Общество28 марта 2013 20:13

Охота за «черной тетрадью» Сталина

Куда запропастилось политическое завещание вождя народов

Известно так называемое завещание Ленина – «Письмо к съезду». Парализованный Ильич надиктовал его еще в декабре 1922 года. В нем были пророческие строки: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью… Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Ильич как в воду глядел!

Почему же «товарищи» не исполнили волю Ленина? Ведь они сами позже стали жертвами «грубияна», умылись кровью. До сих пор бытует мнение, что генсек, пользуясь своим служебным положением, попросту скрыл от партии завещание вождя. Иначе, дескать, его сразу бы сняли. Действительно, секретарша Владимира Ильича Фотиева, нарушив волю Ленина, тотчас познакомила Сталина с письмом. Как позже Фотиева письменно объясняла Каменеву, стенографистка якобы не предупредила ее, что документ секретный. Но Сталин, надо признать, тогда не принял никаких мер по сокрытию опасного для него документа.

В мае 1924 года, выполняя волю покойного мужа, Крупская передала запечатанный конверт в Центральный комитет. Аккурат за несколько дней до начала XIII съезда РКП(б). Сталин на заседании ЦК не растерялся, благо, заранее знал содержание « завещания». И сделал ход конем. По воспоминаниям Троцкого, поставил вопрос о своей отставке.

«Что ж, я действительно груб… Ильич предлагает вам найти другого, который отличался бы от меня только большей вежливостью. Что же, попробуйте найти.

- Ничего, - отвечал с места голос одного из тогдашних друзей Сталина. - Нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская. »

Увы, Ленин не назвал в завещании имя достойного преемника, только раскритиковал своих ближайших соратников. Дескать, расхлебывайте сами после меня эту кашу. Каменев предложил решить вопрос о генсеке голосованием. Большинство проголосовало за то, чтобы оставить Сталина на посту Генерального секретаря РКП(б). Троцкисты были против, но оказались в меньшинстве.

Впрочем, уже в начале 1930-х, когда Сталин полностью взял власть в свои руки, ленинское завещание объявили фальшивкой. Лишь в 1956-м с ним ознакомили делегатов XX съезда КПСС, опубликовали. Хрущев активно использовал «Письмо» в разоблачении «культа личности».

Спустя 30 лет пришла очередь самому Иосифу Виссарионовичу готовить «политическое завещание». Но история сыграла с ним злую шутку.

Эдвард Радзинский, презентуя недавно очередную свою книгу о вожде: «Иосиф Сталин: последняя загадка», заявил: «После его смерти на даче останется его знаменитая «черная тетрадь», о которой много писали. Это результаты выборов на предыдущем, XVIII съезде, руководящих органов партии. И все они были помечены крестами и вопросами, потому что это был задел на будущую чистку... Это был старый барс революции, который отсиживался на даче, задумав апокалипсис».

Но Берия и другие партийные «волки» одолели старого «барса»

Генерал-историк Дмитрий ВОЛКОГОНОВ, немало поработавший в перестройку в секретных архивах, тоже упоминал тайное завещание: «Прямой доступ к Сталину имели лишь Берия, Поскребышев и Власик. О существовании этих записей знали только они. Но Поскребышев и Власик, которым больше всего доверял Сталин, незадолго до его смерти были скомпрометированы Берией и устранены из окружения. Словом, накануне смерти «вождя» из этих троих около него оставался один Берия. Когда к пораженному инсультом Сталину Берия и Хрущев привезли утром врачей (до этого 12-14 часов он оставался без медицинской помощи), сталинский Монстр сразу понял, что это конец. Оставив Хрущева, Маленкова и остальных членов Политбюро возле умирающего Сталина, Берия умчался в Кремль.

Берия не мог не видеть, что в последние год-полтора отношение Сталина к нему непрерывно ухудшалось. В свою очередь и Сталин не мог не догадываться о намерениях Берии. Может быть, генералиссимус оставил распоряжение или даже завещание? Отношение к "вождю" тогда было настолько подобострастным, что окружение исполнило бы, видимо, его волю. У Берии были основания опасаться и спешить. А проникнуть в кабинет Сталина мог только он. Ведь Сталина охраняли его люди. Как бы там ни было, насколько мне удалось установить, сталинский сейф был фактически пуст, если не считать партбилета и пачки малозначащих бумаг. Берия, уничтожив загадочную личную тетрадь Сталина (если она там была), расчищал себе путь на самую вершину. Возможно, мы никогда не узнаем этой сталинской "тайны" − содержания записей в черной тетради. А. А. Епишев был уверен, что Берия "очистил" сейф до его официального вскрытия. Видимо, это ему было очень нужно».

- Берия не «очищал» по-воровски кремлевский сейф умирающего Хозяина, - огорошил меня писатель-историк Николай НАД (Добрюха), автор документальных книг «Как убивали Сталина», «Сталин и Христос». - Он официально вскрыл его, выполняя решение высших органов власти СССР!

- Как так?

- Группа бывших «верных соратников» вождя фактически совершила тогда государственный переворот. В 20 часов 5 марта 1953 года, при живом еще Хозяине они поделили обязанности на Совместном заседании ЦК КПСС, Совета Министров и Президиума Верховного Совета. Маленков (по предложению Берии!) стал Председателем Совета Министров. Впрочем, Сталина от обязанностей Предсовмина они официально не освободили. Наступило формальное двоевластие - два Председателя Совета Министров СССР сразу! Хрущев занял место Хозяина в партии. А товарищ Берия скромно возглавил (по предложению Маленкова!) объединенное министерство внутренних дел и госбезопасности. Фактически же получил главный на тот момент пост в стране!

- «Органы» тогда решали все!

- Да. При этом, подчеркиваю, ставленник Берии Маленков был назначен не исполняющим обязанности, а Председателем Совмина! Значит, заранее знали, что Сталин не выживет! Заседание началось в 20.00. А в 21.50 медсестра Моисеева сделает Сталину укол. И он умрет. На том совместном Заседании заговорщики приняли секретное постановление о передаче власти. Тебе будет интересен последний пункт под номером 13: «О документах и бумагах товарища Сталина И.В.» − «Поручить тт. Маленкову Г.М., Берии Л.П., Хрущеву Н.С. принять меры к тому, чтобы документы и бумаги тов. Сталина, как действующие, так и архивные, были приведены в должный порядок».

«Хрусталев! Машину!» − закричал Берия. И помчался в Кремль. Приводить в «должный порядок» бумаги еще живого Хозяина. Не столько для выполнения 13-го пункта, сколько для собственной безопасности. Ведь в сейфе действительно могло быть то, что восприняли бы в качестве завещания, составленного, скорее всего, против него, Берии. Хотя власть уже перешла в его руки. Никто из четверых допущенных в последнее время к Нему в дом не был так заинтересован в Его смерти, как товарищ Берия. Булганин - бездарь и трус. Хрущев - вечный вахлачок. Маленков (Маланья) - тюфяк. И только он, Л. П. Берия, по-настоящему мог жаждать этой смерти. И он ее дождался. Он так много для нее сделал... Теперь он едет, чтобы, − как потом станут говорить исследователи, − найти и изъять ту страшную черную тетрадь, куда Сталин тайно что-то записывал.

- Так убедительно говоришь, Николай, будто сам держал в руках эту взрывоопасную тетрадочку!

- Нет, не держал. И в официальных документах свидетельства ее существования не нашел. Пока. Но вполне допускаю, что Сталин «брал на карандаш» своих соратников, делал секретные записи в заветной тетрадочке. Тот же Берия, согласно найденным мной документам, действительно был на волоске. Но успел нанести упреждающий удар по Хозяину. Смертельный.

Во всяком случае, после ареста самого Лаврентия Палыча летом 53-го бывшие его «друзья-заговорщики» очень интересовались, куда он подевал бумаги Хозяина. Допрашивали и жену, и сына. Серго Берия мне лично рассказывал об интересе следователей к архиву Сталина. Но Серго их интерес удовлетворить не смог. А потом отца расстреляли. И тайна тетради ушла с ним на тот свет.

Следующий мой собеседник - писатель Геннадий СОКОЛОВ, историк спецслужб. Узнав о цели моего визита, он достал свою книгу «Линия смерти. Провал операции «Кларет». О визите Хрущева в Англию весной 56-го на крейсере «Орджоникидзе». Раскрыл на главе «17 апреля 1956 года, вторник». В тот самый день Никита Сергеевич отмечал день рождения. В конце застолья он остался в кают-компании вдвоем с председателем КГБ СССР Серовым. Вот что рассказано об этом эпизоде в книге.

«Ты что ж меня без подарка оставил, генерал? - каким-то подозрительно недружеским голосом спросил Серова Хрущев, пристально вглядываясь в глаза генерала.

- А как же ваза, Никита Сергеевич? - растерянно возразил Серов. - Я же вам вазу подарил. Вон она на столике красуется.

Красные глаза «Первого», казалось, еще сильней побагровели. Накануне к Хрущеву на Старую площадь с Лубянки от его доверенных людей в КГБ поступил радиоперехват разговора резидента английской разведки с первым секретарем посольства Бельгии в СССР. В нем речь шла о том, что председатель КГБ Иван Серов хранит дома украденную гитлеровцами во время войны бриллиантовую корону бельгийской королевы. Хрущев понимал, что на карту поставлена не только репутация Серова. Ведь его выдвигал и поддерживал именно он. Значит, и за грехи генерала рассчитываться придется им обоим. Такая перспектива никак не входила в планы «Первого».

Королева Елизавета и потерянная бельгийская корона

Королева Елизавета и потерянная бельгийская корона

- Красуется, говоришь?! - недовольно повторил Хрущев слова генерала. - А украденная тобой бельгийская корона где красуется? У твоей жинки на голове? Или в шкафу на даче? Что ж ты мне ее не подаришь, генерал? Или жалко расставаться?

- Это ложь, клевета! - испуганно забормотал в ответ Серов.

Он напряженно думал, пытаясь отыскать подходящую оговорку или оправдание, но тщетно. Сознание генерала терялось в водовороте страшных мыслей, сковавших параличом страха его мозг.

- Должно быть, кто-то успел «настучать» на меня Хрущеву, − подумалось Серову.

- Если какая-то корона действительно была украдена, - неуверенно выговорил, наконец, Иван Александрович, - мы обязательно найдем ее и вернем государству.

Хрущев с немалым удивлением наблюдал за реакцией обескураженного генерала. Он не мог не заметить, что Серов действительно испуган.

- Видимо, все, что содержалось в том перехваченном гебистами телефонном разговоре − сущая правда, − подумал про себя Хрущев, теряя и без того зыбкую надежду на то, что полученная подчиненными Серова информация неверна.

- Ведь отыскали же мы след утерянной черной тетради Сталина, − нашел, наконец, что сказать Иван Александрович.

Это замечание, как он и рассчитывал, возымело действие. Хрущев вздрогнул от сказанного генералом и пристально взглянул ему в глаза.

- Может быть, Серов действительно нашел завещание Сталина? − мелькнуло в голове у «Первого». Такая находка была бы сейчас весьма кстати, окажись она в его руках. Хрущев почувствовал, что Серов предлагает ему сделку: корону в обмен на тетрадь.

Председатель КГБ генерал армии И.А. Серов.

Председатель КГБ генерал армии И.А. Серов.

- В тетради, судя по всему, Сталин записывал компромат на всех членов Президиума. Очевидно, готовился к расправе с ними, да не успел, - заметил Серов, довольный тем эффектом, который произвело на Хрущева его заявление.

Атака «Первого» захлебнулась. Хрущев насупился, не зная, как быть. Ответ подсказал сам Серов.

- Нельзя допустить, чтобы эта тетрадь сейчас попала в неверные руки, - многозначительно заявил он. − Кто знает, как кому вздумается ею воспользоваться.

- Я знал, что всегда могу рассчитывать на тебя, − вяло выговорил Хрущев.»

- Любопытный диалог, Геннадий Евгеньевич! Но это чистая беллетристика, писательские фантазии. Радзинский, к примеру, даже разговор Сталина с Гитлером «реконструировал» на основе всего лишь записки шефа ФБР Гувера, что, якобы, по имеющимся у него источникам во Львове, после оккупации Польши фюрер и «отец народов» тайно встретились осенью 1939-го. Хотя никаких документальных подтверждений этому нет.

- Мысли и эмоции собеседников, согласен, беллетристика. Но книга документальная. Этот разговор Серова и Хрущева был записан ребятами из ГРУ. В середине девяностых, получив копию расшифровки этой записи от капитана 1 ранга Евгения Викторовича Романова, командира БЧ-5 крейсера «Орджоникидзе», я спросил, кто и почему писал разговор Серова с Хрущевым. Вряд ли генерал-лейтенант Михаил Алексеевич Шалин, тогдашний начальник ГРУ, мог такое разрешить! Мне объяснили, что писать собирались беседу начальника разведуправления Балтийского флота капитана 1 ранга Соловьева с военно-морским атташе Великобритании капитаном Эдрианом Норти.

Командир БЧ-5 крейсера "Орджоникидзе" Евгений Романов

Командир БЧ-5 крейсера "Орджоникидзе" Евгений Романов

Норти был официально приглашен советской стороной в поход на крейсере. Соловьев его «окучивал» и периодически подпаивал в течение похода, чтобы получить нужную информацию. Хрущев пригласил англичанина на свой день рождения. Скрытый микрофон «грушники» установили в том месте, где сидели Соловьев и Норти. Под завязку вечеринки они ушли. Оставшись вдвоем, Хрущев и Серов сели поблизости от микрофона. Так и получилась эта запись. Случайно.

А вот разговор Хрущева с Серовым не был случайным. Они вместе работали перед войной в Киеве. Первый партийный секретарь и первый чекист Украины. Сообща устраивали репрессии, искали «врагов народа». И старались держаться вместе, чтоб не пропасть поодиночке в то смутное время. С тех пор и поддерживали друг друга. Когда в марте 1954 года был создан КГБ, Хрущев продвинул своего верного человека в председатели.

- А насчет тетради Серов не блефовал на борту крейсера? Кстати, что за история с бельгийской короной?

- Весной 45-го Серов был главным чекистом при Жукове в Берлине, занимался, помимо прочего, трофейным имуществом. Вот и «приватизировал» под шумок бриллиантовую корону Бельгии, ранее украденную нацистами. Наш генерал, подобно маршалу Герингу, имел слабость к драгоценностям, антиквариату, картинам… Про корону как-то пронюхали англичане.

По слухам, жена Серова пришла в ней в Большой театр. Ее засекли. В Москве тогда резидентом работала под дипломатическим прикрытием будущая звезда английской разведки баронесса Дафна Парк. Она блестяще организовала «утечку», чтоб навредить Серову, известному англофобу. Позвонила в бельгийское посольство знакомому дипломату и все рассказала про корону. Прекрасно зная, что люди с Лубянки прослушивают круглосуточно оба телефона, и недоброжелатели Серова тут же доложат взрывоопасную информацию в Кремль. Так и получилось. Я дважды встречался с Дафной в Оксфорде, когда она была уже на пенсии, обсуждал эту тему.

После неприятного разговора с Хрущевым на борту крейсера Серову пришлось вернуть корону. Ее вскоре без всякой огласки втихую передали бельгийской королеве во время ее визита в Москву. История в прессу не попала. Обе высокие стороны имели основания держать ее в тайне. Заодно Иван Александрович передал Никите Сергеевичу и то самое «Завещание Сталина». Черную тетрадь.

- Как она к нему попала? Ведь исследователи до сих пор полагают, что Берия ее уничтожил.

- Похоже, Лаврентий Палыч держал ее про запас, чтоб использовать против своих политических врагов. Компромат был, очевидно, не только на самого Берию, но и на Хрущева, Маленкова, Молотова, других соратников. Не секрет, что незадолго до кончины Сталин фактически начал атаку на свое ближайшее окружение. Готовились расправы над Микояном, Молотовым… И, возможно, в основе грядущих расправ лежала информация, которую Сталин клал на страницы этой «черной тетради».

Но воспользоваться тетрадью глава МВД не успел. В июне 53-го Хрущев сотоварищи решили арестовать Берию. Никита Сергеевич пытался поставить во главе спецоперации верного Серова. Остальные заговорщики категорически воспротивились. Серов в тот момент был замом Берии в МВД, мог «слить» заговор шефу. Тот много лет был его покровителем.

Даже ездили в свое время вдвоем в секретную тюрьму НКВД в Сухановке посоревноваться, кто лучший ворошиловский стрелок. Мишенями были заключенные. Мне поведал об этом тюремщик, очевидец тех событий. Он сжигал затем трупы в тюремной печи…

Операцию по аресту Берии Серову поручить не решились. Доверили Жукову. Однако личную охрану Берии арестовывали именно люди Серова. Так что Иван Александрович поучаствовал в деле. Занимался также обысками. В отличие от военных, он прекрасно ориентировался в документах и архивах Лубянки.

Словом, это он отыскал заветную тетрадь. И оставил компромат себе. На всякий случай. Хоть они и приятельствовали с Хрущевым, но в большой политике, как известно, друзей не бывает. Эти двое были, скорее, заклятыми друзьями. Хрущев тоже собирал компромат на председателя КГБ. Досье на Серова завел еще шеф МГБ Абакумов и продолжил по указанию Хрущева министр внутренних дел Дудоров, а затем и председатель комитета партийного контроля Шверник. Это были материалы о хищениях Серовым ценностей из фюрербункера и рейхсбанка в 45-ом. А также материалы на отца Серова, при царе служившего охранником Кадымской тюрьмы. Этот компромат Серов пытался уничтожить. Против Абакумова и Дудорова вел нешуточную личную войну. И все архивы старательно зачищал.

Серов вынужден был вернуть тетрадь Хрущеву. В 56-м. Думаю, одна из причин, почему Никита Сергеевич почти 10 лет держал генерала на первых ролях в спецслужбах СССР - в КГБ, а затем и в ГРУ - заключалась в том, что Серов, помимо прочего, был знаком с содержанием черной тетради.

Не исключаю, кстати, что Серов сделал ее копию. Это был хитрый, опытный служака. Полагаю, Хрущев каким-то образом узнал о копии. И тогда решил убрать Серова из политики, чтобы тот не смог использовать компромат в возможной борьбе за власть противников Хрущева. Выжидал какое-то время в поисках подходящего момента. Повод нашелся. Громкое предательство полковника ГРУ Олега Пеньковского. Серова со скандалом убрали из ГРУ. Ровно полвека назад, в марте 63-го, отобрали звезду Героя Советского Союза, орден Ленина, позже исключили из партии. Официально - за попустительство предателю. На самом деле, полагаю, за укрытие копии сталинского завещания. И до самой своей смерти в 1990-м Иван Александрович был под плотным колпаком КГБ.

- Откуда знаете?

- Я общался с Иваном Александровичем в последние годы его жизни. Все встречи, звонки были строго конспиративными. По его инициативе.

- Про «черную тетрадь» разговор шел?

- Если честно, я в ту пору был захвачен написанием книг о знаменитом «деле Профьюмо», которое устроил наш военный разведчик Евгений Иванов, подчиненный Серова. О провале операции английских спецслужб «Кларет» по разведке корпуса крейсера «Орджоникидзе» с Хрущевым и Серовым на борту. Об этом я и расспрашивал подробно бывшего председателя КГБ и начальника ГРУ. История о «черной тетради» как раз и всплыла, когда я собирал материалы по этим темам. На мой прямой вопрос Серову, что с нею стало, Иван Александрович сказал, что отдал тетрадь Хрущеву.

Подробности о содержании сталинского «завещания» он не раскрыл тогда, да я и не настаивал. Надеясь, что все впереди. Вот закончу две свои книжки, возьмусь писать третью: о самом Серове и «черной тетради». Он был согласен. Связывал с нашим сотрудничеством определенные надежды. Хотел, наконец, вернуть себе «доброе имя» и партбилет. Ведь восстановили же в партии Молотова. А он чем хуже? Надо сказать, что рукопись воспоминаний самого Серова пропала. Говорят, ее выкрал один известный наш писатель по заданию Андропова. Задолго до нашего знакомства.

Но книгу написать не случилось. Серов умер. Сразу пошли слухи, что он завещал положить в гроб… копию той самой тетради. Глупости, конечно. Но какие-то варвары раскопали, говорят, его могилу на кладбище в подмосковном Ильинском. В этой истории с тетрадью до сих пор много неясного.

- А что стало с оригиналом сталинского «завещания»?

- Полагаю, Хрущев сразу же уничтожил взрывоопасную тетрадь, получив ее из рук Серова. Если бы она уцелела, то давно бы уже была издана. В России или за рубежом. Ведь для современных политиков она не представляет никакой опасности.