Общество26 октября 2013 0:54

Даже в церкви от нас открестились

Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края
Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края

Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края

Читайте на нашем сайте: «Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада!»

Наши хождения с Александром по чиновничьим кабинетам в Перми оказались бессмысленными. Даже губернаторская команда не в силах спасти детей. И тогда мы отправились ко владыке Мефодию — Митрополиту Пермскому и Соликамскому за советом и доброй помощью. Еще пару недель назад отослали мы Владыке письмо, которое, к сожалению, в епархии потерялось. А потому мы явились лично.

...На пороге управления нас встретил красивый священник. В темном длинном пальто и черной бархатной скуфейке. Аккуратно ухоженная бородка с проседью и затемненные очки изящно дополняли холеный образ. Воцерковленная раба Божия Наталия обратилась к нему с поклоном: «Благословите, батюшка!». Батюшка снисходительно перекрестил грешную и протянул для лобызания пухлую длань свою. Наталья припала устами к его перстам и затараторила:

- Как бы нам, грешным, батюшка, к владыке на прием попасть? Мы тут с бедой пришли. У этого человека (указала на Александра) в религиозной секте в деревне Черепаново, дети находятся.

- А причем тут владыка? - надменно спросил тот холеный батюшка, глядя поверх голов.

-Так, может, поможет чем?

- Чем? Это проблемы краевой администрации. К общине в деревне Черепаново мы никакого отношения не имеем.

О том, что проблема, на самом деле, давно уже стала церковно-общественной, ни этот священник, ни помощник пермского архиерея Михаил, не хотели и слышать. Напрасно пытались мы толковать, что детям опасно жить в заброшенной деревне, где нет электричества, медицинской помощи и вообще какой-либо связи с миром. «Добрые батюшки» твердили одно:

- Идите к чиновникам. Это не наше дело.

- А как же спасение души? Ведь люди там погибают!

- Так на то их свободная воля.

А ведь для Александра православная церковь — последний оплот надежды.

- А как ваши дети там оказались? - спрашивали они. И Александр уж в который раз пересказывает историю, как супруга его сбежала с детьми посреди ночи, и как вся родня искала их, подав в федеральный розыск.

- Ну хорошо, я все понял, - отвечал отец Михаил помощник пермского архиерея. - Но что нам прикажете делать?

- Нам бы хотя благословение дайте повстречаться с семьей, которая недавно убежала из секты и ныне находится в монастыре под Пермью, спросили мы.

- Да, мне бы узнать от них, - говорит Александр, - как там дети мои... .

- Это надобно обсудить, - говорит помощник, - я вам позвоню, если будет ясность.

- Сегодня звонка нам ждать?

- Вы что? - помощник снова в недоумении. - Я же должен это объяснить и донести. Все делается не так быстро.

Наш Александр явно смущен таким приемом, и от волнения мнет в руках вязаную шапчонку:

- Жена-то моя ведь не сразу сбрендила. Целый год всякие ролики про ИНН в Интернете смотрела. Все про пришествие какого-то царя твердила. Я ей даже предлагал к психиатру пойти. Или там к психологу.

- Не путайте, пожалуйста, эти два понятия, - оживляется помощник Михаил и тут же проявляет свою ученость, рассказав про какие-то нейроны, неразрывную связь с которыми выявляет психиатр. - А психолог все же со здоровыми людьми работает, в отличие от психиатра.

Мы оценили просвещенность нашего собеседника, и опять за свое.

- Может, кто-то нам из священников расскажет на камеру про опасность подобных сект? Мы бы показали это в эфире телевидения «Комсомольская правда», дабы другие не попадались в сети псевдосвященников.

- А почему мы должны это комментировать? Это община ничего общего с православной церковью не имеет!

- Да как же не имеет, если они выходцы из церкви, именуют себя православными христианами!

- Ну и что? На церковь совершается много нападок. Мы все терпим. Да и что мы должны вам сказать на камеру?

- Скажите, что таких людей, как Евстратий слушать нельзя, что нельзя поддаваться влиянию этой секты...

- Вот видите, - говорит Михаил, - вы уже и диктуете, что надо нам говорить.

- Да не диктуем мы!

- Тогда какие комментарии вы от нас хотите?

- Ничего уже не хотим. Допустите нас до семьи, убежавшей из секты. Надо узнать, как там дети у Александра. Один человек сказал, что мать-сектантка избивает их шибко, изгоняя из них бесов.

- Ждите звонка.

- А может вы назовете свой номер? Дело-то важное.

- Свой номер я вам не дам. А то как-то раз назвал, а его раздали среди журналистов и те мне звонили каждые полчаса по пустякам.

На этом мы с Александром поблагодарили Михаила за «учтивый» прием. Раскланялись и вышли.

- Стойте! - услышали мы вослед.

«Неужели решил помочь?» - промелькнула мысль.

- А разве есть телевидение «Комсомольская правда»?

- Есть.

- Надо же! Никогда не слышал... .

ПОСТСКРИПТУМ

Уважаемый владыка Мефодий!

Мы вынуждены обратиться к Вам через эту публикацию, потому как попасть на прием возможности не имеем. Мы пытались получить Ваше благословение через письменное прошение дней 10 назад, но оно было утеряно Вашими помощниками. Посему мы надеемся, на Ваше взаимопонимание и просим Вас благословить нас, грешных, и Александра на общение с семьей, которая покинула религиозную общину в Черепаново, с тем, чтобы донести до широкой публики весь ужас творящихся там беззаконий и предостеречь иных поклонников «катакомбной церкви» от ухода в сомнительные общины.

Рабы Божии - корреспонденты «Комсомольской правды» Николай Варсегов, Наталья Ко.

Александр, отец детей, находящихся в таежной секте, с каждым днем все больше теряет надежду увидеть их
Об этом он рассказал в обращении к читателям и чиновникам

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Пермские раскольники вместе с детьми обречены на голодную смерть Наши корреспонденты вместе с коллегами из «КП-Пермь» добрались до таежных отшельников, поселившихся в заброшенной деревне Черепаново на севере Пермского края. (читайте далее) Павел Миков: Я хочу предостеречь власти - не надо изымать детей из общины Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае прокомментировал ситуацию с раскольниками, которые собираются перезимовать в заброшенной деревеньке в глухой тайге - В Черепаново в субботу ездили полицейские и представители администрации Чердынского района. По имеющейся у нас информации, в деревне все спокойно, - говорит Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермского крае. (читайте далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Пермские раскольники вместе с детьми обречены на голодную смерть

Наши корреспонденты вместе с коллегами из «КП-Пермь» добрались до таежных отшельников, поселившихся в заброшенной деревне Черепаново на севере Пермского края. (читайте далее)

Павел Миков: Я хочу предостеречь власти - не надо изымать детей из общины

Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае прокомментировал ситуацию с раскольниками, которые собираются перезимовать в заброшенной деревеньке в глухой тайге

- В Черепаново в субботу ездили полицейские и представители администрации Чердынского района. По имеющейся у нас информации, в деревне все спокойно, - говорит Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермского крае. (читайте далее)