Политика

Теледебаты ни о чем

Некоторое время назад, реагируя на возможный отказ Сергея Собянина от участия в теледебатах, я написал, что такое решение, скорее всего, будет верным, потому что ничего путного из дискуссии в прямом эфире все равно не получится

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В итоге фаворит гонки действительно отказался от участия в теледебатах, а мои самые худшие прогнозы касательно самого формата дискуссии оправдались. Ведь на нашем телевидении подобное шоу может обернуться чем угодно, кроме как полноценной дискуссией о проблемах города. Культуры политического диспута у нас нет, ведущие не очень понимают разницу между обсуждением политических программ и развлекательными шоу, посвященными моде, семейным скандалам или доисторическому прошлому. Пытаясь сделать зрелище интересным, наше телевидение неизменно делает его безнадежно пошлым, а стараясь изобразить серьезность, оказывается катастрофически скучным. Это явно не то место и не тот формат, чтобы обсуждать стратегию развития города.

Делая подобный прогноз, очень хочется ошибиться. Но, увы, все произошло именно так, как и ожидалось. Первый раунд теледебатов обернулся разговором ни о чем. И хотя формат передачи, не оставлявший участникам возможности систематически и подробно изложить свои взгляды, изначально обрекал всю эту затею на неудачу, кандидаты не только не попытались исправить положение, но лишь усугубили его.

Впрочем, в одном я все-таки ошибся. Не надеясь, что теледебаты станут местом серьезного обсуждения муниципальных проблем и вопросов городского хозяйства, я все же ожидал, что получится хотя бы соревнование в красноречии. Разумеется, можно было бы заранее предсказать, что Иван Мельников или Николай Левичев немного уступают Демосфену на этом поприще, но все же присутствие Алексея Навального вселяло некоторые надежды. Которые, увы, не оправдались.

Дебаты начинались как телеигра, что-то вроде «Большого брата». На фоне мрачной музыки из тьмы высвечивались лица кандидатов, имена которых объявлял напряженный женский голос. Видимо, другого способа поддержать зрительский интерес к дискуссии политиков организаторы шоу не нашли. Правда, и эту зловещую эстетику до конца не выдержали. Стихия всепобеждающей скуки затапливала студию, а попытки участников оживить передачу неизменно оборачивались против них. Там, где не было скучно, становилось смешно.

Иван Мельников рассказывал о своей внучке, перечислял свои многолетние заслуги, вздыхал и ссылался на возраст. Ведь только человек с очень большим жизненным опытом может управлять очень большим городом. Сергей Митрохин жаловался на то, что в столице уродуют парки, обижался на понаехавших чиновников-провинциалов, напоминая, что он коренной москвич, которому надо верить, поскольку он любит город и у него есть четкая программа, но какая - не сказал. Михаил Дегтярев, представитель ЛДПР, откровенно задирал своих соперников, стараясь сказать что-нибудь пообиднее, но и это делалось как-то вяло, без задора.

Наконец настала очередь Алексея Навального. Сначала кандидат долго подсчитывал, сколько проведено встреч и сколько на них, по его оценкам, присутствовало москвичей, а потом, оседлав любимого конька, заговорил о коррупции. Обличив казнокрадов и взяточников, кандидат завел речь о введении визового режима для мигрантов из Средней Азии. Его ничуть не смущало, что вопрос о введении виз находится в компетенции не городской, а федеральной власти, ведь из его высказываний следовало, что визы надо будет проверять не на границе, а уже в Москве. После чего прозвучала совершенно великолепная формула: «Я стану мэром, который будет высылать». Куда? За третье кольцо? В другие города России? Или в бюджете столицы будет предусмотрена отдельная статья расходов на то, чтобы отвозить мигрантов на родину?

А вот Николая Левичева мне почему-то сразу стало жалко. Он отчаянно старался выглядеть серьезно и уверенно, говорил об успехах западноевропейской социал-демократии, как будто надеялся, что эта могущественная сила выручит его в трудный момент. Но чем дольше он говорил, тем больше хотелось погладить его по головке, дать конфетку и, как-то выразив сочувствие, увести из этого ужасного места, где ему так одиноко и неуютно.

Все кандидаты дружно повторяли одни и те же фразы, особенно напирая на то, что у них есть программа, но в чем эта программа состоит, зрители так и не узнали. Причем удивительным образом умолчания кандидатов были такими же однотипными, как и их повторы. Собственно, они даже не спорили, а на разные лады повторяли один и тот же набор формул, как будто боясь заговорить хоть о чем-то, немного выходящем за рамки общеобязательной банальности. Стоило в разговоре хоть немного замаячить конкретике, как участники, словно испугавшись, сразу же переходили на какие-то мелочи или, наоборот, на общие темы. О чем бы ни заходила речь, дискуссия как-то сразу съезжала на вопросы федеральной политики. Эти вопросы не только были лучше знакомы кандидатам, но совершенно явно казались им куда более интересными. Никаких цифр или конкретных данных, касающихся положения дел в столице, никто так и не вспомнил. Зато мы узнали, что «по мнению экспертов» в дорожном строительстве воруют 70% средств, а количество нелегальных мигрантов в Москве самое большое в Европе. Сведения об источниках, откуда почерпнуты подобные сведения, никто и не думал приводить.

Трудно представить, что подобная дискуссия помогла хоть одному из кандидатов повысить рейтинг. В итоге самое выигрышное положение оказалось у Сергея Собянина, который в дебатах не участвовал. Все получилось как в древнекитайском трактате о стратегии - «лучший полководец выигрывает сражение, не вступая в него»...

Под занавес своего выступления Левичев весьма кстати заметил, что выборы мэра Москвы - это возможность «потренироваться». Что, в общем, разумно. Политикам, как и спортсменам, нужны соревнования, нужны тренировки. Только возникает вопрос: при чем тут мы, москвичи?