2015-02-04T08:25:08+03:00

Берега московских водоемов оккупировали яхт-клубы и дворцы нуворишей

«Комсомолка» выяснила, почему жители столицы и области зачастую не могут пройти к воде [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments11
Изменить размер текста:

МОЛОЧНЫЕ РЕКИ, НАСЫПНЫЕ БЕРЕГА

Июль, жара, искупаться бы... По выходным известные пляжи типа Строгинского забиты под завязку. Почему бы не окунуться где-нибудь еще? Увы, не всегда подойти к воде можно там, где захочется.

Исследовать водоемы я отправился в самое пекло - думал, искупаюсь заодно. Куда там! Еду по 2-й Мякининской улице сразу за МКАД. Навигатор показывает: Москва-река метрах в 50 справа. Но там только трехметровые заборы, а за ними богатые крыши. А ведь по Водному кодексу (статья 6) береговая линия - 20 метров от воды - общественное достояние. Любой из нас должен иметь возможность с рюкзачком или посохом пройти вдоль любого водоема. Но владельцы участков обустроили на этих метрах собственные пляжи и пристани, заборы уходят в воду, как волнорезы...

Стоп! Чуть не проехал еле заметный съезд. Просачиваюсь к небольшой площадке на берегу. Справа - глухой забор, слева - тоже ограда, но через нее можно разглядеть лужайки и причалы коттеджного поселка. Дома-дворцы, беседки и катера с яхтами. «Малая земля», на которой я стою, словно инородный закуток, как курилка в аэропорту.

Из соседнего дома выходит мужчина. Разговорились. Зовут его Николай Битнер, он родился здесь и прожил больше 50 лет. Его соседом и сверстником, кстати, был Гарик Сукачев - вместе голубей гоняли.

- Не так уж и давно по берегу можно было спокойно гулять, - говорит Николай. - Вон там (указывает в сторону коттеджей) был лес, мы туда за грибами и за клюквой ходили. А потом появились эти поселки. Многие местные продали участки и уехали. А те, кто недавно дом прикупил, сразу отгораживают себе пляжи. Скоро искупаться вообще негде будет!

Через водную гладь - поселок Остров. Он расположился посреди Москвы-реки, от «большой земли» его отделяет узкий перешеек с высоченным забором. На просьбу пропустить меня охранники только пожали плечами:

- Вон, видите, вода. Туда и идите, - сказал мне один из них и указал на полоску берега вдалеке. Желающие искупаться сидели там чуть ли не на головах друг у друга.

Побродив вокруг, я наткнулся на местного старожила. Он рассказал любопытную историю. Когда скандал с поселком Речник был в самом разгаре (в 2010-м его хотели снести в том числе из-за нарушения Водного кодекса), один из владельцев особняка у воды в поселке Остров решил перестраховаться. Несколько недель днем и ночью грузовики возили к нему землю и высыпали в воду. В итоге перед домом образовался полуостров метров 100 на 50. Землица уже «прижилась», заросла травой и молодыми деревцами. Кто ж теперь скажет, что дворец стоит слишком близко к воде!

Село Троицкое. Местная активистка Ирина Доровских показывает частную пристань с водными воротами.

Село Троицкое. Местная активистка Ирина Доровских показывает частную пристань с водными воротами.

БОЛГАРКА ДЛЯ ВОДНЫХ ПРОЦЕДУР

КПП знаменитого поселка Речник. «Проезд-проход только по пропускам». После долгих споров охранники нехотя дают дорогу. И что же: на каждой улице последний участок упирается в самую кромку воды, свободными остаются лишь пятачки в тупиках улиц. Кто-то даже купаться пытается на них. Отплывают метров на 10 и робко заглядывают за забор персонального пляжа.

Истории с оккупированными берегами - сто лет в обед. Тем более непонятно, почему частных пристаней и семейных пляжей меньше не становится. Скорее наоборот. «Просто добавь воды» - если в рекламе поселка упоминается собственная набережная или пляж, цены подскакивают, как ужаленные.

С лидером общественного движения «Открытый берег» Сергеем Менжерицким мы идем по Серебряному Бору. Обходим несколько обнесенных забором официальных городских пляжей. Это пляж № 3, разделенный на части. Все вроде бы бесплатно. Но, по словам Сергея, каждые выходные здесь проходят закрытые корпоративные вечеринки, попробуй к воде подберись. К тому же купаться на большей части территории пляжей запрещено - такие таблички через каждые десять метров.

Купание разрешено только на пляже № 2. Но часть его забрал яхт-клуб, оставив для водных процедур лишь метров 50. В выходные плотность населения здесь может поспорить со стадионом во время финала чемпионата мира. То же самое на Химкинском водохранилище: для купания простых граждан на Водном стадионе остался «огрызок» метров 30. Остальное - причал жилого комплекса «Город яхт» и коммерческие пляжи с кабаками и лежаками.

Впрочем, на пляжах принцип доступа к воде хоть формально соблюдается. Более опасны попытки самозахвата прибрежных земель в столичных парках.

- Тактика такая, - говорит Менжерицкий. - Огородят кусок земли и смотрят, как общественность отреагирует. Если все тихо, участок быстро застраивается, а потом попробуй снеси. Не так давно была история: мы увидели свежий забор с охраной прямо на берегу на Щукинском полуострове. Спрашиваем: «Что это?» Ни ответа, ни документов. Приехали с полицией: охранники ворота открыли. А на следующий день - снова замок. Мы тогда собрали активистов, приехали с болгарками, часть забора разрезали на куски и вывезли. Что любопытно, заборостроители больше не появлялись.

Поселок компании «ЛУКОЙЛ» в Серебряном Бору. После акций протеста в заборе появилась калитка, в которую может зайти любой желающий. Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Поселок компании «ЛУКОЙЛ» в Серебряном Бору. После акций протеста в заборе появилась калитка, в которую может зайти любой желающий.Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯНtrue_kpru

НОВЫЙ АДРЕС - НОВАЯ ЖИЗНЬ

Все сказанное можно смело умножать на два, если речь идет о подмосковных водохранилищах.

- Я как-то прямо под парусом захотел по малой нужде, - рассказал мне любитель виндсерфинга с Истринского водохранилища. - Было холодно, на мне гидрокостюм. Вижу - густые кусты. Причалил. А из-за кустов два охранника. Частная, блин, территория! «А мне-то что делать?» - спрашиваю. «Ничего не знаем, - говорят. - Плыви отсюда, пока цел».

- От 60 до 90 процентов береговой линии водохранилищ застроены с нарушением Водного кодекса, - говорит Сергей Менжерицкий. - На Пироговском водохранилище можно проплыть несколько километров и не найти ни одного схода к воде. Там, кстати, и суды были, и постановления о сносе. Но все без толку.

Берег Москвы-реки у деревни Мякинино (входит в состав Москвы). Дворец еще в лесах, а частная пристань уже обустроена. Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Берег Москвы-реки у деревни Мякинино (входит в состав Москвы). Дворец еще в лесах, а частная пристань уже обустроена.Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯНtrue_kpru

Почему же законы буксуют?

Показательный случай произошел в селе Троицкое на берегу Клязьминского водохранилища. С его жительницей Ириной Доровских мы кружим среди особняков, исследуя немногочисленные точки свободного доступа к воде. У очередного упирающегося в воду забора Ирина останавливается.

- Этот дом по решению суда уже давно должны были снести, - говорит она, кивая на сруб за забором. - Но представляете, что они сделали! Раньше вот эта улица никак не называлась. И адрес дома был: село Троицкое, 1а. И вдруг администрация дает безымянной улице название - Святотроицкая. А дом теперь - № 29. Получается, есть решение суда о сносе дома, которого нет. А есть дом, чистый перед законом. Потом его несколько раз перепродали, теперь вообще никто концов не найдет.

Вот это схема, прямо диву даешься! Я смотрю на противоположный берег водохранилища - он усеян коттеджами. Наверняка там тоже найдется пара похожих историй. Как говорят борцы за чистый берег, местные власти почему-то горой стоят за обитателей прибрежной полосы. Возможно, потому что сами им эту полосу и сдали.

- Иногда до абсурда доходит, - говорит Сергей Менжерицкий. - Мы сообщаем в правоохранительные органы: так и так, в таком-то месте коттеджи стоят слишком близко у воды. А потом получаем ответ: проверка проведена, никаких коттеджей там нет. Словно дома испарились, а потом снова появились.

С Ириной Доровских мы продолжаем исследовать сходы к воде. Поместья вокруг - просто песня. В одном даже ворота в воде - через них катер или яхта может зайти прямо на огороженную территорию участка.

Рядом - общественная пристань. По словам Ирины, раньше сюда заходили речные трамвайчики. Всего полчаса до Речного вокзала, летом люди на работу по воде ездили. Но когда вокруг пристани выросли особняки, трамвайчик перестал заходить. Местные уверены: этого добились прибрежные нувориши, которым надоел шум и гам пассажирской навигации.

Правда ли это? Кто ж теперь разберет. Как бы то ни было, с появлением на берегу людей новой формации о пляжах и речных трамвайчиках местным пришлось забыть.

В ТЕМУ

Отбить прибрежную полосу иногда удается

На сайте общественного движения «Открытый берег» (openbereg.ru) есть объемная инструкция «Как бороться с захватом берега». По словам лидера движения Сергея Менжерицкого, иногда отбить прибрежную полосу действительно удается. Например, буквально на днях под воздействием общественности сдвинуть забор на положенные 20 метров согласилось руководство спортбазы ЦСКА на озере Круглом в Солнечногорском районе Подмосковья. А в мае этого года начался снос незаконно построенных особняков на Карамышевской набережной в Москве.

Еще один пример - в самом сердце Серебряного Бора. За общественным пляжем № 2 - огромный забор, обозначающий границы коттеджного поселка нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». Его участки поначалу, как и везде, шли до самой воды. Но столкнувшись с общественным неспокойствием и досконально изучив закон, владельцы добровольно перенесли ограду вглубь участков. А в заборе сделали калитки. Сквозной проход через них открыт с 7 утра до 11 вечера. Мы сами в этом убедились. Тропинка проходит через заросли, в некоторых местах прямо на ней заботливая рука высадила кусты малины. По словам Менжерицкого, в будущем владельцы поселка обещали построить полноценную набережную, а вместо калиток установить ворота.

Официально

Владельцев поместий заставят обустроить подход к воде

Мы обратились за комментарием в правительства Москвы и Подмосковья. Но оказалось, что берега рек и водохранилищ - это федеральная собственность. Следит за ними Росприроднадзор.

- Мы отвечаем только за маленькие речки и территорию лесопарков, - сказали «КП» в столичном Департаменте природопользования. - Если вы видите, что на какой-то особо охраняемой природной территории доступ к воде закрыт, звоните на нашу «горячую линию»: 8 (495) 644-20-77. Мы обязательно наведем порядок.

Как заявили нам в Росприроднадзоре, проблема доступа к берегу действительно существует. И иногда она оказывается нерешаемой.

- К нам приходит много жалоб на эту тему, - говорит начальник отдела надзора за водными ресурсами и морского надзора Росприроднадзора Анжела Орлова. - И каждый раз приходится разбираться во всех тонкостях. Например, если участок у воды был выделен до 2006 года, когда вступил в силу Водный кодекс, то сделать ничего нельзя: закон обратной силы не имеет. Но есть много случаев, когда строят поселки прямо сейчас. И тогда все эти частные пляжи и пристани - самозахват. В этих случаях мы выдаем предписания, выписываем штрафы, подаем иски в суд. И, знаете, иногда просто руки опускаются. Потому что зачастую после всей этой громоздкой процедуры суды встают на сторону тех, кто берег захватил. Возникают даже мысли о некой коррупционной составляющей. Хотя доказательств у меня нет и обвинять кого-то я не могу.

Между тем другое федеральное ведомство, Минприроды, как раз сейчас пытается ликвидировать бреши в законодательстве.

- 27 июня на заседании правительства был одобрен законопроект «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации в части обеспечения свободного доступа граждан к водным объектам общего пользования и их береговой полосе», - сообщили «КП» в пресс-службе Минприроды. - Предполагается, что обязанность по обеспечению свободного доступа граждан к воде будет возложена не только на владельцев земли, как это было, но и на арендаторов. Кроме того, уточняются положения Земельного кодекса, связанные с установлением публичного сервитута* на земельных участках для свободного доступа к береговой полосе.

*Сервитут - это право ограниченного пользования чужой недвижимостью. В данном случае право прохода через участок к воде. Получается, проходы должны будут появиться во всех прибрежных коттеджных поселках.

Подготовили Никита МИРОНОВ, Владимир ДЕМЧЕНКО.

Взгляд с 6-го этажа

Отдайте наши 20 метров и живите спокойно

Нынешним властям столицы и Подмосковья проблема берегов досталась в нагрузку: большинство прибрежных поместий построены не сегодня и не вчера. Как же ее решить? Снести все к такой-то матери? Уже пытались, самый яркий пример - тот же поселок Речник. После того скандала никто ничего трогать не хочет.

У нас почему-то всегда так: либо снести все под корень, либо ничего не трогать. Но зачем сносить дома? Они ведь редко у самой воды стоят. Жажда справедливости будет вполне утолена, если отодвинуть заборы, сделать частные пляжи общими и дать к ним пройти. Отдайте наши 20 метров и живите спокойно. Большинство хозяев жизни, конечно, вряд ли отдадут берега без боя. Они будут выставлять охрану, звонить, может, даже угрожать. Но если наскрести политической воли и показать, что по-другому больше не будет, они отползут, никуда не денутся.

Евгений ВЛАДИМИРОВ

Берега московских водоемов оккупировали яхт-клубы и дворцы нуворишей. «Комсомолка» выяснила, почему жители столицы и области зачастую не могут пройти к водеСергей ШАХИДЖАНЯН

 
Читайте также