Общество

Семь интересных фактов из жизни Аркадия Стругацкого

Ровно 88 лет назад, 28 августа 1925 года родился Аркадий Стругацкий - гениальный писатель-фантаст, брат и соавтор Бориса Стругацкого. «Трудно быть богом», «Пикник на обочине», «Обитаемый остров» – десятки произведений братьев-мастеров быстро завоевали любовь и признание читателей, стали настольными книгами. Не потому ли, что сквозь призму фантастического гротеска их прозы проступала наша жизнь со всеми ее невзгодами и неустроениями, чаяниями и радостями?

Мы подготовили семь интересных фактов из жизни Аркадия Стругацкого.

Самый экстремальный поступок

Кто может знать человека лучше, чем брат? Борис Стругацкий всегда считал: "Самый экстремальный поступок Аркадия - то, что он вообще решил стать писателем".

Астроном Стругацкий

В юности, до войны, Аркадий Стругацкий всерьез увлекался астрономией, даже собственноручно мастерил телескопы. Видимо, еще с тех времен космос и далекие звезды захватили воображение Аркадия Натановича и после войны он перенес свое увлечение в профессиональное русло.

Прекрасно знал японский

То, что Аркадий Стругацкий – писатель с мировым именем это понятно. А вот кем он был по образованию? Как ни странно, фантаст учился в Военном институте иностранных языков, а позже служил дивизионным переводчиком на Дальнем Востоке. Его специализацией были английский и японский языки. Даже после демобилизации работу по переводу иностранной литературы он не оставил.

Братский жребий

Часто братьев Стругацких спрашивали: «Как же вы пишете вместе?» Мало того, что живут в разных городах, так еще и братья, и гонора у каждого хоть отбавляй. Действительно, противоречия случались, но до ссоры не доходило. Секрет прост – братья изначально придумали схему как «разруливать» конфликты, если сюжеты одного произведения у Аркадия и Бориса, так сказать, не сходятся. Просто они бросали жребий. Кто побеждал – того и валенки. Вот и не знаем мы, кем бы стал, например дон Румата Эсторский если бы не случай, ох не знаем…

Сочли за инопланетянина

Невероятная популярность рождала множество слухов и легенд. У некоторых романтически настроенных любителей фантастики в начале 70-х годов появилась идея-фикс: их любимые авторы, братья Аркадий и Борис Стругацкие на самом деле вовсе не люди, а агенты могущественной внеземной цивилизации.

Доходило до курьезов. Фантасты получили немало писем, где им предлагали помощь, раз уж они «застряли в этом времени на Земле», приносили извинения за то, что современная технология не так развита, чтобы отремонтировать их корабль… Пожалуй, это была высшая форма признания таланта авторов-фантастов.

Отцы, портянки, панцерваген

«Обитаемый остров». Это произведение известно десяткам тысяч поклонников во всех странах мира, не так давно оно даже было экранизировано. Сюжет знает уже, наверное, каждый – Максим Каммерер с Земли прибывает в мир Саракша, мир со странным небом, странным обществом и странными людьми, находит там любовь и смысл жизни.

Между тем, братья Стругацкие переписывали роман несколько раз. Первая версия – которая сейчас является канонической, не понравилась советским партийным функционерам и деятелям от литературы соцреализма. Уж очень Неизвестные Отцы страны Саракш напоминали высших советских руководителей. Пришлось сменить на – Огненосные Творцы. Да и главный репрессивный орган – Боевую Гвардию переименовали в Легион, а то ведь в СССР и песня такая была – «Боевая гвардия, удалая гвардия, Отчизны Советской железный оплот».

Комиссию Галактической безопасности авторам предложили из повести убрать, аббревиатура КГБ всем была знакома по несколько иной, хотя и схожей работе.

Также вычистили все упоминания о портянках, выловили слова «Родина», «Отечество» «Патриот» и заменили танк на «панцерваген».

И все равно после выхода повести в журнале «Нева» посыпались доносы и прямые обвинения в антисоветчине. Жителям СССР эта книга казалась аллюзией на советскую действительность, а читателям девяностых – аллюзией на то, что стало потом…

Фантаст без компьютера

По воспоминаниям родных и близких Аркадий Стругацкий был очень консервативен в технике. Даже когда у брата Бориса появился свой персональный компьютер, Аркадий Натанович не соблазнился электронной новинкой и до конца дней печатал свои произведения на пишущей машинке.