2018-01-24T13:26:44+03:00

Павел Пожигайло: «Если литературой XIX века мы будем бить по стране, она рухнет»

Руководитель Комиссии Общественной палаты по культуре разъяснил «КП» свои претензии к классикам
Поделиться:
Комментарии: comments138
Фото: Иван ВИСЛОВ
Изменить размер текста:

Системный математик, экс-сотрудник ГРУ, экс-замминистра культуры, а ныне кандидат исторических наук и глава культурной комиссии Общественной палаты Павел Пожигайло недавно выступил со смелой инициативой - избавить школьников от слишком подробного изучения «либеральных» классиков XIX века. Их от греха подальше «следует поставить под особый контроль». А сказки Щедрина, оказывается, «представляют опасность для детей».

Обозреватель Владимир Ворсобин пригласил Пожигайло в радиостудию «КП», чтобы глава комиссии Общественной палаты разъяснил свои претензии к классикам.

НАРОД НЕ ЧИСТ

- Не знал, что литература XIX века так опасна...

- Я был очень удивлен, когда на меня обрушился вал оскорблений от деятелей культуры. А я всего лишь задался вопросом: мы должны воспитывать детей или нет? Допустим, должны. Чему? Давайте сформулируем. Потому что на нашу Общественную палату валятся страшные цифры: наркомания, суициды, разрушенные браки...

- А в разрушенных браках, извините, тоже Салтыков-Щедрин и «Ревизор» Гоголя повинны?

- Когда речь шла о «Ревизоре», я говорил, что Гоголь после него 10 лет не писал. В своих письмах Гоголь признается, что очень расстроен. Ведь персонажи «Ревизора» - это грехи одной души, воплощенные в разных характерах... Но автор с ужасом обнаружил, что вместо лечения и исцеления люди, наоборот, любовались грехами...

- То есть «Ревизор» противопоказан школьникам?

- Да пусть он останется в школе! Только после преподавания «Ревизора» дайте школьникам избранные места «Переписки с друзьями» Гоголя, и тогда будет понятно, почему он сжег второй том «Мертвых душ». А лучше тяжелые книги отложить на потом, а дать детям сказки Пушкина, «Капитанскую дочку»...

- Они безвреднее...

- Давайте откровенно - часть писателей ХIХ века идеологически подковали будущих революционеров. Белинский, Добролюбов, Чернышевский формировали линию «темного царства» (описанного в «Грозе»), они формировали мировоззрение, оторванное от православия. Где человек возносился как главная единица и знаменатель общественной жизни. И в конечном итоге это привело к революции 1917 года. Я десять лет изучал Столыпинские реформы (защищал диссертацию), и было удивительно - как успешно развивающаяся страна после 1905 года вдруг свалилась в революционный котел.

- Я правильно понял, что вы хотите оградить детей от авторов, критикующих пусть царскую, но власть?

- Мое личное мнение таково: идея литературы ХIХ века - что власть по определению виновна, а народ по определению чист - и привела к революции. Салтыков-Щедрин в своих произведениях делает виноватым власть, чиновника, превращает их в дремучее царство, а народ везде чист. Но народ не чист.

- Народ не чист?.. Это вы смело.

- История ХХ века - это «Преступление и наказание». Гуманистические попытки интеллигенции в образе Ивана Карамазова найти вариант освобождения народа от старухи процентщицы. А потом страдания, каторга, 70 лет коммунизма. В 1991 году Россия нашла Евангелие под подушкой, как Раскольников. Но сегодня, с моей точки зрения, мы живем в образе Лужина (Лужин - антипод Раскольникова в «Преступлении и наказании». Успешный и циничный карьерист. Он способен любить и ценить только деньги, но маскирует свою безнравственность под прогрессивные взгляды. - Ред.). Теперь понятно, зачем Достоевский сочинил этого героя. Он пророчествовал на 150 лет вперед. Поэтому Достоевский развенчивал гуманизм как мог.

- А чем плох гуманизм?

- Он предполагает атеизм. И тут я согласен с Достоевским и Гоголем. Достоевский говорил: «Человек без Бога превращается в животное», «Если истина вне Христа, я буду с Христом, а не с истиной». А Гоголь: «Каждый человек должен войти в калитку Евангелья, иначе он не человек».

КЛАССИКИ

ВЫГОДНЫ ЛИБЕРАЛАМ

- Вы считаете, что наши классики довели народ до революции. Но чуть ли не половина страны считает - 17-й год не так уж и плох. Освобождение от царизма...

- Только какова цена этого освобождения!

(В эфире звучит отрывок из Николая Некрасова:

Эту привычку к труду благородную нам бы не худо с тобой перенять…

Благослови же работу народную и научись мужика уважать.

Да не робей за Отчизну любезную…

Вынес достаточно русский народ.

Вынес и эту дорогу железную

Вынесет все, что Господь ни пошлет.

Вынесет все - и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе.

Жаль только - жить в эту пору прекрасную, уж не придется - ни мне, ни тебе.)

- Некрасов не прав?

- Он плох тем, что 30 миллионам человек жить не пришлось после 1917 года. Давайте откровенно! К кому Некрасов обращается в этом произведении? К Богу? Нет. К народу, который грудью проложит сам дорогу себе. Это называется реалистический гуманизм литературы ХIХ века, яркими представителями которого были Островский, Тургенев и Некрасов. Да, это позиция. Я за то, чтобы это преподавалось в школе. Но чтобы преподавался и Достоевский. Я за то, чтобы не было односторонней идеализации либеральной позиции. Потому что в противном случае именно эта позиция идеологизирует школьников.

- В чью сторону идеализация?

- В сторону либералов.

- И чем это навредит детям?

- Государства не будет.

- И его развалит Салтыков-Щедрин, который критиковал царский строй?

- Если с помощью литературы XIX века мы будем бить по стране, она рухнет.

- Но если народ в XXI веке ненавидит чиновников так же, как в XIX, неужели Некрасов в этом виноват? Может, чиновникам лучше измениться, чтобы не походить так на героев «Города Глупова»?

- Быстро не получится - сегодня чиновники обладают слишком низким уровнем культуры.

- Какие еще книги нужно изъять из школьной программы?

- Я считаю, что нет смысла преподавать Улицкую и Пелевина. Вместо них надо вернуть Лескова и Куприна. Потому что ни «Гранатового браслета», ни «Очарованного странника», ни «Левши» в этой системе, которую Минобразования предлагает, нет.

- Но с «государственной» точки зрения «Левша» - тоже рискованное произведение. Сомнительное. Непатриотичное...

- Ну как же?! Сам Левша патриотичен.

- Да, но финал его истории вспомните...

Слушатель Радио «КП» Сергей:

- Ни в коем случае нельзя давать чиновникам изымать то, что им не нравится. Им не нужны умные люди, нужны исполнительные. А то вмешиваются и однозначно выставляют на весы, что народ плохой, а государи хорошие. И ваш гость уже так завуалированно это высказал. Гнать таких в шею!

- (Обижено.) Разве мое предложение хуже, чем сегодняшние учебники? За что же меня так гнать в шею? Ведь главное наше предложение, чтобы учебники и методики разрабатывались открыто, в общественных обсуждениях с преподавателями литературы.

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН.

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН.

ИМЕЕТ ЛИ НАРОД ПРАВО НА ВОССТАНИЕ?

- Вы, мне показалось, глубоко верующий человек.

- Да, в 34 года я стал исповедоваться и причащаться. И, конечно, я поменял свою жизнь, круг друзей, я отказался от многих вещей, присущих современному миру, - 12 лет я не играю в карты, не хожу в казино. У меня пятеро детей.

- И вы хотите нести религию школьникам через школу...

- С моей точки зрения, «Уроки православия» в школе скорее вредят воцерковлению, потому что прямолинейно вдалбливают его в детские умы. Считаю, что воцерковление должно идти через русскую литературу.

Ведь «Преступление и наказание» без знания Библии, без знания истории Каина и Авеля трудно понять, почему жертва Раскольникова не была принята... Но сейчас у школьников очень странные учебники. Например, Коровина - языческий абсолютно! Там идет речь о народе, народности как о смысле существования государства... А Бога нет! Именно поэтому часть русской классики стала идеологией будущих революционеров. Как Достоевский говорит, если Бога нет, то все возможно. И в конечном итоге они пошли за ложной целью, борясь за народное счастье. И если мы будем повторять ошибки XIX века, то все закончится потрясениями. В учебнике Коровина, например, есть тезис - народ имеет право на восстание, вот куда это годится?!

- А разве народ не имеет такого права?

- (Задумывается.) Хороший вопрос. Он имеет право защищать свои права, но не на восстание.

- Даже если его угнетают?

- Согласен. Но в учебнике это позиция гуманистическо-нигилистического превосходства.

КСТАТИ

Еще одна недавняя цитата Павла Пожигайло (произнесено в эфире радиостанции «Голос России»):

«У нас и так народу немного, демография неважная. Поэтому у меня есть категоричная уверенность, что какой-то период вообще не надо учить иностранным языкам, чтобы люди не уезжали из страны... Русский язык самодостаточен. Русская литература самодостаточна. Мы подсчитали: количество гениальных композиторов и писателей в России составляет больше половины от числа мировых. Представляете, каким богатством, кроме нефти и газа, мы обладаем!»

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

О чем спорите, господа?

Довелось и мне немножко пообщаться с Павлом Анатольевичем. Этот наш разговор да беседа коллеги Ворсобина убедили меня - главный по культуре в Общественной палате школьной жизни вообще не представляет. И все его литературные инициативы - это так, из разряда политической активности. Мол, мы тут в палате не дремлем, из последних сил стоим на страже государственных интересов. Было недовольство на высшем уровне инициативой ввести в программу современных авторов и искоренить исконно русских классиков? Пожалуйста - вот вам реакция общественности. Мы тоже против и уже готовы отреагировать.

Ну, а то, что на самом деле никто из программы Лескова и Куприна не изгонял, - это ведь мелочь. И то, что Улицкая с Пелевиным предлагались в качестве дополнения, в списке литературы для самостоятельного чтения (правда, умный словесник и без рекомендаций Российской академии образования знает, что посоветовать ученикам почитать), - ну зачем обращать внимание на факты, выбивающиеся из общей концепции? А концепция понятна - неведомым образом либералы (сегодня синоним плохих, антигосударственных людей) протащили в школьную программу литературу, разрушающую отечественную государственность. И плевать на то, что программа по литературе во многом повторяет советскую, которую уж точно нельзя было заподозрить в непатриотичности.

Мне Павел Анатольевич рассказывал, что для создания новой программы по литературе срочно надобно создать некую ассоциацию учителей литературы. И в качестве кандидатуры на пост ее руководителя предложил Евгения Васильевича Ямбурга, директора столичного центра образования № 109, учителя истории.

Сначала я удивился: так и без того профобъединений учителей русской литературы выше крыши. Даже всероссийский съезд словесников недавно проходил. А потом понял: работа в Общественной палате - это же временное дело. А вот если возглавить ассоциацию, которая займется великим государственным делом - изъятием из школ Салтыкова-Щедрина да Гоголя... Это же гарантированное занятие лет этак на пять, а если с помощниками - так и на все десять...

Ну а школа? Да школе на самом деле сегодня уже все равно, будет ли в учебниках Салтыков-Щедрин со своими сказками, Лесков или Толстой. Лучшие учителя литературы жалуются - дети не читают. Компьютеры, социальные сети, кино, с трудом по паре параграфов в день - школьные учебники... Подвиг вообще заставить прочесть книжку. Не из программы, а вообще. Из тех, что учат доброму и светлому. Извернуться надо, чтобы на уроке дослушали про Державина или Короленко...

Вот о чем надо бы срочно думать. КАК увлечь ребят чтением? Как научить их включать мозги (а именно это и делает литература)? Как отвадить от всех этих кратких пересказов Достоевского и Толстого, которые тоннами лежат в книжных магазинах?

А тасовать классиков... Для карьеры полезно. Для развития нынешнего молодого поколения - дело зряшное.

Александр МИЛКУС, редактор отдела образования «КП»

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также