В мире15 апреля 2013 2:00

Корейцы и в Москве в войну играют

Наш корреспондент попытался уладить конфликт между двумя странами в одном отдельно взятом учебном заведении
Две армии к войне уже готовы: южнокорейские солдаты тренируются в рукопашном бою...

Две армии к войне уже готовы: южнокорейские солдаты тренируются в рукопашном бою...

Фото: REUTERS

Чучхе в Лавре

Студентов из Южной Кореи в России больше тысячи. Из Северной - государственная тайна. В посольстве КНДР на этот вопрос корреспонденту «КП» не ответили. Взяли мои координаты, обещали перезвонить, и тишина... Окольными путями все же удалось выяснить: это только в советское время северокорейцы приезжали к нам за высшим образованием сотнями. Сейчас в российских вузах набираются знаний почти исключительно дети северокорейских дипломатов, работающих у нас. Да еще по линии Русской православной церкви совсем недавно двое юношей из КНДР учились в духовной семинарии (!) в Троице-Сергиевой лавре. Сейчас они уже вернулись на родину - окормляют православных сограждан и работников российского посольства. В КНДР есть закон, по которому гражданам страны за границей запрещено общаться с представителями Кореи Южной. Но как быть, если представители двух стран в течение нескольких лет учатся в одном институте, на одном факультете и даже на одном курсе? Таких вузов у нас несколько. Дабы не создавать проблем моим собеседникам, называть тот, где пришлось побывать мне, я не стану. Все имена в статье тоже изменены.

ОБЩАЯ ПЛАТФОРМА

Как рассказала мне их преподаватель, южные корейцы после занятий могут закатиться в кафе, северные - едут к себе в посольство. У них комендантский час. Местный фольклор гласит, что в давние времена северянам разрешалось - и даже поощрялось - проживание в студенческой общаге. «Думаю, их кураторы считали: тесные связи, а вдруг завербовать кого-то получится», - пожимает плечами мой собеседник. Но какая-то группка отщепенцев, почувствовав вкус свободы, стала вести чересчур вольный образ жизни. Пьянки, преферанс... Комендант общежития пожаловался декану, тот - в посольство. Буянов отозвали на родину. Больше представителей Севера в стенах общаги не видели.

На одном из семинаров северянин Чен и южанка Пак сидят за одной партой. По словам преподавателя, Чен гораздо быстрее освоил русский. Поэтому посматривает в листок Пак, когда им приходится писать диктанты на великом и могучем. А сокурсники рассказали, что Пак может между парами угостить Чена колой - своих денег у него негусто. Он стесняется. А остальные делают вид, что ничего не замечают.

Факультативный семинар по русской истории начала XX века. Студент - субтильный негр в очках - делает доклад по Русско-японской войне. Тема для корейцев больная - им немало досталось от Страны восходящего солнца.

- С самураями нельзя церемониться, - с места кричит кто-то из корейцев. Но большинство - а тут и европейцы, и выходцы из Африки, и, похоже, Латинской Америки - встречают это неполиткорректное заявление неодобрительным гомоном. Тут Северная и Южная Корея выступают единым фронтом.

- Японский империализм, геноцид, карательные операции. - Взлохмаченный парень явно приехал из КНДР и уже готов сцепиться с оппонентом.

- Мы для них обезьяны, люди второго сорта, - подзуживает оратора соседка по парте - миниатюрная симпатичная кореяночка с Юга.

Южнокореянки - стильно одетые, по-восточному привлекательные девушки. Облачены в обтягивающие брючки, у них яркая косметика, дорогие мобильники и красивые рюкзачки. Северяне-парни - в одинаковых серых классических костюмах со значками с изображением Великого Вождя или его не менее Великих Сына и Внука и с такими же одинаковыми черными сумками из кожзама через плечо.

Партия знает...

Со студентами-северянами я познакомился за несколько дней до 15 апреля. Это в КНДР главный национальный праздник - День Солнца. Ровно 101 год назад родился великий Ким Ир Сен. Меня предупредили, что беседа продлится не более 5 минут. Мои визитки собеседники не взяли, от предложения выпить чаю отказались, и устроились мы в пустой аудитории. Молча, без каких-либо понуканий один из корейцев занимает пост снаружи у двери - лишние свидетели беседы нам не нужны. Остальные, как примерные ученики, рассаживаются за парты. Я занимаю стол преподавателя:

- С наступающим праздником, товарищи!

Молчание...

Пытаюсь пошутить:

- Красивые у вас однокурсницы. Живете в чужой стране, говорите на одном языке. Приударить за ними пробовали?

Выражение лиц у моих слушателей - словно я читаю политинформацию о ситуации на Корейском полуострове. Потом Ен (по виду вроде бы старший из присутствующих) отвечает:

- Ошибка думать, что у нас один язык. Понять можно, но все-таки мы говорим по-разному. Примерно как русский с украинцем. И на родине у нас у всех есть невесты.

Ен прерывается и кивает своему товарищу, который тянет руку.

- А еще они в России начали курить, представляете, - другой кореец корчит забавную физиономию, пытаясь вытаращить раскосые глаза, - у нас дома так нельзя.

- Ваша южнокорейская сокурсница недавно праздновала день рождения в кафе. Пригласила всю группу. Не было только вас.

- Мы занимались, - сухо отчеканил Ен. - Есть у нас товарищи, которые отстают по некоторым предметам.

Он бросает суровый взгляд на «товарища», которого неожиданно, на мой взгляд, для него самого зачислили в отстающие. Маленький кореец съеживается так, что его едва видно над партой.

- Подарок хоть приготовили?

Посчитав, что я не понял, мне вежливо втолковывают, что по кафе ходить нет времени. А значит, можно обойтись без презентов. Тем более идеологическим противникам.

- А может, в честь Дня Солнца сводить их на Красную площадь, в Мавзолей, - предлагаю я. - Заодно курс по основам чучхе прочитать.

- Мавзолей на ремонте, - проявляет похвальную осведомленность Ен. - До 30 апреля.

- «Комсомолка» выступает с предложением устроить между вами и студентами из Южной Кореи вечер дружбы. Пусть политики ссорятся, а вам, молодым, что делить?

Ен устало вздыхает (мол, не ты первый с такими неграмотными вопросами пристаешь):

- Линия нашей партии - решающая победа в конфронтации с США и их марионетками из Южной Кореи. Никакой «вечер дружбы» с врагом, который всячески пытается удушить нашу страну, невозможен.

...а маршал Ким Чен Ын объезжает с инспекциями свои войска.

КОГДА ЗАЦВЕТАЕТ САКУРА

Общаться со студентками с Юга оказалось не проще. Кто-то, несмотря на предварительную договоренность, уже убежал, другие готовились к походу в театр «Эрмитаж» (поинтересовался, на что пошли, - «Зойкина квартира» по Булгакову). Разговаривать о войне, которая вот-вот может разразиться на их родине и аукнуться во всем мире, им не очень хочется. Лучше обсудить парней из страны-соседки.

- Они скромные, им так положено, - фыркает симпатичная кореянка Цой. - На людях - всегда каменные лица, гордые.

- Записочку написать, валентинку в тетрадку подложить?

- Еще дома меня предупредили, чтобы меньше контактировала с гражданами КНДР. В целях их личной безопасности.

- Дать-попросить конспект переписать, подсказать на семинаре...

- Нельзя. Единственное - играем на физкультуре в бадминтон, теннис. Иногда приходится в одной команде выступать.

Цой морщит лоб:

- Как это по-русски... А, плечи расправить. Если кто-то из них выигрывает, хотя они не асы, могут с гордостью на нас поглядывать. Мужики!

- А если завтра война?

- По нашим законам мы должны оставаться на территории государства, где в тот момент находимся. Северные корейцы живут в посольстве, наверное, тоже не уедут. Да ерунда все это. Дома никто не верит, что начнется война. Там сейчас хорошо. Мне вчера родители написали, что сакура зацвела. Наверное, и на Севере то же самое.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Александр ВОРОНЦОВ, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН: Югу есть чего бояться

- Будет ли осуществлен 15 апреля, в очередную годовщину дня рождения Ким Ир Сена, запуск северокорейской ракеты, неизвестно. Шансы 50 на 50. Но исход столкновения, если оно случится, предсказать несложно. КНДР исчезнет с политической карты мира. Южной Корее тоже не поздоровится. В этой маленькой стране 30 ядерных реакторов. Если их будут обстреливать ракетами, пусть даже обычными, а не с атомной начинкой, то... Чернобыль, Фукусима... Уровень жизни южных корейцев резко упадет. И я сомневаюсь, что когда-либо они вернуться на прежние позиции. Югу эта война не нужна. Там люди молодого и среднего поколения уже не считают идею объединения двух стран принципиально важной.