Общество

Самарчанка нашла сына, которого считала умершим 8 лет

Судебные приставы разыскали женщину, чтобы взыскать с нее алименты на ребенка, которого считали не выжившим после родов
Светлана МЕЗИНЦЕВА

Уже несколько дней самарчанка Анна Трисова с мужем не могут поверить в то, что сын, который родился 8 лет назад с диагнозом спинно-мозговая грыжа, остался жив.

- 8 лет назад у меня родился сын с тяжелым пороком развития, - рассказывает Анна. - Его прооперировали в первые же часы рождения, но прогнозы были неутешительные. После долгих уговоров врачи убедили нас с мужем оставить ребенка в больнице и подписать документы, что он остался после смерти там. После долгих уговоров пришлось согласится. Мы ушли из больницы без ребенка.

Вспоминая это, Анна еле сдерживает слезы. Для их семьи этот ребенок был первенцем, долгожданным. Анна забеременела с большим трудом, сколько ходили по врачам, сдавали анализы – все было без толку. А тут – чудо! Долгожданная беременность. Будущие мама и папа радовались как дети, присматривали в магазинах кроватку и коляску, выбирали имя, гадали, кто будет мальчик или девочка…Но врачи одной фразой: «Ваш ребенок умрет» поставили крест на всех этих мечтах.

- Через несколько дней после выписки из роддома я позвонила врачам в больницу, чтобы узнать как здоровье моего ребенка, - продолжает женщина, - но мне сказали, мол, если доктора сказали, что умрет, значит, он умер. Через месяц я снова звонила, но мне ответили тоже самое. А потом мы с мужем смирились и даже забыли, что так и не забрали свидетельство о смерти нашего мальчика.

Миша вырос в детском доме

Миша вырос в детском доме

Трисовы стали жить обычной жизнью, какой живут сотни бездетных семей: утром на работу, поздно вечером – с работы. О детях они даже и разговора больше не заводили, не хотели больше травмировать друг друга и снова проходить через все трудности. Раз уж судьба оказалась к ним такой безжалостной, то супруги решили с этим смириться. Но судьба явилась в обличие судебных приставов, которые и сообщили сначала об алиментах, а потом и о том, что их первенец жив и живет в Самаре.

- Представляете, мы с ним, оказывается, чуть ли на соседних улицах все эти 8 лет прожили, - Анна говорит это и плачет. - Я все это время жила в Самаре, да я не проживала по месту регистрации, но состояла на учете в женской консультации в той же, что и 8 лет назад. Найти меня было несложно, везде, в том числе и в роддоме были мои координаты, номер телефона. Я не понимаю того, почему меня не могли найти все эти годы. Может быть из-за нашей проклятой бюрократической системы. Может быть кто-то потерял одну бумажку, потом вторую…а сколько семей при этом страдает.

Исковое заявление о неуплате алиментов на имя женщины было от октября 2009 года. И с тех пор судебные приставы, можно сказать, не покладая рук искали женщину. И нашли ее только в 2013 году. Узнав, что сын жив, женщина после разговора с приставами зашла на сайт Министерства образования и науки РФ и в разделе «Усыновление», где нашла фотографию своего ребенка, которому по – видимому уже Доме малютки дали имя Михаил, что означает «подобный Богу».

- Я его сразу узнала, он похож на меня, - со слезами на глазах говорит Анна. – Это был он! Если бы мы раньше знали об этом сайте, о том, что есть такая база….мы бы забрали мальчика к себе. Мне хочется обратиться ко всем семьям, которые может быть сейчас находятся в такой же ситуации, как наша – зайдите на сайт, посмотрите фотографии ребятишек, не ждите никого и ничего.

На вопрос, почему такое могло произойти, Анна не может ответить. Но потом признается честно, что ей и не нужно знать этой правды.

- На врачей я в суд подавать не буду, - рассказывает самарчанка. - Я не считаю это необходимым. Что было, то было. Искать, кто прав, а кто виноват – бессмысленно. Самое главное чтобы решение суда о том, что мой ребенок остался без попечения, отменили. Пока это единственная причина, что мы не можем забрать Мишеньку домой.

В больнице, где рожала Анна, от комментариев отказываются, просят направить официальный запрос и через органы опеки и попечительства, возможно, что-то и получится узнать.

Сейчас сын Анны находится в Доме малютки. Когда приставы рассказали женщине о сыне, то вместе с мужем она тут же накупила разных вкусных подарков и поехала навестить мальчика.

– Когда судебный пристав привез мать в детский дом, чтобы с мальчиком ее познакомить, все сразу стало понятно, – говорит начальник отдела судебных приставов Октябрьского района г. Самары Екатерина Ткачева. – Они очень похожи: те же глаза, волосы, улыбка.

Специалисты органов опеки и попечительства сейчас помогают родителям оформить все документы, что забрать мальчика в семью.

- Мы возбуждаем производство об отмене признания его лишенным попечения родителей и очень надеюсь, что в ближайшее время получиться забрать Мишу домой, - рассказывает Анна. – Мы хотим его воспитывать, у него есть группа инвалидности, но внешне это никак не видно. Мальчик нуждается в лечении и медицинском обследовании. Но главное, что он жив.

Женщина навещает сына почти каждый день. Говорит, что, если бы в Доме малютки позволили, то она бы поселилась на соседней койке.

– Мишенька каждый день сидит у нас на кроватке и ждет своих маму и папу. Его любимый герой – это «человек – паук», нам пришлось даже маску этого героя его подарить. То, что Миша инвалид, сразу невидно, – говорят в детском доме №3, где сейчас живет мальчик. – С виду он обычный ребенок. Но задержки в развитии есть. Родители, судя по всему, к этому готовы. Когда мама приезжала к нему, то было видно, что она бесконечно счастлива. Мы все очень рады, что семья воссоединится.

ЗВОНОК ЮРИСТУ

«Родителям придется доказывать в суде, что они готовы содержать своего сына»

Максим ТКАЧ, адвокат:

- Тот факт, что дом ребенка попытался взыскать через суд с родителей алименты, вполне правомерен. По закону, отказ от ребенка является основанием для лишения родительских прав, но не прекращает обязательства родителей по содержанию детей. Взыскать эти средства интернатное учреждение могло только через суд, что оно и сделало. Восстановление в родительских правах происходит точно также в судебном порядке. Сама по себе процедура может занять около двух месяцев. Плюс месяц на обжалование. Сколько она займет фактически, сказать сложно. Суд должен установить, что основания для лишения родительских прав отпали. А ситуация перед нами довольно сложная. Придется выяснять, по каким именно причинам все же был оставлен ребенок, что изменилось теперь, не вернут ли через какое-то время его обратно в детский дом. Органы опеки обследуют жилищные условия. Возможно, придется пройти какие-то психологические тесты, которые установят, насколько готовы родители содержать ребенка-инвалида. В конечном итоге родителям придется доказывать суду, что они достойны воспитывать собственного сына, и не подвергнуть его психологическим и физическим страданиям. Если суд решит, что по каким-либо причинам возвращение ребенка родителям не в интересах самого мальчика, то он может и отказать.

Фамилии героев статьи изменены

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему наши врачи все знают лучше нас?

Второй день подряд читаю отклики к этой статье и поражаюсь жестокости наших читателей. Все как один набросились на эту женщину и обвиняют ее в том, что она такая – сякая отказалась от своего сына. Но ее ли одной в этом вина? Почему никто не говорит про врачей, которые, кстати, сейчас никак не комментируют эту ситуацию (подробнее)