешь выбрать учебу, деньги, семью, а можешь бухать, подохнуть где-то на дороге, и даже могилы своей у тебя не будет, потому что таких в общую скидывают, - говорит Романова.

- И вы, - удивляюсь я, - не боитесь детям такое говорить?

- Нет, я когда трупы в милиции оформляла, иногда даже возила детей на них смотреть. Показывала им фотографии молодых людей, умерших от наркотиков и водки. Пусть вначале это будет для детей шоком. Но это способ их спасти, если они тебя не слышат, - считает Лилиана.

Испробовала Романова и другие способы нахождения общего языка. Когда ее родные дети увлеклись тату, она вначале ругалась, а потом, поняв, что стала от них отдаляться, взяла да тоже исколола себе все руки и ноги. А появление каждого нового ребенка в семье отмечала очередной дыркой в ухе. Одно время даже ходила с серьгами в носу и губе.

- Муж был в ужасе! Бегал за мной с кусачками, обещал ночью срезать все серьги в ушах, - смеется Лилиана.

Вместе с детьми она снимается в музыкальных клипах, ходит в походы, играет в страйкбол (военно-тактическая игра). Антресоли у Романовых завалены палатками, спальниками, противогазами, прицелами, даже обезвреженный ручной пулемет Калашникова имеется. После 65 лет Романова мечтает купить байк и проехаться на нем до Владивостока.

«Родители меня стыдились»

Стараясь не издавать ни звука, в дверях застывает худющая бледная девушка. Это 19-летняя Марина Скоробогатова. В отличие от приемных детей она тут гостья.

- Ее мой сын на улице подобрал, - объясняет Лилиана.

Марина - инвалид. Все тот же страшный диагноз - «ДЦП». Родные мать и отец живут в Коврове. Дочери своей стыдятся, с первого класса носа с ней на улицу не показывали. Мать то и дело гнобила: «По гроб жизни с нами за свое лечение не расплатишься!» Несколько лет назад Марина увлеклась жимом штанги лежа. Вначале поднимала простую алюминиевую палку. Уже через три месяца выступила на первых соревнованиях с весом 27,5 килограмма. Дальше - десяток грамот и золотых медалей за штангу (сейчас ее рекорд - 65 кг при своем весе 46 кг), а также за бег, пинг-понг, прыжки в длину среди инвалидов. Родная мать называла это «тупым времяпрепровождением». Марина не выдержала, купила на свою пенсию по инвалидности билет в Москву и уехала в полную неизвестность. Через соцсети случайно познакомилась с сыном Лилианы. И вот уже больше года живет у Романовых, работая товароведом на одном из складов Подольска. Лилиану упорно зовет мамой, ведь именно она подарила ей настоящую семью.

У Романовой часто спрашивают: зачем вам это? Есть ли выгода? Что, нет?! Так сдайте детей, к чертям, назад в детдом!

- Иногда мне казалось, что легче разнять толпу дерущихся мужиков, чем отвечать на такие вопросы, - говорит Романова. - Детей берут не ради стакана воды в старости, а ради самих детей. Я не жду от них никакой отдачи. Мы можем остаться с мужем совсем одни, но ведь не это главное.

…В следующем году Романовы собираются взять в семью еще четверых детей.

Лилиана Романова - женщина во всех смыслах боевая. Появление в семье очередного ребенка отмечает проколом новой дырки  в ухе. Чтобы найти общий язык с детьми-подростками, нанесла себе татуировки не только на руки, но и на ноги. А на досуге возит всю семью

Лилиана Романова - женщина во всех смыслах боевая. Появление в семье очередного ребенка отмечает проколом новой дырки в ухе. Чтобы найти общий язык с детьми-подростками, нанесла себе татуировки не только на руки, но и на ноги. А на досуге возит всю семью

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Обогатиться на этом нельзя»

Юлия ЮДИНА, директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь»:

- Приемные родители в отличие от опекунов получают не только пособие на ребенка, но и зарплату. Поэтому они часто принимают в семью детей, которых другие не берут, например инвалидов (за них государство платит чуть больше). Но я не знаю ни одной приемной семьи, которая бы на этом обогатилась. У этих людей совершенно другая мотивация. Это тяжелый труд, бесконечный контроль органов опеки и попечительства - не дай бог сумма, выделенная на ребенка, израсходована нецелевым образом, не подтверждена чеками. Как правило, приемные родители тратят гораздо больше на содержание детей, чем им выдает государство.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Просто наплевать не получится

Рассказ о судьбах приемных детей Романовых - лишь маленькая иллюстрация того, через что приходится пройти детдомовцам. Разница в нюансах: кого-то банально вышвыривали на улицу, кого-то били ногами по лицу, кого-то кормили отбросами. А главное - одно: этих детей никогда не любили, не уважали, корежили души, истязали тело. Предполагаю, кто-то воскликнет: «Приемная мать ведет себя непедагогично, что у нее за методы воспитания?! Показывать детям трупы, заставлять прописывать матерные слова (к тому же она и сама ругнуться может), устанавливать армейские порядки: ать-два, марш суп варить и унитаз мыть! Но ведь детдомовские дети и не ждут, что перед ними вдруг кто-то станет ходить на пуантах. Возможно, именно благодаря своей неординарности и неидеальности Лилиана Романова и способна взвалить на себя такой груз ответственности. Обычные рядовые граждане в это ни за что не ввяжутся. Давайте подумаем, сколько людей вообще наотрез бы отказались взять в свою семью детей, лежавших в психушке или с диагнозом «ДЦП». Для Романовых это не страшно.

Потому что страшно на самом деле другое. Например, когда ваши родные, холеные, лелеянные, добрые, домашние дети однажды лицом к лицу столкнутся в темном переулке с озлобленным, затравленным, никем не любимым, нищим зверьком - выходцем из детдома. Просто наплевать тут уже не получится. Проблема детдомовцев касается нас всех. Как ни крути, жить нам придется в одной стране и ходить по одним тротуарам.

Елена КРИВЯКИНА

 
Читайте также