Общество14 апреля 2013 10:29

Вы плюнете в костеле в Деву Марию?

У нашего обозревателя вызвала оторопь реакция на законопроект об оскорблении чувств верующих
Верующие просят защитить их культ от прямой агрессии.

Верующие просят защитить их культ от прямой агрессии.

Пишу просто от изумления: какую агрессию вызвал закон об оскорблении чувств верующих в среде пишущих коллег. Неужели журналисты ночью бегают рисовать свастики на синагогах? Спиливают с церквей кресты? Подкладывают куски свинины возле мечетей?

Наверняка, нет.

Тогда почему такая истерика?

Аргументов, насколько я могу понять, у противников закона два. Первый – всеобъемлющий и расплывчатый: «А что такое чувства верующих? А вдруг они заявят, что их оскорбляет мое желание есть мясо в пост? Или короткая юбка, или отсутствие чадры? А что, если появятся тысячи экзотических верований, о которых мы вообще ничего не знаем?».

Если перевести на язык понятий, комментаторы боятся появления в России религиозного государства, в котором верующие, с их правами, будут людьми первого сорта, а все остальные будут жить с оглядкой, как туристы в Саудовской Аравии.

Страх глупый и странный, ведь «недопущение оскорблений» и «жизнь под пяткой у верующих» - разные вещи. Зря Максим Кононенко спрашивает в своем блоге, не запретят ли нам евреи работать в субботу, и зря Наталья Грачева боится, что не сможет сказать свидетелю Иеговы: «Ваши дети умирают от запрета на переливание крови».

Это не оскорбление! Оскорбление – это не так!

Это – плюнуть в костеле в Деву Марию, или нарисовать обидную карикатуру на Пророка, или повесить в центре города плакат: «Все хасиды - !!!» (подставьте любое неприличное слово).

В остальном, прекрасная маркиза, все будут продолжать жить, как живут. Есть мясо, не жалея чувства вегетарианцев-кришнаитов, и целоваться на улице, невзирая на любое возмущение мусульман.

Какое им дело? Целуются же не с ними.

«Для чего же принимается такой закон?, - не унимаются неверующие. – В таком виде он избыточен! Хулиганов и сейчас можно сажать за хулиганство, мерзавцев, рисующих свастику – за разжигание розни. Нет, тут что-то не то...».

Комментаторы будто не помнят, с каким трудом протащили в суде дело «Пусси Райот». Запамятовали, как тысячи блогеров ежедневно строчили посты: «Хулиганства здесь нет, потому что я его не усматриваю, и оскорбления тоже нет. Меня не оскорбили, меня все устраивает».

Уголовная статья оказалась чересчур неконкретной, и верующие всей страны до последнего обмирали: то ли дождик, то ли снег, то ль посадят, то ли нет...

Выдохнули. Государство за нас заступилось.

Но мы не хотим рисковать в другой раз...

На этом месте спорщики, обычно, говорят: «Тогда давайте допишем в закон и оскорбление чувств неверующих! Пишите: меня оскорбляют попы в рясе, любое присутствие церкви на телевидении...»

Почувствуйте разницу. Верующие просят защитить их культ от прямой агрессии, от перевернутых икон на выставке Марата Гельмана. Они хотят, всего-навсего, чтобы их НЕ ТРОГАЛИ. Неверующие сами проявляют агрессию: не терпят инакомыслия, требуют жизни в абсолютно светском пространстве...

Не думайте, я не забыла православных придурков, которые бьют людей на митингах или сдергивают с прохожих «скабрезные», по их мнению, футболки. Но их, я считаю, надо сажать по более тяжкой статье: за хулиганство или побои. Касается всех религиозных экстремистов.

А закон об оскорблении верующих должен закрепить простой и понятный принцип: живи своей жизнью. Не бегай к соседу в чужой монастырь, чтобы навалить там кучу.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Чувства – дело тонкое

Наталия ГРАЧЕВА

В УК РФ вносится новая статья, предусматривающая наказание за оскорбление чувств верующих, за осквернение религиозных святынь и иных предметов почитания. Но как определить границы его применения? У каждой религии - свои чувства, даже у каждого человека - свои чувства. Что каждый из нас может счесть кощунственным в своем духовном мире? А о скольких верованиях мы просто ничего не знаем, и потому можем уже самим своим поведением оскорбить их сторонников? (читайте далее)