2018-04-02T14:27:56+03:00

Дом мэра Калининграда в Каннах: четыре спальни, бассейн и огород

«Комсомолка» побывала в заграничном доме градоначальника Александра Ярошука.
Поделиться:
Комментарии: comments32
Дом на проспекте Изола Белла - в отдалении от центра Канн.Дом на проспекте Изола Белла - в отдалении от центра Канн.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

После появления информации о доме мэра Калининграда во Франции, где живет его семья, Александр Ярошук заявил: «Мне скрывать нечего». Поймав его на слове, – показывайте, раз нечего скрывать, - журналисты «Комсомолки» отправилась в Канны, чтобы своими глазами увидеть, с каким размахом обосновался калининградский градоначальник на Лазурном берегу.

О доме мы узнали из налоговой декларации Ярошука, опубликованной 1 июня. Там сказано, что площадь дома, принадлежащего его супруге, 160 квадратных метров, участок - 10 соток. О цене покупки мэр сказал, что она составляет «примерно 1,2 миллиона евро». «В 2010 году был создан жилищный кооператив - некоммерческая организация (Societe Civile Immobiliere (SCI) Montfleury). Дом появился в пользовании кооператива в 2012 году и был внесен в мою декларацию за 2012 год», - объяснил мэр Калининграда, уточнив, что создавали кооператив его жена и теща, которые имеют там доли. Задекларированный доход супруги Ярошука за прошлый год больше 22 миллионов рублей, самого Ярошука – около 2 миллионов.

Приехали

Жанна Ярошук встретила нас у каннской мэрии, где мы сошли с автобуса, добравшись до места из аэропорта Ниццы. В мае, как известно, в городе проходит мировой кинофестиваль, и количество людей на улице увеличивается в разы.

- Так же увеличиваются и цены, - рассказывает Жанна, пока мы едем от шумного центра города к дому на проспекте Изола Белла. – Но фестиваль заканчивается, а цены не уменьшаются. И так каждый год.

Приготовления к чаю. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Приготовления к чаю.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Криминальных случаев немало происходит, - говорит Жанна. – А полиция к ним относится равнодушно. Одной моей приятельницу в участке, куда она принесла «рапорт» о воровстве, сказали просто – не нравится, переезжайте. И, конечно, никого искать не стали, просто показали фотографии тех, кто раньше был замешан в кражах. Субботним вечером на набережной Круазетт, по которой мы проезжаем, многолюдно, дальше мы поднимались выше, а улицы становились все пустыннее – это район особняков, здесь, как правило, не увидишь праздношатающуюся публику. Виллы скрыты за заборами, на владельцев указывают только таблички с именами или названия самих вилл. Чтобы не путались доставщики товаров и почтальоны, - некоторые дома имеют повторяющуюся нумерацию. На домофоне Ярошуков написано «Yaroshuk», и больше никаких опознавательных знаков. Есть видеокамеры - обеспеченные жители окрестных домов заботятся о своей безопасности.

Глухой зеленый забор отъехал в сторону, и Жанна пригласила нас войти. С высокой террасы нам уже махали руками Аня, Андрей и младший Гоша. Пока дети вместе с Жанной накрывали на стол – фрукты, чай, шоколад и знаменитое французское печенье «макарон», - мы прошлись по дому и участку.

Размах градоначальника, в прошлом преуспевающего калининградского предпринимателя, создавшего сеть «Бауцентр» по продаже стройматериалов, - в начале своей политической карьеры Ярошук задекларировал 12 миллионов долларов дохода, - оказался без золотых унитазов и мраморных фонтанов.

- Ну вот, смотрите. Дом достался нам в довольно запущенном состоянии. Он примерно 60-х годов постройки, из прошлого века, - тут новостройки запрещены, - говорит Жанна. - Мы отремонтировали его на скорую руку. В саду были непроходимые заросли. К нам часто приезжают бабушки, и, конечно, сад - это их вотчина. Они там даже маленький огородик разбили.

Гоша бежит вперед и показывает нам созревшую землянику и несколько кустов помидоров. Действительно, как же в семье без огорода, да еще в семье с белорусскими корнями!

Рассказы о местных обычаях.

Рассказы о местных обычаях.

- Мы греться приезжали в Калининград, - шутит Андрей, он очень высокий для своих 13 лет, - занимается водным поло, теннисом, учит испанский и честно признается: «Скучаю по дому, там все мои друзья».В самом доме четыре спальни, гостиная и небольшая кухня. Мебель в прованском стиле, светлые диваны, высокие французские окна, выходящие на террасу. Внизу – бассейн. Купаться в нем пока холодно, - жаркая погода на Лазурке никак не установится. Идут дожди, пасмурно. Жанна говорит, что плавать предпочитает в море, но в этом году еще не пробовала.

«Странные французы»

Жена и дети Ярошука уезжали во Францию, когда остро возникла проблема реабилитации старшей дочки Ани. Десять лет назад, совсем крошкой, она попала в страшную аварию. Попытки полноценно восстановить ее здоровье не имели успеха на родине и привели Ярошука к решению о переезде во Францию, - около трех лет назад.

В Канне дети ходят в школу с преподаванием на английском языке, учат французский, - старшие им довольно свободно владеют, как и Жанна, а младший Гоша только начинает осваивать. Он с гордостью показывает нам свои рисунки и медаль, которую недавно получил в школе «за успехи».

Гоша ни секунды не сидит на месте. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Гоша ни секунды не сидит на месте.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А представление о том, что французы милые и дружелюбные, Ярошуки считают заблуждением тех, кто с ними близко не знаком. «Они – странные. Очень завистливые, при этом всячески демонстрируют свое превосходство и снобизм, а молодежь бывает просто агрессивной, они не знают иностранных языков, и не хотят знать», - такое общее мнение высказали дети.Про местные обычаи все дружно говорят, что к ним не сразу привыкаешь. Что если заболело, к примеру, ухо, приема у врача надо ждать месяц, «скорая» может только довести до госпиталя, а там сиди в общей очереди, даже если сломана нога. Что шагу не ступить без страховки, а визы надо регулярно продлевать во отделе муниципалитета – что-то вроде нашего мидовского учреждения.

- Однажды мы с дочкой ехали вдоль парка, - в подтверждение Жанна рассказывает историю, которая с ней случилась. – Дороги здесь узенькие, но как-то всегда разъезжаемся. А тут навстречу микроавтобус и ему явно проще назад сдать каких-то два метра. Я попросила это сделать, но безуспешно, стою – жду. Водитель понял, что придется мне уступить, и проезжая мимо, плюнул мне в открытое окно!

На небольших грядках растут помидоры и земляника. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На небольших грядках растут помидоры и земляника.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Кто остается за старшего, когда нет родителей? - спрашиваю.В школу вместе с ярошуками ходят дети из других русских семей, в основном московских. Там и образовались у Ани и Андрея новые школьные подруги и друзья. Но видно, что общение в основном происходит все-таки в семье.

- Аня, - братья показывают на сестру и смеются.

Гоша непоседа, он снует вокруг стола сначала на скейте, потом на самокате, но его не упускают из вида, чтобы не свалился со ступенек и не ушибся.

Храм Михаила

Когда мы выбирали время для визита, Жанна нас предупредила: по воскресеньям мы ходим в церковь, поэтому не сможем уделить время. Однако вечернее чаепитие закончилось приглашением присутствовать на службе.

- Мы посещаем храм святого архангела Михаила, - говорит Жанна. - Он единственный здесь, второй православный храм находится в Ницце. Наш, каннский, построили в свое время Романовы, один из великих князей. Мы помогаем настоятелю, чем можем, - приход небольшой и доход скромный.

Во двор храма въезжают автомобили, - разные, и дорогие ауди с мерседесами, и скромные рено. Очевидно, что здесь собирается некое русскоговорящее общество, большинство прихожан знают друг друга, здороваются, обсуждают какие-то дела, скандалы, которые сотрясают даже эту маленькую общину. Нам предложили подписать какую-то петицию, но мы, сославшись, мол, «не местные», отказались. Жанна потом сказала - правильно, она не вникает и сторонится церковных разборок. На доске объявлений сообщения о поиске работы на русском языке – слесарь, учитель французского, садовник, повар, фотограф. У многих оторваны «язычки» с телефонными номерами.

После воскресной службы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

После воскресной службы.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Сегодня решу, решу обязательно, - вздыхает Аня. – У меня еще завтра контрольная по биологии.Жанна и Аня поют в церковном хоре, а мальчики помогают на алтаре. Около полудня, когда немногочисленная паства выходила из дверей, забухали колокола, - Андрей и Гоша уже были там, на колокольне. А мы ждали их внизу. После службы по воскресеньям Жанна везет детей в кафе, сегодня решили поехать в пиццерию. К Ане подошел учитель, - он помогает ей с занятиями, - и спросил, решила ли она задачу по физике.

Тут, на пороге храма, мы и попрощались с семейством мэра Калининграда. Они нас поблагодарили, хотя и не знаем, за что. Это ведь мы вторглись в их организованную и лишенную, как это сейчас говорят, публичности жизнь. Вместо нас они бы с большей радостью встретили отца, но «он больше, чем на два дня в месяц не приезжает, - говорит Андрей. – Не может дольше»…

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также