Политика

Афганская рулетка: Ставка первая - на Запад, вторая - на Восток. Часть 1-я

Накануне 25-летия начала вывода из Афганистана советских войск спецкоры «Комсомолки» отправились в эту страну, чтобы понять, куда она двинется после вывода теперь уже войск США и их союзников
Американцы хотят оставить после себя профессионально обученные армию и полицию, в которых будут даже женские подразделения.

Американцы хотят оставить после себя профессионально обученные армию и полицию, в которых будут даже женские подразделения.

Фото: Александр КОЦ

Кладбище Империй

Первыми в XIX веке в Афганистан вляпались англичане, которым не понравилось растущее влияние Российской империи в регионе. За 80 лет принуждения афганцев к цивилизации англосаксы провели три войны, но в итоге вынуждены были ретироваться, признав на прощание независимость мятежного государства.

В XX веке уже Советский Союз, опасаясь перехода Афганистана на западные рельсы, отправил на Средний Восток войска «исполнять интернациональный долг». В какой-то момент стало ясно, что миротворческая и цивилизационная миссия СССР провалилась. А забродившее свинцовое варево уже расплескивало по горам и равнинам багровые всполохи гражданской войны. И рождало новое поколение воинов с новыми ценностями и лозунгами. «Чистый ислам» увлек Афганистан обратно, в раннее Средневековье.

В нынешнем столетии с демократическими саженцам на Афганистан обрушилась самая мощная военная сила в мире. Но за 12 лет ростки демократии не взошли, а мутировали, развратив властные верхи. А умные бомбы и беспилотные ракетоносцы лишь расплодили уже привычную здесь смерть и озлобление необразованных низов. С таким бэкграундом американцы со товарищи уходят из страны в 2014 году, снова оставляя Афганистан на перепутье. Дорог у него всего три - на Запад, на Восток или вовнутрь себя, в гражданскую войну. И в этот кульминационный момент Россия вдруг заговорила о своих интересах на Среднем Востоке. На встрече президентов России и Узбекистана было заявлено о «мирном возвращении». Но куда смотрит сам Афганистан? Чего он хочет и кого ждет?

Рокеры на льдине

Самая продвинутая часть афганской молодежи гнездится в фешенебельном квартале Кабула. Это музыканты-рокеры из группы «Кабул Дримз», наверное, единственные представители западной масскультуры в Исламской Республике Афганистан. Лидер группы, худенький Сулейман Кардаш, отмеряет свою жизнь и творчество от единственной значимой вехи - ухода талибов. Рассказывает, что начал играть еще в 2008 году. На концерты в столице приходят сотни людей, но вот в Герате, например, они бы выступать не стали. Сулейман тактично поясняет, что там люди «не привыкли к музыке». Да и вообще быть музыкантом в Афганистане опасно, но дома сидеть не хочется. Нам понятен вектор движения модной молодежи, но мы все-таки спрашиваем Сулеймана:

- Нынешнее поколение на кого больше ориентировано?

- На Запад. Все выучили английский, а Россия не имеет того влияния, что раньше. Мы по-другому пытаемся смотреть на мир.

Будто в подтверждение своих слов рокеры моментально рвут шаблоны и рушат устои - приносят пиво. В этом есть какой-то эпатаж, мы чувствуем. В Афганистане люди выпивают - сказывается тяжелое советское наследие. Но делают это тихо, под одеялом. В противном случае тюрьма. И в принципе отсутствие алкоголя в социуме - самый главный признак того, что «белое» западное вторжение в Афганистан не оставит здесь следов.

Наследство в дуканах

Фактически Запад уже ушел из Афганистана, но пока еще не попрощался окончательно. Мы пытались чисто визуально обнаружить его присутствие. Но Запад просеялся сквозь страну как песок, образовав островки безопасности. Он засел на «инопланетных» военных базах, почти не высовываясь в «иной мир». Обстановка контролируется с помощью аэростатов, висящих в ключевых точках даже в самых глухих провинциях. Круглосуточно над Кабулом летает пара «Апачей». Иногда прошмыгивают по три бронетранспортера песочного цвета. Все остальное западное присутствие видно в ассортименте разбойничьих дуканов, где в пыльных витринах валяются вещи, отнятые у пришельцев. Ну скажите, кому в Афганистане нужен американский проблесковый маячок, которым обозначают место посадки вертолета, или итальянский нож-стропорез, которым можно вырвать человеку ноздрю, но невозможно отрезать хлеб?

- Настоящий стропорез, берите, ребята, - на хорошем русском говорит нам дуканщик. - Месяц назад у итальянцев колонну разграбили. Скоро, говорят, еще товара привезут.

В свое время в таких же дуканах продавали советские ящики от авиационных бомб - на дрова, армейские посуду, бушлаты, одеяла. Впрочем, тогда советские вещи меняли, а не отнимали. Афганцы подчеркивают, что русские были более открытыми. Сегодня же мы петляем по кабульским улицам, уставленным шестиметровыми заборами с колючкой поверху.

- Это министерство обороны, это типа вашей ФСБ, - комментирует водитель. - А вот это английское посольство. Они даже табличку вешать не стали на всякий случай, чтобы моджахеды не узнали.

Водитель смеется и аккуратно объезжает лежащего на перекрестке мальчика. Ребенок дергается в эпилептическом припадке, пуская пену. Рядом валяются жвачки, которыми он торговал. Жизнь детей на планете Афганистан по-прежнему не имеет никакой цены для окружающих.

- Русские были воинами, - как ни в чем не бывало продолжает ностальгировать шофер. - Они к нам как к людям относились, а эти - как к низшим существам. Шурави много хорошего сделали.

Значит, Афганистану нужен поворот на Восток?

Цивилизация почти не коснулась афганских провинций - здесь по-прежнему традиционный уклад жизни.

Цивилизация почти не коснулась афганских провинций - здесь по-прежнему традиционный уклад жизни.

Фото: Александр КОЦ

Чужие среди чужих

Для того чтобы понять, насколько сегодняшний Афганистан далек от западной цивилизации, достаточно отъехать на пару десятков километров от Кабула. Из кузова машины открывается прекрасный вид на обычный средневековый Афганистан. Кажется, ни колонны танков, ни широкая поступь технологического прогресса никак не изменили привычный уклад деревенских кишлаков времен Персидской империи. Низенькие глинобитные хижины, повозки с осликами, бородатые аксакалы в чалмах и женщины, с головы до пят укутанные в паранджу. В редких селениях красуются монументальные заборы с вывесками на английском. Запад пытался строить здесь больницы, школы. Но дистанционно, отправляя деньги по запутанным схемам. В итоге до адресатов-строителей доходили лишь малые крохи. Сейчас за заборами тишина - программы свернуты из-за бессмысленности. Скоро, через год, заборы разберут на стройматериалы и все опять станет по-прежнему.

Чувство неминуемого распада, краха сквозит в разговоре с главой комитета по обороне и территориальной целостности Афганистана Амаюном Халкеем. Спрашиваем прямо:

- Что хорошего Афганистан получил от американцев?

- Если я скажу ничего, буду не прав. От американцев на данный момент мы получили спокойствие. Что будет дальше, никто не знает. Американцы играют с нами втемную.

- В чем Запад ошибся?

- У него здесь оказалось слишком много врагов. Например, Пакистан, который воевал и против СССР, и против Афганистана. А сейчас воюет против американцев. Пакистан превратился в какой-то центр терроризма. Иранцы тоже не рады приходу «заморских гостей» к своим границам. Мне кажется, американцы неправильно просчитали свой визит. И сейчас просто меняют тактику. Хотят сократить свои потери и оставить здесь авиационные и ракетные базы. А контроль за землей они будут осуществлять с помощью афганской армии, вооружив ее. В последнем мы сомневаемся...

А пока в Афганистане самый яркий признак цивилизации - прекрасные трассы-бетонки, построенные еще шурави. Да знаменитый трехкилометровый тоннель Саланг, пробитый московскими метростроевцами в середине прошлого века. Советских вообще в Афганистане вспоминают так, будто и не было той жуткой 10-летней войны. Те, кто пришел на смену ограниченному контингенту, оказались еще страшнее. Кабульцы до сих пор помнят места массовых казней и, гуляя по городу, показывают их иностранцам, внутренне содрогаясь от воспоминаний. Натерпевшись «чистого ислама» при талибах и «стабильности» при американцах, афганцы получили уникальную возмо