Общество

В Челябинске предложили построить кинотеатр в виде метеорита

Город может стать туристическим центром
Болид должен запомниться

Болид должен запомниться

Фото: KP.RU - Челябинск

Болид просвистел, а что осталось нам, простым горожанам? Духи с запахом космического тела и футболки с надписью «Я пережил 15 февраля 2013 года». Маловато будет! Челябинцы после тех событий стали уникальными, а выгоды с этого никакой. Обещали поставить памятник болиду, но никто так и не предложил вразумительного проекта. А в Чебаркуле кроме одинокого буя и смотреть нечего. На днях ученые умы собрались на специальную конференцию, для того, чтобы придумать, как использовать нашу метеоритную славу.

БОЛИД НАДО ЩУПАТЬ

— Мне метеорит помог решить одну проблему, — говорит депутат Законодательного собрания Гамбурга, уроженец Челябинска Николай Гауфлер. — Когда я общаюсь с людьми в Германии и говорю, что родом из Челябинска, то меня спрашивали: а где это? Теперь у меня есть универсальный ответ на этот вопрос: это город, над которым взорвался метеорит. Но проблема в том, что сих пор нет символического места в Челябинске. Нужен объект, рядом с которым можно сфотографироваться. Есть только озеро. Экономисты давно доказали, что у человека от путешествия самое главное наслаждение — это воспоминания, фотографии и сувениры. Через Челябинск проезжает большое количество западных туристов. Может быть, вы этого не замечаете. Есть люди для которых мечта — проехаться по Транссибу. И ваша задача — заставить людей выйти из поезда и несколько дней пожить тут. Поселиться в гостиницу, сходить в музей, ресторан. Таким образом, каждый человек, который работает в экономике, будет иметь от этого пользу. Если сделать все правильно, то это реальный шанс для Челябинска стать туристическим городом.

Согласен с земляком и астрофизик НАСА Николай Горькавый. По его словам, челябинский метеорит мощно двинул мировую науку. И ученые, и политики поняли, что угроза из космоса — не сюжет для фантастики, а реальность.

— Скорее всего — это было последнее безопасное падение метеорита, — считает Николай Горькавый. — Потому что плотность населения постоянно растет, и следующее такое событие принесет драматические последствия. До 15 февраля опасными считались лишь те объекты, которые имеют размер 140 метров и выше. Все остальное считалось не заслуживающим внимания. Если бы Челябинский болид вошел в атмосферу не под углом 16,5 градусов, а 30 или 45, что наиболее вероятно, то он взорвался бы на высоте не 23 километра, а 15. А сила ударной волны растет в кубе. В два раза ближе, значит, в восемь раз сильнее ударная волна. Тогда повылетали бы не только рамы, а повылетали крыши, была бы совсем другая ситуация.

В Америке риски поняли сразу, и НАСА получила на изучение метеоритной угрозы дополнительно 40 миллионов долларов. Астрономы снова включили «ВИЗА», который был заморожен. Он готовится к наблюдению за опасными объектами возле Земли. Заработала программа астероидного буксира, которая должна отвести угрозу от нашей планеты.

То, что произошло в Челябинске 15 февраля, было событием действительно мирового масштаба, и его нужно увековечить.

— Суперболид был очень ярким воспоминанием, — считает Николай Горькавый, — но материальных следов он не оставил. Вся планета знает о Челябинском болиде. Но на воспоминания турист не клюнет. Нужно что-то материальное. Нужно создать макет болида в натуральную величину, это восемнадцатиметровое космическое тело, размером с шестиэтажный дом. На дне озера Чебаркуль лежит кусок всего сантиметров 80. Главное событие произошло все-таки над Челябинском. И если мы реализуем в виде макета, возле которого сможет сфотографироваться каждый турист — это будет здорово. А внутри можно было бы сделать кинозал или аттракцион. Вторая идея — это создать такой символ города, который мог бы войти в десятку туристических брендов. У каждого города есть такой символ. Для Парижа — Эйфелева башня, для Нью-Йорка — статуя Свободы. Мы можем сделать такой знаковый архитектурный комплекс, который вывел бы Челябинск вперед. Это может быть, например, гостиница с каким-то дерзким или даже безумным дизайном.

ДЕНЬ ГОРОДА — 15 ФЕВРАЛЯ

— В последние годы идет бум местного самосознания, особенно среди тех, кто постоянно находится в соцсетях, — говорит специалист по брендингу территорий Денис Визгалов. — Появился очень мощный запрос на местное. Растет градус патриотизма. Это очень хороший процесс. Регионы стали искать свои смыслы. Южный Урал подошел к необходимости такого поиска. Молодежи нужно жить в модном городе и регионе, чтобы показывать это в социальных сетях, показывать друзьям, чтобы остаться здесь жить, а не уезжать. Метеорит ударил в это нервное сплетение ожиданий. Первые новости о нем во всем мире вызывали панику, болид воспринимался как что-то опасное. А местное население, наоборот, чувствовало веселый шок, несмотря на выбитые стекла и прочие разрушения. Наконец-то у нас какая-то встряска! Важно не упустить эту волну.

Кстати, на фоне метеоритных размышлений, ученые предложили перенести День города на 15 февраля. Эта дата больше похожа на день рождения, чем 13 сентября. Вряд ли первый попавшийся прохожий вспомнит, что в этот день в 1736 году Алексей Тевкелев заложил челябинскую крепость. А 15 февраля — вполне осязаемая и наполненная смыслом дата.

— Еще очень важно сохранение и поддержание научной составляющей изучения метеорита, — говорит профессор ЧелГУ Марина Загидуллина. — Вокруг этой темы будет создаваться намагниченность. Будут появляться легенды, потому что слишком много свидетелей, а еще больше людей, которые хотели ими быть, но ничего не видели. Это отличная почва для возникновения легенд. Но если научное сообщество уйдет из этой темы, то создается опасность мистического пузыря, ухода в сторону несодержательного пространства вокруг метеорита.