2016-08-24T03:17:00+03:00

В дачном поселке Жуковка по Рублевскому шоссе первым бассейн построил Ростропович

65 лет назад был заложен фундамент одного из самых престижных дачных поселков Подмосковья [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments5
В гостях у академика Николая Доллежаля и его жены (на фото в центре) соседи по даче - Галина Вишневская и Мстислав Ростропович.В гостях у академика Николая Доллежаля и его жены (на фото в центре) соседи по даче - Галина Вишневская и Мстислав Ростропович.
Изменить размер текста:

Потомки советской научной и творческой интеллигенции расстаются с семейными гнездами в подмосковной Жуковке, где в окружении новорусских соседей тихая дачная жизнь стала невозможна.

Земля здесь недешевая: 90 - 100 тысяч долларов за сотку. Говорят, до кризиса было дороже. Но и тогда, и теперь находятся покупатели. Девять километров от Москвы, это с одной стороны. Но с другой - каким черепашьим шагом проползаем мы эти километры по одноколейке Рублево-Успенского шоссе. Мы едем в поселок академиков в Жуковке, на дачу Николая Доллежаля, одного из создателей атомной бомбы. Напротив его дома - дача композитора Дмитрия Шостаковича. Через несколько домов - особняк Ростроповича - Вишневской. Рядом участок, принадлежавший академику Андрею Сахарову. Сейчас недвижимостью советской элиты владеют их дети и внуки. Но большинство дач уже продано. Их новые хозяева - банкиры, бизнесмены и прочий люд с большими деньгами. Правда, по привычке поселок называется академическим, как и в конце 40-х, когда его построили немецкие военнопленные.

Наталья Доллежаль - старожил поселка академиков в Жуковке.

Наталья Доллежаль - старожил поселка академиков в Жуковке.

СТАЛИНСКИЙ ПОДАРОК

- В 1949 году мы сюда и приехали, - уточнила Наталья Доллежаль, дочка академика, конструктора ядерных реакторов, дважды Героя Соцтруда Николая Доллежаля. - Отец вместе с другими учеными и инженерами делал реактор для атомной бомбы. В случае неуспеха их отправили бы в лагеря, а то и похуже... Но все получилось - опередили американцев. В награду участники атомного проекта получили дачный поселок. Первоначально здесь было всего 23 дачи. Рядом с нами - дача академика Юлия Харитона, за ним - академика Исаака Кикоина. Потом получил дачу Андрей Сахаров, Мстислав Келдыш, он здесь и умер - у себя в гараже. У Андрея Дмитриевича Сахарова была чудесная первая жена. Здесь он жил с ней и тремя детьми еще до встречи с Еленой Боннэр. Он тогда, по рассказам отца, был совершенно другим человеком - не лез в политику, занимался только атомной энергетикой. Кстати, Боннэр его дачу и продала, одна из первых в нашем поселке. Сейчас на том участке выстроили какое-то палаццо.

- Что представлял собой «царский» подарок Сталина?

- Участок в 75 соток с домом, готовой обстановкой и мебелью. Внизу был гараж, в котором стоял либо «ЗИМ» (автомобиль Горьковского автозавода имени Молотова. - Ред.), либо «Победа». Часть домов были кирпичные, но в основном деревянные, с эркерами, открытыми террасами, лепниной на потолке, бетонными вазонами на балконе. Приходишь к соседям и видишь те же диваны и кресла, что и у себя дома. Но это считалось роскошью.

- Как протекала дачная жизнь в 50 - 80-е?

- Праздники, Новый год встречали с соседями. У всех прозрачные заборы (сейчас кругом непроницаемые пятиметровые щиты. - Ред.), все друг друга знали. Вокруг поселка - ровно километр. По этому кругу вечером гуляли дачники. Дети вместе росли, ходили в гости на яблони, пионы и сирень полюбоваться.

- Когда появились новые соседи?

- В конце 50-х годов рядом с академическим построили поселок Совета Министров. Новые соседи первым делом отгородили нас от леса и железной дороги. Вход на их территорию сделали по пропускам. У совминовских был киноклуб, куда нас пускали. А вот магазинчик, где продавались дефицитные сосиски и колбаса, - только для своих. Но мы пробирались через дырки в заборе. Был случай, когда Галина Павловна Вишневская лезла через забор в тот магазин.

К нам в поселок приходили гулять с совминовских дач: у нас можно было встретить Дмитрия Шостаковича, Мстислава Ростроповича... Александр Галич, Фаина Раневская, Клавдия Шульженко снимали академические дачи. Солженицын жил у Ростроповича. Было интересно посмотреть на знаменитостей. Построил здесь дачу сын Леонида Брежнева - Юрий. У него был очень красивый дом, не типовой, как у всех. Юрий Леонидович работал торгпредом в Швеции и привез оттуда деревянный скандинавский сруб, на который все любовались.

- Как вашими соседями стали Ростропович и Шостакович? Они не академики-атомщики...

- Академик Артем Алиханьян вначале свою дачу сдавал. Потом эту дачу купил у него Дмитрий Шостакович. Композитор так расхваливал наш поселок своим друзьям Ростороповичу и Вишневской, что в 1963 году Галина Павловна и Мстислав Леопольдович тоже купили здесь дачу.

Дом, построенный по немецкому проекту, Дмитрий Шостакович купил у академика Алиханьяна. Нынешняя хозяйка - дочка композитора Галина Дмитриевна.

Дом, построенный по немецкому проекту, Дмитрий Шостакович купил у академика Алиханьяна. Нынешняя хозяйка - дочка композитора Галина Дмитриевна.

ВИШНЕВСКАЯ БЫЛА ПРОРАБОМ

- Сейчас в Жуковке строительный бум. Но и раньше наверняка свои жилища перестраивали?

- Дмитрий Шостакович и Галина Вишневская сделали на даче лифт, когда им стало трудно подниматься по лестнице. Ростропович свою деревянную дачу начал перестраивать еще до того, как они с Галиной Павловной оказались в изгнании. У маэстро была строительная жилка. Он пристроил к дому кирпичный зал, готовил Вишневской сюрприз. Сверху зала предполагался бассейн. Помню, какой был ажиотаж, когда Галина Павловна приехала смотреть на готовую конструкцию. Но бассейн, как только налили воды, сразу протек. Тем и закончилась первая перестройка дачи.

После их возвращения в Россию «стройкой века» занялась Галина Павловна. Она командовала, как настоящий прораб, и матерком, если надо, строителей крыла. За это ее уважали. Помню, сделали крышу. Вишневская посмотрела и вынесла приговор: в дождь в окна будет заливаться вода. С ней стал спорить начальник из Госстроя, который занимался реконструкцией дачи. Вишневская ему говорит: «Тогда лезь на крышу с ведром воды, будем проверять, кто из нас строитель». Естественно, в окна полилась вода, и пришлось крышу переделывать.

В хозяйственном магазине Галина Павловна присмотрела небольшие хрустальные люстры. Продавщица ее отговаривала: мол, маленькие, куда вы их повесите? Вишневская говорит: «В туалет на даче». У продавщицы челюсть отвисла: хрустальные люстры в туалет! Галина Павловна свою дачу очень любила и обставляла по своему вкусу. Она и умерла здесь, в Жуковке.

- Несмотря на строительные радости, жизнь в поселке, как я поняла, была тихая...

- Так было раньше: за забором лес с белыми грибами и широченными аллеями, по которым зимой ходили лыжники. Говорят, эти аллеи сажал барон Мейендорф до революции. Рядом, в Барвихе, до сих пор стоит его замок в средневековом стиле. Когда возникла идея застроить лес дачами, отец куда только не писал: мол, нельзя вырубать деревья, это легкие Москвы. Никто не послушал. Там, где был лес с живописными канавками, построили современные «ливадийские дворцы». Эта масштабная стройка не утихает с 90-х годов. Днем и ночью ревут бульдозеры и бетономешалки. Вдовы и дети академиков - люди небогатые - кусочки своих «имений» стали распродавать. Покупали банкиры, бизнесмены, бандиты. В 90-е двоих здесь же и уложили автоматной очередью. Сейчас стреляют меньше, но черные джипы с тонированными стеклами носятся, как на авторалли.

Я думала, что никогда не смогу продать свой «вишневый сад». Теперь здесь все чужое, как и люди, которые живут по соседству за высокими заборами.

ПРИГЛАШАЕМ:

На шоу мировых супер звезд Бального танца!

Прошлое и будущее Жуковки: Потомки интеллигенции покидают поселок.Потомки советской научной и творческой интеллигенции расстаются с семейными гнездами. В окружении новорусских соседей тихая дачная жизнь стала невозможнаКП-ТВ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также