2016-08-24T03:14:29+03:00

«Труба» и другие «интимные места»

В чешском курортном городке Карловы Вары открылся 48-й международный кинофестиваль - в программе большое количество новых российских фильмов
Стас ТЫРКИНкинообозреватель
Поделиться:
Комментарии: comments4
Эротическая трагикомедия «Интимные места» стала одним из главных горячих блюд «Кинотавра»Эротическая трагикомедия «Интимные места» стала одним из главных горячих блюд «Кинотавра»
Изменить размер текста:

Карловарский фестиваль традиционно жалует российское кино, что отвечает и его линии на Восточную Европу, и статусу принимающего его курорта, давно взятого в оборот российскими отдыхающими и инвесторами.

В этом году в Карловы Вары плавно переместилась едва ли не половина конкурсной программы последнего «Кинотавра». В параллельных программах обнаруживаются «Небесные жены луговых мари» и «Майор», ранее побывавшие на других ведущих западных смотрах, а в основной конкурс попал «Стыд» Юсупа Разыкова - психологическая драма, разворачивающаяся в северном портовом городке на фоне гибели подводной лодки. История несомненно вдохновлена реальной трагедией подлодки «Курск», но события увидены с точки зрения жен не вернувшихся домой моряков.

Таким образом лирико-философский подход торжествует над социально-политическим. Критическая линия в картине лишь намечена: не козни военных и не позиция государства, традиционно замалчивающего трагедию, беспокоят режиссера. Это становится особенно очевидно ближе к финалу, когда фильм выруливает на весьма натужные драматургические ходы и довольно тяжеловесную образность.

В параллельном конкурсе «К востоку от Запада», где соревнуются фильмы из бывших соцстран, участвует сразу две русские картины. Одна из них, снятая в поморской деревне в цветовой палитре «Инстаграм» видеоинсталляция «Море» Александры Стреляной была показана на фестивале «Движение», как и короткий метр Сергея Лозницы «Письмо» - его демонстрируют здесь в экспериментальной секции Imagina. Вторая - эротическая трагикомедия «Интимные места» Алексея Чупова и Наташи Меркуловой, ставшая одним из главных горячих блюд «Кинотавра» и собравшая на карловарской премьере невиданную толпу.

Этой отлично придуманной и собранной, по-европейски раскрепощенной картине было бы самое место в главном конкурсе, но отборщики решили иначе. «Европейски» сделанные российские фильмы вообще отчего-то не вызывают повышенного слюноотделения у программеров международных фестивалей. Другое дело - «самобытность» и варварство, «тарковщина» и «сокуровщина», а также навязший в зубах «российский собственный путь».

С другой стороны, чехов тоже понять можно. Это у нас, во времена очередных борений за нравственность, придется сломать не одно перо, убеждая общественность в том, что бесстрашно демонстрирующая больные и интимные места коллективного российского бессознательного картина талантливого режиссерского дуэта Чупова и Меркуловой - нормальный гуманистический фильм, иронично, без пафоса, на языке ХХI века призывающий с пониманием относиться к универсальным человеческим слабостям. В Европе, «даже» Восточной, в этом давно уже никого убеждать не нужно.

Объединить эти две территории скоро сможет, похоже, только газовая труба - главная героиня одноименного концептуального фильма Виталия Манского, украсившего собой карловарский документальный конкурс. Отстраненно рисуя жизнь племен, проживающих вокруг главного в Европе газопровода - от народностей российского севера до чехов и немцев, Манский обходится без дешевой дидактики и публицистики, в его картине ощущается настоящая сила и взрывная образность современного искусства.

Вот, например, стиральная машина, «переформатированная» в собачью будку. А вот обычный железнодорожный вагон рядом с деревянным сортиром. Внутри вагона, как выясняется, - … церковь. Намоленное, так сказать, место, куда ходят отправлять культ жители буранного полустанка, по соседству — всемирно известный газопровод, от прибылей которого им не достается и не достанется ни копейки. А вот виды Чехии и Германии, пользующихся российским газом. Тут все используется по назначению, а особого счастья тоже почему-то как-то не чувствуется.

Труба - этот молох, невозмутимо перекачивающий природные ресурсы из диких заледенелых мест, где, весьма довольный собой, живет добровольно люмпенизировавшийся народ, в благополучную с виду землю сосисок и крематориев, - конечно, есть символ стабильности. А стабильность выражается в том числе и в том, что всем и всему так или иначе придет труба.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Стас ТЫРКИН

 
Читайте также