2016-08-24T03:16:05+03:00

Олег Видов: «Жена меня держит в хорошей форме»

Российско-голливудскому актеру сегодня исполняется 70 лет [видео+фото]
Поделиться:
Комментарии: comments100
Девушки Советского Союза были влюблены в Олега Видова - «всадника без головы».Девушки Советского Союза были влюблены в Олега Видова - «всадника без головы».
Изменить размер текста:

11 июня российско – американскому кино-актеру Олегу Видову исполнилось 70 лет. Его работы в отечественных лентах наш зритель помнит и любит по сей день: главная роль в фильме "Всадник без головы» - Морис Джеральд, небольшая, но запомнившийся образ старшего лейтенанта милиции в картине «Джентльмены удачи», князь Гвидон в "Сказка о царе Салтане". Видов снимался много, был хорош собой, фотографии с его портретом в советские годы раскупали восторженные поклонники, его называли «секс-символом». Но этот роскошный блондин в зените славы вдруг уехал из Советского Союза, вначале в Югославию, а потом в Австрию, Италию. А в результате оказался в Америке, вызвав многочисленные пересуды и домыслы… В этом году юбилей не только у самого Олега Видова, но и у фильма «Конец света» – 50 лет. Это фильм в котором он впервые появился на экране. А также 25 лет фильму «Красная жара», в котором он был партнером Арнольда Шварценеггера. Мы дозвонились Олегу Видову в Лос-Анжелес, что бы расспросить его обо всем.

- Олег Борисович, попав в Америку, вы получили приглашение сыграть в фильме «Красная жара» с Арнольдом Шварценеггером.

- Да, «Красная жара» – моя первая роль в Америке. Меня пригласил сниматься режиссер и сценарист Уолтер Хиллат. Сделали несколько моих проб на «плохого человека». Я пробовал по-английски говорить с своеобразным акцентом. Режиссер посмотрел и говорит: «Ты актер хороший, но у тебя глаза ДОБРЫЕ!». Я подготовился, делал на пробах все, что надо – стрелял, падал, прыгал. Но режиссер сказал: «Понимаешь, нам нужен человек, которого люди просто увидели и сразу возненавидели». И он дал мне роль партнера капитана Ивано Данко. Потом мне сказали, мол, готовься, едем в Венгрию, в Будапешт. Я боялся ехать. Я же до этого самовольно уехал из СССР, думал, что меня могут вернуть. Но в те годы уже началась перестройка, намечались какие-то другие перспективы, перемены в советской идеологии.

Помню, я приехал в Будапешт в бейсбольной кепке, в очках. Выхожу по трапу, ко мне идет девочка-венгерка, говорит: «Олег Видов, дайте мне автограф». Я понял, что за очками не скроюсь от поклонников! (смеется).

В Венгрии я уже ранее снимался - в фильме о советском офицере, который спас венгерских офицеров, отказавшихся воевать на стороне Германии, и их фашисты собирались расстрелять. И я рад был снова приехать в Будапешт для съемок в «Красной жаре». Этот город мне уже был как родной, на время словно бы вернул меня в мой прежний мир… Снялся и вернулся в Америку, слава Богу, без всяких помех. Актерская профессия все-таки вне политики. Что можно ожидать от актера кроме хорошей роли!

А «Красная жара» - это большой фильм, который, что интересно, увидели в Советском Союзе, увидели, что я жив и здоров. Правда, в фильме я погибаю, в конце концов. Но все равно, как мне передавали, люди в СССР смотрели и говорили, мол, как это Видов в Голливуд попал?!

- Это был некий вызов с вашей стороны?

- Нет. У меня на самом деле вообще другие планы были. Не думал, что буду сниматься. Понимал, что английский - это очень большая преграда. Рассчитывал заниматься совсем другими делам. Но так получилось, что меня уговорили начать сниматься в кино в Голливуде.

- Трюки вы и Шварценеггер в этом фильме сами выполняли?

- У меня особых трюков не было в фильме. Упасть и в гробу полежать – вот и всё - дублера не надо.

Раз тебя в фильме убили – значит, в реальности долго жить будешь! У Шварценеггера есть дублер, который за него делает трюки – с крыши прыгает, бегает и так далее. Это только в нашем советском кино актеры сами все делали. И я с удовольствием все делал сам. Я был как кошка, потому что занимался акробатикой в своё время, и это мне помогло «падать на четыре лапки». В Голливуде с трюками строго – обязательно берут дублера, каскадера. Потому что если останавливаются съемки из-за травмы актера, то теряются миллионы сразу.

- Как вам «железный Арни» в работе и общении?

- Арнольд молодец. В группе потрясающе вел себя, доброжелательно, дружески. Очень хорошо относился ко мне. Даже с уважением. Мы вместе с ним интенсивно работали. Были увлечены общим делом. Говорили с ним о жизни. Я же после Югославии в Австрии пару месяцев жил. Арнольд узнал про мои проблемы. Он относился ко мне понимающе, потому что он же тоже эмигрант. Эмигранты друг друга понимают, даже если они из разных стран. Понимают, как это сложно, тяжело, проблемы с языком, работой. Еще на съемках у меня были проблемы со здоровьем. Арнольд часто спрашивал, как я себя чувствую, относился очень тепло.

Я в то время очень худенький был, сильно похудел – еще не знал, что у меня серьезные проблемы. И Арнольд мне говорит: «Надо больше есть мяса! Нужны протеины. Меньше ешь фрукты».

Он же всю жизнь занимался культуризмом. Я тоже занимался культуризмом, не профессиональным, а для того, чтобы быть в хорошей форме. Когда первый раз поехал в Скандинавию, был в очень хорошей физической форме, меня хвалили за это. Но во время съемок «Красной жары» - а это было перед операцией - из-за болезни совершенно выдохся, очень плохо было.

После съемок в «Красной жаре» я еще снялся в «Дикой орхидее» в Бразилии. Там мне стало совсем худо. И тогда у меня определили опухоль на гипофизе. Но не раковую, к счастью. Хотя риск оставался. Но ничего, после операции очухался. После этого я живу уже 28 лет. Вообще надо очухиваться. И заниматься своим здоровьем и здоровьем своих близких – это самое главное.

Хотя вообще-то актеры – народ, который не жалеет себя. Если есть роль, съемки – начинаешь работать, отключаясь от всего, забыв и о здоровье. Однажды в Москве снимали фильм «Семья Ивановых». Попросили приехать. А у меня воспаление легких. Они уговаривают, мол, приезжайте, мы вас на хоккейное поле на специальной тележке вывезем. Я смеюсь: в хоккей я и сам неплохо умею играть. И все равно меня это все завело, я приехал, сделал то, что нужно . В фильме были эпизоды встречи двух хоккейных команд. Вернулся после съемок домой в Москву, поболел немножко, и снова очухался.

- Как вы относитесь к мнению, что фильмом «Красная жара» американцы поиздевались над русскими?

- Я не вижу там издевательства! Просто, понимаете, поскольку съемки проходили в Венгрии, играть русских героев пригласили венгерских актеров, которые говорили на жутком русскоподобном языке. Думаю, если бы герои говорили нормально русском, не было бы такой неприязни. Режиссер снимал так, как понимал, чувствовал. А сам Арнольд – чем он хуже какого-нибудь милиционера, выходца из Сибири, мощного, азартного, который привык обуздывать нарушителей порядка своим способом… Характер советского милиционера был очень симпатично показан Арнольдом. Он играл простака, но не дурака, там не было стереотипа. Фильм, на мой взгляд, хорошо сделан. Один из американских фильмов, где с симпатией говорили о советском человеке. Сделали фильм о русском милиционере и сделали с симпатией. Просто американцы, которые заняты своими делами, иначе относятся к таким обстоятельствам, чем в России.

Режиссер на съемках создавал атмосферу, четко ставив задачу, и в этой задаче я был свободен. Не было психологического сеанса, которые любят устраивать некоторые режиссеры, сбивая с толку. Актеру нужна собственная самостоятельность, чтобы раскрыться, выплеснуть свою эмоцию. У меня было абсолютное взаимопонимание с режиссером. Я как собака – понимаю с одного взгляда.

А то, каким будет весь фильм – это все в ведении режиссера. В этом фильме, что мне понравилось, нет людей, похожих друг на друга. Очень часто в фильмах герои похожи друг на друга, начинает рябить в глазах. Эта картина сделана добротно, в ней есть драматургия. У каждого героя есть судьба. Даже если это герой эпизода…

В Венгрии, когда актерам, игравшим советских солдат, надели странные шапки, похожие на гэдээровские, я подумал: «Не могли нормальные шапки найти?», за державу было обидно. Я сказал об этом режиссеру. Но было уже поздно что-то менять. Уже шли съемки, перешивать некогда – после драки кулаками не машут. Потом это была американская продукция, сначала снимали только для американского зрителя, для которого не имеет значения, какие шапки у советского солдата. Ведь фильм не исторический, а традиционный американский боевик. Это надо понимать. Это потом фильм вышел в мировой прокат. Вот я помню, какие были у советских солдат шапки. А для современной молодежи это тоже не так важно.. В Америке фильм хорошо приняли.

- На съемках «Красной жары» был какой-нибудь веселый случай?

- Особо было не до шуточек. Ну, например, я в фильме должен был убить одного бандита. На эту роль взяли колоритного мужчину, с устрашающей растительностью на лице. И вдруг на съемочную площадку появляется этот актёр… без усов и бороды! Он, дурачок, решил быть красивым в кадре и перед съемкой эпизода побрился! С бородой у него было зверское выражение лица. А побрился – стал голенький, милый, наивный человек Режиссер на него посмотрел и сказал: "Сцену с убийством отменяем".

- Из знаменитых голливудских актеров с кем вы еще работали?

- С Микки Рурком снимался в «Дикой орхидее». В фильме «13 дней» - с Кевин Костнером и другими.

Микки Рурк - человек особой судьбы, с хорошим юмором. Талантливый, неожиданный. Сделавший сам себя. Доброжелательно ко мне относился. Вообще всегда состоявшиеся актеры относятся друг к другу с огромной симпатией, потому, что они знают «почем фунт лиха». Только человек малопрофессиональный может выпендриваться, кого-то обижать.

- Вы хорошо выглядите!

- Жена у меня хорошая, держит меня в хорошей форме. Она очень добрый, чудесный человек. Она объездила весь мир, работая журналистом. И она, и я, мы всю жизнь работаем. Мы очень хорошо понимаем друг друга, у нас много общего. Мы с ней как единое целое, друг друга поддерживаем. Нам вместе хорошо. Повидали и она, и я, очень много. У нас широкое восприятие мира… Я считаю, что женат на ней с того момента, как ее встретил.

- А как вы познакомились?

- Осенью 1985 года, находясь временно в Италии, я поселился в доме у актера Ричарда Харрисона. Там же останавливалась американская журналистка Джоан Борстен. Когда она приехала, я увидел умного, внимательного, отзывчивого человека. Как увидел ее, так больше и не расставались. Прожили вместе уже 28 лет. У нас крепкий брак.

- Говорят, у вас сын живет в Америке?

- Да, сын из Одессы - Сергей - живет в Америке. Есть от прошлого брака сын Слава, он живет в Москве.

- Про вас много написано. Но везде разные сведения. Может, проясните нам факты вашей биографии. Например, кто была ваша первая жена?

- Первая жена – Мариночка, которую я очень любил. Она была художник-оформитель. Очень хорошо рисовала. Добрый, милый человек, из хорошей семьи. Мама ее была хороший человек. Мы с Мариной были совсем еще молодые, «зеленые». Наверное, если бы поженились в более старшем возрасте, ужились бы. А так – студенты, оба импульсивные, загорались как спички и быстро сгорали. Мы прожили не долго. Но она - моя первая, очень сильная любовь. К сожалению, не получилось. Бывает. Будучи женатым на Марине, я уже сделал первые успехи в большом кино… Потом мы с Мариной расстались. Через несколько лет я женился на считавшейся первой красавицей высшего света Наталье Федотовой.

- Мне рассказывали, что вы скоропалительно женились на Федотовой. Причем, она вам поставила условие: «Завтра или никогда». На следующий день в загсе был выходной. Но вы с помощью Галины Брежневой все уладили и сыграли свадьбу.

- А может быть, это она скоропалительно вышла за меня замуж. Все это уже прошлое.

- Говорят, Федотова была дочкой генерала КГБ.

- Она была дочкой профессора русской истории, он был слепой. Жила в высотке на Котельнической набережной… Наталья очень умная, красивая. Но у нее были свои интересы, своя жизнь. Она жила в своей ипостаси. Я – в кино. А ее интересовали другие вещи – власть, партия, «верха».

- А чем она занималась?

- Практически ничем. Она была приятельницей Гали Брежневой. Но… это же не кормит! (смеется). Мне пришлось зарабатывать, ездить на встречи со зрителями. Я увидел многие незабываемые уголки нашей Родины. И встретил много замечательных людей! В этом мне повезло...

Со временем с Натальей Федотовой мы оказались совершенно разными людьми. Я – человек свободы. Как птица. Мне хотелось ездить, сниматься. А Наталья жила в своем мирке. Любила сидеть у себя дома в высотке на Котельнической набережной. А я не домосед.

- В советские годы ходили разговоры, что именно стараниями Федотовой и благодаря ее высоким связям вы получали главные роли в кино?

- Вы знаете, на людей кино трудно давить - это же творческие личности. На главную роль «Всадник без головы» меня утвердил режиссер Владимир Вайншток – он увидел меня в Югославии и предложил мне роль Мориса Джеральда. Там я снимался в фильме "Битва на Неретве" (съемки были в Югославии) в 1968 году. Я уже снялся в картине «Красная мантия» (Дания) - серьезном фильме в моей творческой биографии, дело было ответственное - надо было сыграть викинга 12 века, героя скандинавской саги о Хагбарде и Сигне - история повлиявшая на создание Шекспиром Ромео и Джульетты: там и любовь, и трагедия. И я играл - никакого блата не было… И женат я тогда был не на Наталье Федотовой, а на Марине.

- Один контрразведчик мне рассказал, что у Натальи Федотовой во время вашего брака были свидания с Фиделем Кастро, шах Ирана Реза Пехлеви ее привечал.

- До меня - вполне может быть. Она мне говорила, что бывала на каких-то высоких встречах. Она жила своей жизнью. Потом мы развелись - разошлись как в море корабли.

- Она вам изменяла?

- Я проводил очень много времени на съемках. Мне об этом не было известно.

- Еще писали, что причина вашего развода с Федотовой – ваш роман...

- Это все чистая неправда. Мы развелись в 1976 году и все.

- Но вы решились на развод с подругой Галины Брежневой! Таких врагов наживать!

- У меня были доброжелательные отношения и с Галей, и с Юрой, ее мужем. Они ко мне хорошо относились. Мне ничего от них не было нужно. Мне нужно, одно - чтобы я сыграл хорошо роль. Они мне этого дать не могли. Самому надо играть. А плясать перед ними вприсядку – не плясал. Вот и разница.. Было это все давно. Поезд ушел. Сейчас жизнь другая, интересная.

Надо уметь жить не прошлым, а настоящим. Этого не хватает русскому человеку – чтобы он жил настоящим. Даже не будущим, а настоящим. И не ныть, а, наоборот, находить свои пути. И дело не в деньгах – дело в тебе. Потому что счастлив человек совершенно от другого. Деньги никогда не дают абсолютного счастья, они дают определенные удобства. А счастье – не в деньгах. Моя душа радуется, когда хорошо вокруг, когда люди рядом хорошие. Когда есть удовольствие от работы. Нас в Советском Союзе учили любить всех других, и мы жили для других, для общества, для будущего страны , забывая о себе.

Но необходимо, в первую очередь, любить себя, свою независимость. Конечно же нужно думать о других, но не сдаваясь, не растворяясь в толпе, ведь каждый человек - он единственный в этом мире и ему себя надо уважать и любить.

- Но все же расскажите, вы уехали из СССР потому что вам не давали работать?

- Это один из моментов. Все в комплексе. Не то, что не давали сниматься. Не давали сниматься и раньше. Просто стали вставлять палки в колеса. Скажем, я учился на режиссерском во ВГИКе, на экзамене успешно показал свою дипломную работу. Мне говорили, что моя бывшая супруга звонила во ВГИК, требуя чтобы мне не выдавали диплом. Но режиссер Ростоцкий, невзирая на давление «сверху», поставил мне «отлично» за режиссуру. Я получил квалификацию режиссера кино и телевидения…

Регулярные попытки бывшей жены испортить мне жизнь и карьеру тогда послужили одной из причин моего отъезда... Я женился на югославке и уехал к жене. Мне оформили пребывание там 72 дня. Я там много снимался. Но наступил момент, когда меня вызвали в полицию и приказали в 72 часа покинуть Югославию, подразумевая вернуться в СССР. Тогда один мой друг — актер Мариан Сренц - помог мне переехать в Австрию, где я прожил у него два месяца. А потом мы отправились в Италию и там я встретил мою будущую жену. В американском посольстве мне оформили право проживания в Америке, как особо талантливому человеку.

К моему сожалению, в прессе часто сообщалось много не точного обо мне. И в том числе, как я попал в Америку. Сегодня в интернете есть мой сайт, где можно прочитать, как было в действительности.

- Чем сегодня вы заняты?

- У нас с женой есть бизнес, это параллельно к моим съемкам. Работаем. Неправильно думать, что в Америке все легче, чем в России. Везде надо работать, вкалывать. Когда человек привыкает к работе, то это становится естественным, нормальным состоянием его жизни – работа, рост в своей профессии и так далее. Если человек учится, повышает свою квалификацию - он поднимается. А если человек сидит на месте, сложа руки и говорит, что у меня нет выхода – то его никогда и не будет. Есть русская поговорка - «На Бога надейся, а сам не плошай». Я этому следую.

- С юбилеем вас Олег Борисович!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Олег Видов: Был уверен, что в Штатах стану электриком

Алексей ОСИПОВ

Для миллионов советских зрительниц красавец-актер Олег Видов – прежде всего благородный Морис Джеральд из «Всадника без головы». Этот фильм, снятый по одноименному роману Майн Рида, стал его звездным часом. Затем были другие не менее успешные кинокартины, всенародная слава, съемки за рубежом, но обстоятельства вынудили его, и он уехал на Запад.

Видов был не первым, кто попытался продолжить карьеру в Голливуде. Но он – чуть ли не единственный, к кому фортуна не просто повернулась лицом, а кто смог убедить ее в том, что русский актер сможет стать настоящей голливудской звездой.

- Я честно говорю, оставаясь на Западе, был уверен, что на актерской карьере поставлю крест – буду работать электриком или слесарем. Но когда приехал в Голливуд, друзья стали меня тащить обратно в кино. Как вот сейчас – в поэзию. Я всегда писал стихи. Для себя. О любви. Писал – и складывал в стол. Но вот решился на издание первого сборника.

- Мы привыкли к тому, что у Голливуда – русские корни, но никак не русская душа. В сегодняшней мировой империи кино русский дух присутствует?

- Да он во всей Америке присутствует! Возьмите Google – русские корни и русский дух. Что же касается Голливуда, то тут сейчас происходит интересное явление – появилось новое, молодое поколение американских актеров, родившихся от русских родителей – Натали Портман, Мила Кунис и другие. А сколько голливудских мужчин переженились на русских девушках, получив в приданое русскую ментальность, столь быстро прививающуюся? Сотни! Нас – русских невозможно отделить от родины, вне зависимости от того, сколько лет мы живем вне ее пределов.

- Россию Голливуд до сих пор воспринимает в виде страны, по улицам которой ходят медведи, офицеры КГБ и бояре в высоких шапках?

- От этого стереотипа Америку избавили телевидение и Интернет. У людей появилась возможность чуть ли не в режиме реального времени видеть все то, что происходит в Москве, Петербурге, провинции. Плохие русские – это этап своеобразной игры в казаки-разбойники, в которую играет Голливуд: когда-то это были хорошие ковбои и плохие индейцы, потом американцы и фашисты, потом те же американцы и плохие русские. Но холодная война закончилась, Америка не воспринимает Россию как врага, и, заметьте, кино про тупых русских уже давно не снимают, равно как и снятые когда-то фильмы подобного рода не пользуются зрительским спросом.

Я приехал в США до перестроики и вплотную встретился с карикатурными стереотипами в которые я не вписывался. Оглядевшись, выступил с инициативой создания содружества Real Russian. Перевести это название можно – как «настоящие русские», а также как «русская коробка с кинопленкой». Мы старались доказать американцам, что русские - такие же как и они, а не какие-то там бандиты или мафиози. Но, к сожалению, очень скоро пришла волна информации о беспределе и нарушениях закона, творившихся в России, что добавило темных красок в палитру голливудских сценаристов.

Вообще же, Голливуд прекрасно помнит то, что как кинофабрика он был основан выходцами из России. Почти у каждого режиссера тут – либо бабушка, либо дедушка откуда-нибудь из России или Украины. Знаю, что у этих людей – внимательное и уважительное отношение к родине предков. Чтят здесь и Михаила Чехова, который зарекомендовал себя не только как прекрасный актер, но и как великолепный преподаватель сценического искусства.

Помнит Голливуд и русскую литературу. Сняли «Евгения Онегина», и картина пользуется огромным успехом, показы следуют один за другим. Да, это сюжетный фильм, но сам факт остается фактом – интерес есть. А стереотипные глупости до сих пор мелькают – взяли вот, например, и недавно в одном фильме русского бандита назвали Лермонтовым.

- Неужели русскую Анну Каренину может сыграть американка?

- Русский национальный характер – это, прежде всего, эмоции. Русские – очень эмоциональны, русские живут эмоциями. В Америке, по большей части, англо-саксонская культура, в которой эмоций меньше, а рациональности больше. Но я знаю, что хороший режиссер может задеть струны актерской души так, чтобы внутренние душевные качества актера вдруг выплеснулись наружу.

- Сожалеете о том, что пришла пора играть не героев-любовников, а дедушек?

- А о чем сожалеть? Жизнь есть жизнь, и в ней я – дедушка, у меня растет внук. Да и подруги моей молодости тоже уже нянчат детей своих детей. Но в моей памяти они навсегда молоды и красивы. Надеюсь, я – такой же, молодой и красивый и их памяти.

Я очень люблю своих зрителей. Именно для них хочу явить себя в новом, незнакомом для них качестве – в качестве стихотворца. Но, должен признаться, что большая часть стихотворений в этом сборнике навеяна была именно зрительницами и моими подругами.

- Голливуду нужен мостик, связывающей его с Россией?

- Он нужен одинаково, не только Голливуду и России, а всей Америке и России. Именно поэтому в свое время я занялся мультипликацией. Уверен, все уже знают эту историю, когда принадлежащая мне фирма выкупила в свое время у «Союзмультфильма» права на прокат советских мультиков (обращаю внимание: права на прокат, на определенное количество лет; мы не приобретали навечно все права на все мультфильмы советского производства). Мы хотели, чтобы миллионы американцев увидели лучезарную доброту русской культуры. И они их увидели на экранах своих телевизоров, на лучших американских телеканалах. Зрители писали нам много, с благодарностью за то, что мы им открыли особый мир.

- И сколько же вы на них заработали?

- Приобретение мы сделали в начале перестройки, в 1992 году за огромную сумму, которая тогда была неподъемной даже для новоявленных миллионеров. Пленки были в ужасном состоянии, ни один уважающий себя телеканал их не принял бы их даже для одноразового показа. Кучу денег и много лет жизни мы угрохали на то, что привести картины в порядок, переозвучить их на английский, найти прокатчиков, дать проекту соответствующую рекламу. Как только всё привели к мировым стандартам, на нас из России навалились определенные лица, поддерживаемые тогдашними чиновниками министерства культуры РФ. Трижды на нас подавали в суд, все это длилось 6 лет. Мы выиграли процесс, доказав, что сделка была законной, и мы честно выполняли все обязательства. Потом, похоже, в Москве решили поступить разумно, и российский бизнесмен Алишер Усманов обратно выкупил у нас все права на прокат коллекции. За меньшую сумму, чем за месяц до этого наши усилия по реставрации пленок оценил независимый голливудский эксперт. Но и на том спасибо.

15 лет моей жизни я посвятил выводу лучших советских мультфильмов на мировые телеэкраны. Они были показаны более чем в 50-и странах мира, продублированы на 35 языков. Если от суммы, полученной нами за обратный выкуп, вычесть понесенные расходы на покупку, реставрацию, прокат и адвокатов, то останется одна большая головная боль. Но как настойчиво нас учили в СССР – счастье не в деньгах.

- Вы не сожалеете, что уехали из России?

- Мне пришлось это сделать. Во-первых, необходима была операция, которую в СССР тогда не делали. В Америке меня успешно прооперировали, я здесь много работал и работаю. А как только железный занавес упал, стал часто бывать в России и принимать своих друзей в Голливуде. Сейчас много езжу по свету. Недавно вернулся из Европы, где принимал участие в работе жюри кинофестиваля в Монако.

- Если бы огромная волшебная чайка опустилась на берег Тихого океана рядом с вашим домом и предложила совершить с ней полет. Куда бы вы отправились?

- Я бы непременно побывал бы в тех местах, где снимался – по всему бывшему СССР, бывшей Югославии, Скандинавии, а еще - в своё детство: в Монголию, Германию, Казахстан и Подмосковье, где рос, и, конечно же, в Москву моей юности, где я впервые попал в волшебный мир кино.

ПРИГЛАШАЕМ:

В 7-этажный кинотеатр!

СМОТРИТЕ ФОТОГАЛЕРЕЮ

«Всаднику без головы» - 70!

11 июня отмечает 70-летие один из самых красивых актеров советского кино Олег Видов

Олег Видов в фильме "Красная жара".Знаменитому актеру исполняется 70 лет, а популярному фильму - 25!

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также