2016-08-24T03:11:59+03:00

Реформа НИИ: ученых меньше, культуры больше?

«Комсомолка» попыталась разобраться в ситуации, сложившейся вокруг перестройки искусствоведческих институтов, вызвавшей бурю в среде научных сотрудников
Поделиться:
Комментарии: comments78
Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ.Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ.
Изменить размер текста:

ЦЫГАНОЧКА С ВЫХОДОМ

Научно-исследовательских институтов у Министерства культуры пять: искусство-знания, культурологии, наследия , реставрации в Москве и истории искусств в Санкт-Петербурге. В каждом в среднем работали по триста человек. Сейчас меньше - оптимизировали. Недавно заменили всех директоров и их замов. До этого культурологи-искусствоведы жили сами по себе: писали книги и статьи, ездили на зарубежные конференции и что-то все время исследовали. Не спеша. Да и требовать от ученых стахановских темпов никому в голову не приходило - оклады у многих сотрудников были, стыдно назвать, 10 тысяч рублей! Вот у министерства, озадаченного указом президента поднять зарплату в сфере культуры, и возникли вопросы: за что, собственно, будем поднимать? И вообще как заставить ученых взяться за культурную политику - не в теории, а за конкретные задачи, которые, кстати, обещано хорошо финансировать?

Будем оптимизировать - вынесли министерские чиновники вердикт. Надо ли говорить, что работникам культурных НИИ предприимчивость Минкультуры не понравилась. Гуманитарии в ответ на претензии раскритиковали министерскую экспертизу - мы должны заниматься высокой наукой, а не зарабатывать деньги, а все ваши реформы затеяны в корыстных целях: расформировать штат, слить институты в один маленький министерский придаток, отобрать у нас исторические особняки. Вплоть до дежурных обвинений в намерениях разрушить культуру целиком. В общем, поссорились.

После громкого увольнения директора питерского НИИ истории искусств, собственно, вся страна и узнала о том, что у «культурных» институтов и министерства сложилась конфликтная ситуация. Владимир Мединский приехал в НИИ, чтобы представить коллективу нового руководителя Ольгу Кох. И случился скандал. Сотрудники, привыкшие к слишком демократичному и даже домашнему (по их словам) стилю Татьяны Клявиной, сложившемуся за 20 (!) лет ее директорства, встретили министра и его «сообщников» в штыки: обвинили в непрофессионализме и силовых методах. Дело едва ли до драки не дошло: аспирантка в порыве чувств бросилась наперерез министру, как Фанни Каплан! Тут показания сторон расходятся: одни говорят, что ее если не побили, то отпихнули, другие настаивают на версии деликатного решения конфликта. Кстати, революционерка цела и невредима, мы проверяли. Накал страстей вынудил Ольгу Кох явиться в институт с охраной, а Владимира Мединского публично заверить всех, что «никого никуда не сольют» и ничего не отберут.

Нашлось, кстати, в питерском НИИ занятие и прокуратуре - расследуется законность приватизации служебных квартир, предназначенных для приезжих специалистов. Есть ли нарушение или это просто бардак в документах, скоро разберутся.

- Я вспоминаю отмену крепостного права и как у нас суд присяжных вводили! - жалуется директор НИИ истории искусств Ольга Кох. - Самые лучшие реформы рождались в безумной дискуссии. Но сейчас уже поспокойнее: работаем, ни одного заявления об увольнении на стол мне, кстати, не положили. Накал эмоций скоро пройдет, а мне документами приходится заниматься: охрана здания, командировки, издания... У нас до сих пор была должность кассира, хотя у всех сотрудников давно зарплатные карточки. Москвичи быстрее реформируются.

«НЕТ ССЫЛКИ В СЕТИ - СЧИТАЙ, НЕ ЖИЛ»

В Московском государственном институте искусствознания, что в Козицком переулке, действительно оказались быстрее. Патетическую петицию президенту «Остановите разгром российской науки» здесь написали еще в декабре 2012-го. К тому моменту у Минкульта и в самом деле был готов проект объединения всех НИИ в один центр со штатом в 100 человек вместо имеющихся 1500. Даже кандидатура президента культурного «нью-сколкова» имелась. Но после петиции ученых проект заглох.

В ГИИ, основанном еще в 43-м году Игорем Грабарем, идет небольшой ремонт. На лестнице - ковровая дорожка, имеется маленький концертный зал с роялем, портрет основателя... На дверях мужского и женского туалета - два симпатичных объявления: дорогие ученые, в слове «искуССтвоведение» в больничном листе две «с» не забудьте. Наши поздравления ученым! Блуждая по коридорным коленцам, сотрудников я так и не повстречала - время отпускное, кроме охранника и библиотекаря. К переменам они относятся неоднозначно: обстановка нервная, говорят, а на науку сейчас всем плевать.

С наукой в этом институте было все очень интересно. Гордость ГИИ - 22-томная «История русского искусства», корни создания которой уходят еще в советские времена. Но, кроме корней, увы, почти ничего и нет. Это уникальный долгострой! За 12 лет, с 2000 по 2012 год, было выпущено всего 2 тома! Каждый обошелся государству в $1,2 миллиона. Такими темпами проект завершился бы к 2084 году. Еще один глобальный труд - «История искусства стран Западной Европы…». И снова здорово: новые тома не выходят с 2004 года - 8 лет! Хотя сотрудники исправно ездили в оплачиваемые из бюджета командировки в «страны - носительницы стиля эпох» - Ватикан, Германию, Австрию.

Но тут есть у ученых серьезный аргумент: мол, выпустить труд - дело затратное, а нам на это вечно денег не давали. Но на командировки-то деньги почему-то находились? Для чего тогда вообще вся эта научная работа нужна? А просто никому не было дела - разводят руками сами же доктора наук.

Еще здесь писали труды по турецкой архитектуре, по немецким авангардистам, по культуре фламенко. Для этого тоже нужны были командировки. В 2011 году по отчетам Института искусствознания были оплачены из бюджета поездки в Неаполь, Венецию, Флоренцию, Салерно, Авеллино, Катанью, Болонью, Милан, Санта-Чечилию, Мадрид, Эскориал, Саламанку, Авилу, Севилью, Кордову, Толедо, Сарагосу, Барселону, Пальма-де-Майорку, Лондон, Кембридж, Оксфорд и Эдинбург, Париж, Кельн, Трир, Аахен, Регенсбург, Майнц, Нюрнберг, Бамберг, Франкфурт, Штугарт, Регенсбург, Вену, Амстердам, Токио… И это далеко не все! Экс-директор командировал сам себя на 3 месяца в Англию. Если столько командировок понадобилось, так, может, результаты потрясли мир? Да не особенно: за год всего три работы попали в международные индексы цитирования (это примерно то же, что рейтинги для ТВ). Чтобы не исказить картину, скажу, что поездки многих специалистов оплачивались их зарубежными коллегами.

Но именно Институт искусствознания по инициативе нового директора Наталии Сиповской первым начал нормальный диалог с Минкультом, начал оптимизироваться - из 22 отделов стало 7 плюс образовался пиар-отдел.

- Это диктат времени: если за день в интернете на тебя не появилось ссылки, считай, не жил, - говорит Наталья Сиповская.

А с повышением зарплат институтам не надо будет хитрить с субарендаторами, чтобы получить какой-то доход. Например, в здании ГИИ в Козицком переулке арендовали помещения Центр Славы Полунина, итальянское издательство и частное охранное предприятие.

«Рабинович и Бог»

Краеугольным камнем этой оптимизации остается вопрос практического смысла исследований НИИ. Да, академическая наука должна существовать. Но добросовестно прочитав много статей, написанных в институтах культуры, мое воображение было потрясено. Например, философским трактатом «Алхимия» с вводной частью «Трансмутация образа зайца» и после-словием «Рабинович и Бог». Или «Введением в шизореальность». Или вот цитата из начала работы про фарфор XVIII века: «…устройство мира в целом и в частностях: от космических коллизий и структуры социума до «пути червя» или человеческих желаний». Увы, это за гранью понимания даже того, кто в состоянии написать слово «искусствознание» без ошибок. Но вдруг без этих премудрых произведений случится окончательная культурная катастрофа? Так что приходится ученым доверять. Но и они тогда должны хоть слегка напрячься для окультуривания нас. Например, составить карты разрушающихся памятников, создать школы искусства для детей, перевести на цифровые носители накопленный десятилетиями фольклорный материал, пока еще бабушки поющие не вымерли, написать толковые учебники... И еще много чего, чем без криков про «разгром науки» занимаются их западные коллеги из таких же культурных НИИ. И даже умудряются зарабатывать на этом деньги.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Из отчетов о работе институтов

НИИ культурологии:

С 1 января 2011 по 31 мая 2013 года директор (уже бывший) провел в командировках 396 дней - истрачено 2 миллиона 953 тысячи рублей. Ученый секретарь за тот же период проездила 138 дней, истратив 1 млн. 631 тыс. бюджетных рублей. И в это же время здесь 7 лет не работала аспирантура - руки у руководства не дошли, чтобы лицензию возобновить, хотя деньги на нее государство давало по первому зову. Институт настолько нуждался в ремонте, что в туалете можно было запросто найти дохлую крысу.

НИИ истории искусств:

Упоминания в индексах цитирования близки к нулю. Много лет не ведет серьезных исследовательских проектов. Многотомных изданий нет, только отдельные статьи. За много десятилетий не удалось даже отремонтировать единственный в здании лифт.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также