2016-08-24T03:20:41+03:00

Дело было так...

Театр.doc представил премьеру, основанную на реальных событиях [рецензия]
ФЕСЕНКО Галина
Изменить размер текста:

В основе «Похищения» – реальное уголовное дело о похищении ребенка с целью выкупа. За полтора часа автор и исполнитель, театральный «следователь» Константин Кожевников представляет на суд зрителей не столько случай из практики, сколько - из жизни. Рисует картину преступления (в арсенале актера белая доска (флипчарт) и маркер) и, походя (не обходя!) «картинки с выставки» жизни в Перми, учитывая обилие совпадений, и за ее пределами. «Основано на реальных событиях» на афише спектакля – не рекламный ход, предупреждение для слабонервных, не предполагающих, что только в театре, порой, и можно найти правду.

Правды ради зрителям сообщаются мельчайшие подробности преступления, фамилии всех участников с краткими биографиями и характеристиками, ссылки на источники. Дотошные зрители могут потом все самолично проверить в Интернете и убедиться, что театр без вранья – не парадокс.

Спектакль начинается с уведомления (в соответствии с законодательством), которое режиссер (Алексей Богачук-Петухов) и исполнитель, быть может сами того не желая, превращают в отдельное действо. «Просим покинуть зал верующих, чтобы не быть оскорбленными», - из зала в ответ летит: «А чувства атеистов оскорблять не будут?»; «Просим не закуривать»; «В спектакле используется нецензурная лексика», - все это вкупе с пометкой «18+» и открытой дверью служит предуведомлением публике, заполнившей подвальный театр до отказа, что «еще не поздно». Кто-то интересуется: «А деньги вернете?». «Если вы сейчас уйдете – вернем!». «А мата будет много?», - беспокоиться женский голос. «Будет зачитано письмо с обилием мата, но вы в этот момент можете встать и выйти», - поясняют авторы. Никто не выходит ни до, ни вовремя спектакля, не выходит и из себя. Да и после уходить не особенно хочется.

И все-таки «Похищение», несмотря на реальность рассказанных в нем событий, - спектакль и имеет привязку к конкретному, весьма удачно найденному для истории жанру – стендап-детектив. За названием через черточку скрывается не только то, что любит зритель, но и такая модная ныне форма подачи как сторителлинг (а по-русски – сказительство). Для спектакля в такой манере нужно немного – история, рассказчик и слушатели. Все три элемента должны быть, как водится, хорошими.

Константин Кожевников представляет историю как есть, начиная с краткого экскурса о месте преступления – городе Верещагине Пермской области и вдогонку о Перми с ее достопримечательностями вроде «Театра-Театра» Бориса Мильграма, «Хромой лошади», Пермского музея современного искусства Марата Гельмана, «Компросом» (Комсомольский проспект), соборами, кладбищем и лозунгом на набережной города: «Счастье не за горами». В рассказе Константина передано все до мелочей, до запахов, которые, как он уточняет, все те же: видать, общественных туалетов в городе недостает.

Часто говорят, что театр – диалог между актером(режиссером) и зрителем. Реплики последнего предусмотрены как правило в антракте или после спектакля. «Похищение» ведется от первого лица и обращено к каждому. Зрители подают реплики, отвечают на вопросы, заданные со сцены. Никакой театральности: Константин Кожевников настолько артистичный рассказчик, собеседник, что забываешь, что он артист. Не сценическая речь идет со сцены, но самая обыденная: тут и говор, и слова-паразиты, и все прелести могучего и свободного нелитературного языка. Трудно уловить момент, когда рассказчик-исполнитель и рассказчик-персонаж сливаются воедино. Именно рассказчик, не сказочник: история не выдумана. Тут и нравы, и любовь, и рабочее и личное: от рассказа о подготовке спектакля до картин жизни своей семьи: мать героя ссорится с соседями из-за межевых столбов, («Воловьи Лужки наши, а не ваши!»), отец героя болеет, и разговоры отца с сыном коротки – «Отец. Ты его любишь… ну, а чего с ним говорить….». От рубахи-парня, открыто и смело смотрящего в глаза публике, до опустившего глаза, рассказывающего о себе себе самому (уже, кажется, незаученно), замечающего публику и обрывающего рассказ, исповедь, спектакль фразой «Об этом я не хочу говорить». Выходит режиссер, объявляет – «Спектакль окончен», а публика не может и не хочет поверить. «Спектакль окончен» звучит еще дважды, расколдовывает и отпускает. По крайней мере, из зрительного зала.

ГДЕ: Театр.doc, ст.м. "Тверская", Трехпрудный пер., 11/13, стр. 1

КОГДА: 27 апреля, 7 мая

Цена билетов: 500 руб.

 
Читайте также