Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Дом. Семья3 апреля 2013 22:00

Станислав Богданкевич: «Я женился, потому что на кухне мужчине не место»

Экс-глава Нацбанка рассказал, что нужно делать, чтобы за 20 лет ни разу не поругаться с женой [фото]
Станислав Антонович уверен: главное, чтобы жена ни в чем ему не возражала.

Станислав Антонович уверен: главное, чтобы жена ни в чем ему не возражала.

Фото: Виктор ДРАЧЕВ

Он считает себя везунчиком. Потому как не нажил врагов. После смерти первой супруги Станислав Антонович пять лет не решался жениться. А потом понял, что в быту бобылем непросто. Они вместе уже 20 лет, но ни разу не поругались. Экс-глава Нацбанка уверен, что в том есть и его заслуга: он умеет выбирать правильных женщин.

- Станислав Антонович, вот вы вроде человек либеральных взглядов, а в семейной жизни так сущий тиран!

- Вообще-то я авторитарный человек, но в то же время и демократ.

- Как же демократ, если авторитарный?

- Авторитарный демократ. В том смысле, что я не навязываю решения семье, у меня все самостоятельные.

Например, старшие сыновья, которым уже 45 и 42, до сих пор не слушаются: сами все решают и сами ошибаются. У них нет единой линии поведения. Зато моя первая жена Татьяна была преданная, у нас был единый дух. Но, к сожалению, в сорок лет она скончалась от рака…

Младшему сыну Павлу от второй жены Ольги - 18. Ему повезло - я стал мягче, раньше до трех не разговаривал: выполняй - и все!

- Неужто и ремень в руки брали?

- Пытался иногда, сейчас уже нет. Хотя у меня сын и не вундеркинд…

«Второй раз меня женили друзья»

- Мужчин часто привлекают активные, пробивные женщины, с харизмой. Почему вы выбирали покладистых?

- Это осознанный выбор. Дело в том, что я порой бываю нетерпим к чужому мнению, особенно если оно женское. Такой вот характер…

- Знаю, что именно покладистость второй супруги Ольги вас и привлекла. А как же любовь?

- У меня отличные отношения с женой, сын Павел растет.

Я хорошо знал Ольгу, она работала в нархозе на кафедре банковского дела, которую я возглавлял 10 лет. Но тогда я еще был женат, и никаких отношений у нас не было.

В то время жена тяжело болела, я переживал и за сына. Болезнь так повернулась, что жена начала задыхаться. Сын, глядя на ее мучения, тоже стал задыхаться. Было страшно, я вызывал «скорую», но доктора сказали, что у него шок, пройдет...

Знаете, многие считают меня националистом, но моя первая супруга была русской, вторая, Ольга, - хохолка. Но я националист в том плане, что, если ты гражданин Беларуси, ты должен защищать свою землю и свою страну. При этом ты равен с другими белорусами независимо от того, кто ты по национальности. Поэтому я и на беларускую мову не перешел окончательно. Хоть и сторонник того, чтобы были восстановлены и белорусская культура, и белорусский язык.

Ольга понравилась Станиславу Антоновичу тем, что характер у нее спокойный.

Ольга понравилась Станиславу Антоновичу тем, что характер у нее спокойный.

- Станислав Антонович, после смерти жены вы растили сыновей, были при должности, с деньгами, самодостаточным зрелым мужчиной. К женщинам, я так понимаю, относились снисходительно. Зачем тогда женились второй раз?

- А как же кухня, питание, бытовые позиции, уют?

- Да у вас потребительское отношение к женщине!

- Трудно спорить. Плюс мои друзья задались целью меня женить. Один из них, профессор нархоза, все убеждал: «Что ты болтаешься бобылем? Давай женись!» И даже кандидатуры мне подыскивал на кафедре. Я присмотрелся, увидел Олю, понял, что у нее характер подходящий, спокойный. Я же был ее начальником, знал, что она нормальная хорошая женщина, незамужняя.

- А какой период за 20 лет, что вы вместе, был самым сложным? Или вы по столу кулаком стукните - и проблемы нет?

- Да она без кулака все выполняет (смеется). Но это же я такую жену выбрал.

Была еще одна холостая дамочка, боевая, симпатичная, но я видел буйный характер и понял, что будут проблемы. А у Оли характер нормальный. Поэтому здесь был расчет, - признается Станислав Антонович, но через секунду спохватывается: - И расчет, и любовь.

Но я тоже стараюсь. Если жена не в духе, я могу не активничать в разговорах с ней. Или если она начинает нести ахинею, как это часто бывает у женщин, я не возражаю и молчу. Она нормальный человек: к моим родственникам хорошо относится, с внучками дружит, помнит все даты, дни рождения, подарки покупает.

«Главное - чтобы мои жены мне не возражали»

- А не хотелось так, чтобы внутри екнуло?

- Главное - чтобы мои жены никогда ни в чем мне не возражали.

А что касается ухаживаний, то мы бывали вместе в общей компании на кафедре, на торжествах, ходили в кафе.

Но расписались не сразу, когда уже жили вместе. Ольга на 17 лет меня моложе, мне тогда под 60 было, в эти годы уже не спешишь…

Станислав Антонович рассказывает, что хоть и возглавлял Национальный банк, не причислял себя к бизнесменам, скорее - к интеллигентам.

- Такой грубоватый интеллигент (смеется).

- Как авторитарный демократ вы, наверное, будущей жене условия ставили?

- Никаких условий! Она уже хорошо знала мой характер: где я терпим, где нетерпим. Благодаря ей у нас и скандалов никогда не было. Иногда бывают столкновения из-за сына, когда она бросается на его защиту.

Я один раз на него замахнулся, так он и сейчас это помнит. Капризничал тогда, не слушался… Но со старшими было еще хуже: старший Эдуард бросался на пол - истерики устраивал. Так я его поднимал ремнем.

С Павлом такого не было. Но жена иногда обижалась: «Это у тебя сын - третий, а у меня - единственный!» Он же ее не слушается, я ей и толковал: «Проявляй характер, воспитывай!»

Зато бальзамом на женскую душу льются слова финансиста про то, что семейный бюджет он не контролирует. Правда, верится в это с трудом.

- И вы ни разу не возмутились: «Зачем тебе эта 10-я кофточка?!»

- Нет, я говорю по-иному: «Олька, выбрасывай что-нибудь перед тем, как покупаешь!» Вот только что купила себе какую-то очередную накидку. Я только подумал: где это все уместится? Потом на дачу весь хлам свозим.

Еще у нас разногласия по стопкам бумаг, тетрадей, статей. Все это складывается папками, и я периодически их выбрасываю. Нет, вначале неделю-другую терплю, а потом - в мусорку. Жена пытается меня ругать, когда не может найти бумажку. Она уже на пенсии, но подрабатывает в аудиторской компании.

Станислав Богданкевич.

Станислав Богданкевич.

«Все деньги в руках у жены»

- Удивительно, что при таком подходе вы не контролируете семейный бюджет. Я была уверена, что ваша супруга все траты записывает в тетрадку.

- Я профессионал в банковском деле и экономике, но дома деньгами не заведую.

У меня пенсия государственного чиновника - выше средней зарплаты, хватает. И мне неудобно прибедняться, когда такие же профессора, как и я, получают в разы меньше только потому, что я государственный служащий, а они - нет.

Жена кладет деньги в банк под проценты. Недавно наступил срок окончания очередного небольшого вклада - в долларах под 10%.

Но сейчас и я решил немного положить в банк под проценты, хоть они и ниже. Жене объяснил: «А вдруг помрешь - расходы, а у меня денег не будет…»

А если серьезно, жена окружила меня постоянной заботой: никаких заданий ни в чем, я привык и уже считаю, что это правильно. Кроме того, я очень не люблю магазины, она со мной и не ходит. Зато сама бы все по этим магазинам бегала! Любит купить, а потом сдать.

- Настоящая женщина!

- А для меня это неприемлемо. Купил - как отрезал.

- А подарки супруге делаете?

- Конечно! Я ей прямо говорю: «Иди и покупай!»

- А если скажет: «Хочу кольцо с бриллиантом?»

- Ну, если деньги есть, покупай! - хитро улыбается Станислав Антонович, в очередной раз поясняя будто налоговому инспектору: - У меня полное доверие к супруге: на моей фамилии ничего нет.

- Это мудро с вашей стороны! Но ваша жена хоть и покладистая, но наверняка слегка вас воспитывает. В чем?

- В моей периодической грубости, авторитаризме. Бог его знает, я-то не замечаю, что и как сказал, а ей, бывает, не нравится. Но меня это мало интересует.

Если я ее одежду куда-то бросил, может надуться. А я-то и не понимаю из-за чего, на всякий случай просто не отвечаю. Но серьезных проблем у нас нет, все хорошо.

Но знаете, первая жена за мной еще больше ухаживала (улыбается).

Сын Павел родился, когда Богданкевичу было уже под 60.

Сын Павел родился, когда Богданкевичу было уже под 60.

- И вам хватает наглости жаловаться?!

- А я не жалуюсь, обе мои спутницы в части характера очень близки. Я в этом смысле везунчик.

Просто у нас не приняты всякие нежности. Хотя жена - любительница встретить меня у двери, как и сын. А я вообще-то суховат, видимо: подумаешь, отец вернулся. Но так меня родители воспитывали, от корней это. Отец был голова, а мать руководила.

Одно время, после войны, когда было переселение поляков в Польшу, а белорусов из Польши, отец хотел уехать. Мы ведь белорусы католического вероисповедования. И чуть было не уехали, но мама сказала: «Нет!» И мы остались. В детстве я был ополячен, потом орусачен - подлинный белорус...

«Женщину нужно любить молча»

- Неужели вам не хочется нежности, вы ж сами говорите, что с возрастом стали мягче.

- Да я всегда нежен. Думаю, мои близкие чувствуют, что я к ним отношусь с большой теплотой.

- А почему младшего сына с малых лет Павлом зовете, не Пашкой или Пашей?

- Когда приходили его друзья и спрашивали Пашу, я их воспитывал: «Какого вам ПашУ? Никакого ПашИ здесь нет! Есть Павел». Но иногда я сына и Павлушей называю. У меня нормальные с ним отношения, но он меня плохо слушает.

Работать не хочет, а получать высокие баллы - с радостью. Я воспитываю своим примером, говорю, что всю жизнь трудился. Вот и сейчас, хоть мне и 76, от безделья занимаюсь экономикой, докладами на форумах и конференциях.

- А как проводите тихие зимние вечера, когда жизнь затихает?

- На диване. Читаю детективы, с Павлом - «Еврейское остроумие», также читаю всякие хохмы в книгах про Ленина, Сталина.

- А что главное для вас в семейной жизни?

- Снова те же сухие слова: порядочность, отношение... с любовью. Иногда, когда мы встречаемся за круглым столом, я говорю тост про то, что у меня отличная жена.

У меня 1 января день рождения, а заодно и Новый год. Приходят друзья, жена готовит угощения, вот тогда и говорю. Но немного, женщину нужно любить молча.

Жена тоже ко мне относится хорошо, и нечего об этом выступать…Я считаю, что в моей семье всегда присутствовала любовь. Не кричащая, об этом не говорилось. Зато она основывалась на полном доверии, но если я где-то задерживался, жена звонила по 10 раз.

- Такому грозному - и 10 раз, не поверю…

- Ну, это я образно. Но требовала, чтобы я отчитывался.

- До сих пор ревнует?

- Не думаю, что сегодня она ревнует, может быть, в 60 и ревновала, - хитро улыбается финансист, признаваясь, что по жизни ему везло. - У меня всегда была крепкая семья, как и сейчас.

Когда-то еще первая жена Татьяна говорила: «За тобой - хоть в Сибирь!» - преданная была. И Оля тоже, хотя сейчас уже и ехать никуда не нужно.

Станислав Богданкевич.

Станислав Богданкевич.

Ну а что касается моего характера, то да - я всегда был прям, грубоват, всегда отстаивал свою точку зрения. Начиная с коммунизма - помню, как выступал на пленумах райкома партии, горкомов. И всегда имел позицию, но она мне не вредила, наоборот, благодаря ей я поднялся на высший уровень...

- А жена никогда на эмоциях не жаловалась: «Ну и тяжело же мне с тобой, выбрала на свою голову!»

- Может, когда и говорила… Хотя, я думаю, все же нет, потому что она, как разумная женщина, понимала, что я и есть ее счастье. Ну а что, скажете, не так что ли?..

ДОСЬЕ «КП»

Станислав БОГДАНКЕВИЧ, 76 лет, доктор экономических наук, доцент, профессор.

В 1958 году закончил Пинский учетно-кредитный техникум, в 1964 году - Всесоюзный заочный финансово-экономический институт в Москве.

С 1956-го по 1981 годы работал в системе Госбанка СССР. С 1981-го по 1991 годы заведовал кафедрой денежного обращения и кредита в Белорусском государственном институте народного хозяйства.

С 1991-го по 1995 годы был председателем правления Нацбанка Беларуси. Стажировался в центробанках Франции и Великобритании.

Сейчас на пенсии. Трое детей и пятеро внуков.