Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Общество23 июня 2013 15:29

Две правды

Подавляющие большинство живущих у Хопра, будь то чиновники, полицейские, казаки, священники, пенсионеры, «правые», «левые», либералы и даже – анонимно – единороссы, боятся добычи никеля

Еще год назад, когда Москва решила отдать заповедный Хопер на разработку никеля, и протестное движение в Воронежской области только-только набирало силу, многие в редакции сомневались – стоило ли оттуда вообще писать репортаж. Тогда еще свежи были воспоминания о «Болотной площади», на информационном поле бились «охранители» с «либералами» и что бы не происходило в стране, разглядывалось с подозрением – не политика ли?

И тогда считалось, что буза экологов у Хопра - политика, сволочь, и есть: то ли это «подкоп» конкурентов под губернатора Гордеева, то ли это «белоленточники» претворились «зелеными» и копают под сам Кремль или (самая популярная версия) это Норникель, претендовавший когда-то на эти разработки, изощренно мстит удачливому УГМК.

Но достаточно приехать на Хопер, достаточно пожить пару дней в его страшненьких гостиницах и поездить по полувымершим деревням, понимаешь, что есть две правды. Настоящие. Непримиримые. Первая правда у крупного бизнеса и примкнувшего к нему государства. Она железная. Калькуляторная. Село вымирает? Да. Работы нет? Да. Земли пустуют, сельское хозяйство хиреет? Да. Да. Тогда почему воронежцы не аплодируют многомиллиардным инвестициям? Новым рабочим местам? Пополнению региональной казны?

Федеральные чиновники – я свидетель – находятся в жутком недоумении. Они не понимают, что происходит. Они не понимают, что хотят эти упрямцы, протестующие против никелевого завода. Почему эти люди идут в рукопашную с охраной разработок? Почему не бояться полиции и ФСБ?

Думаю, удивлены и руководство УГМК, уже вложившие в подготовку к производству никеля миллионы долларов и уже старательно подсчитавшие, сколько миллиардов они заработают. Они видят, как волнуются местные чиновники, как тревожно и виновато они озираются по сторонам.

Заметьте, после возбуждения уголовного дела против погромщиков, Следственный комитет вдруг инициировал проверку… законности возведения самого геолого-разведочного лагеря. И столь странная для правоохранителей «равноудаленность» объясняется просто.

Вторая правда мощнее. Она народная.

Подавляющие большинство живущих у Хопра, будь то чиновники, полицейские, казаки, священники, пенсионеры, «правые», «левые», либералы и даже – анонимно – единороссы, боятся добычи никеля. Это страх не связан с политикой, он глубинный, подсознательный, по сути он – инстинкт самосохранения. Любой государственник превращается здесь в непримиримого пусть даже «кухонного эколога», при мысли, что эти заповедные места, твою землю, а значит твоих детей могут отравить.

И здесь уже не работают ни увещевания, ни попытки ученых рассказать о безвредности производства, тут даже барыши от будущего производства рассматриваются брезгливо… Дескать, обманут (тут уж как водится), да и потом, разве за деньги на Руси уже можно решительно все?!

Поэтому горят городки УГМК, поэтому выслеживают несчастных экологов казаки, поэтому так смело идут за решетку «погромщики»

Они чувствуют за собой великую силу - большинство. И боюсь, что экологическая буза у Хопра в итоге станет символической точкой конфликта между Государством и Бизнесом с одной стороны и Народом с другой. Слишком разные у сторон интересы и не думаю, что кто-то из них сейчас в силах уступить…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Экологи против геологов В Воронежской области разгромили лагерь добытчиков никеля и сожгли три буровые установки Для жителей Воронежской области слово «никель» давно перестало быть просто обозначением элемента периодической таблицы. «Никель» – это предмет споров, это точка кипения, это знамя протеста. (читайте дальше)

Экологи против геологов

В Воронежской области разгромили лагерь добытчиков никеля и сожгли три буровые установки

Для жителей Воронежской области слово «никель» давно перестало быть просто обозначением элемента периодической таблицы. «Никель» – это предмет споров, это точка кипения, это знамя протеста. (читайте дальше)