Политика31 мая 2013 2:00

Почему Сергей Гуриев вынужден играть то ли свою, то ли чужую роль?

Вынужденная отставка Сергея Гуриева, ректора Российской экономической школы (РЭШ), может иметь серьезные политические последствия
Эмиграция во Францию является не вынужденным решением Гуриева под давлением, а его собственным выбором.

Эмиграция во Францию является не вынужденным решением Гуриева под давлением, а его собственным выбором.

Гуриев играет очень важную роль в российском либеральном лагере. Он несколько лет вырабатывал идеологическую и политическую платформу альтернативного Путину нового прозападного политического курса.

Сергей Гуриев не только активно получал деньги от высокопоставленных политиков-либералов, но и тратил деньги на политику. Он являлся председателем совета фонда «Династия» Дмитрия Зимина. Фонд активно поддерживал молодежь и науку в области образования, многие из них потом были участниками маршей болотной оппозиции в научно-образовательной колонне.

Сергей Гуриев и его ближайший союзник, главред «Нью Таймс» Евгения Альбац, - ведущие антипутинские прозападные политики, которые начали работать с Алексеем Навальным и активно продвигать его в глазах своих западных партнеров как будущего харизматического лидера толпы, способного «свалить Путина». Именно они вместе с Гарри Каспаровым, кажется, и рекомендовали его в Йельский университет на специальную программу «мировых лидеров».

РЭШ в начале 2000-х годов активно сотрудничала с фондом «Открытая Россия» Михаила Ходорковского. А когда совет по правам человека заказал Гуриеву экспертизу о втором деле Ходорковского, тот дал положительную для МБХ оценку (не воровал), не упомянув при этом о конфликте интересов (получение денег от МБХ). Эта экспертиза и стала формально главной причиной интереса следствия к Гуриеву.

РЭШ - очень нестандартный проект. Он был создан на базе ЦЭМИ, Центрального экономико-математического института РАН, через который в российскую экономическую науку вошла методологическая концепция «рационального выбора». Эта концепция делает анализ экономики на основе математических моделей, рассматривает экономические феномены и процессы как математические модели, абстрагируясь от социальных аспектов экономики. Эта методологическая концепция «рационального выбора» тесно связана с идеологической концепцией так называемого монетаризма (противостоящего социально ориентированному кейнсианству), а та, в свою очередь, с политической концепцией рыночного фундаментализма (противостоящего концепциям социально ориентированного экономического развития). Эта коалиция является принципиальным противником государства в экономике. Понятно, что именно последователи монетаризма и рыночного фундаментализма захватили ведущие позиции в экономическом блоке. Гайдар, Чубайс оттуда. Именно они создали существующую в РФ экономическую модель олигархического социально безответственного капитализма, критически зависимого от внешних институтов.

Эта зависимость российской модели от внешних институтов, проще сказать - от мировой и финансовой олигархии, была и остается одной из важнейших их целей, чтобы не допустить возрождения независимой геополитической субъектности России.

Политика Путина с его попытками усилить роль государства, восстановить суверенитет РФ, реализовать большую социальную ориентированность государственной политики, вызвала нараставшее отторжение у определенной группы людей. Сергей Гуриев был интеллектуальным центром этой группировки, разработавшей и реализовывавшей проект замены Путина более подконтрольным политиком, с перспективой вернуться на прежний курс.

Выборы 2012 года дали надежду этой группировке на смещение Путина. Ключевым стал проект Болотной, на него были брошены большие ресурсы, в том числе подконтрольные этой группировке бюджетные средства, а также деньги ряда олигархических группировок.

Срочный отъезд Гуриева связан и с попыткой, думаю, не дать в руки следствия эти секретные каналы, по которым олигархические и госбюджетные деньги шли на поддержку революционной антипутинской оппозиции. Целью, была, конечно, не прямая революция, а отход Путина от претензий вернуться на третий срок, но ведь все «цветные» революции сочетают в себе массовые революционные волнения и элитный переворот.

При этом, конечно, при всей важности фигуры Сергея Гуриева его все же можно скорее считать не самостоятельным политиком, формирующим политический курс, а политическим авангардом, резко и быстро продвигающимся вперед по заданию своего руководства в рамках общей работы политической команды. Сейчас, когда к нему нет никаких личных серьезных претензий от правоохранительных органов, намеки на возможность эмиграции во Францию являются не вынужденным решением Гуриева под давлением, а его собственным выбором. Причиной этого выбора может быть и желание под политический шум добиться статуса политического беженца, а на деле просто замаскированный переезд к своей жене Елене Журавской, уже работающей во Франции. А возможно, угроза эмиграцией - это политическая провокация, которую Гуриев вынужден реализовывать по заданию своих старших товарищей, которые хотели бы упредить возможный исход противников Путина из власти всех уровней, организовав этот скандал. Это - форма защиты противников Путина, чтобы продолжать курсировать с белыми ленточками по коридорам власти и вокруг них.