Общество

Даже в церкви от нас открестились

Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края
Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края

Читатель Александр попросил журналистов «КП» помочь вытащить его детей 5-ти и 6-ти лет из таежной секты на севере Пермского края

Читайте на нашем сайте: «Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада!»

Наши хождения с Александром по чиновничьим кабинетам в Перми оказались бессмысленными. Даже губернаторская команда не в силах спасти детей. И тогда мы отправились ко владыке Мефодию — Митрополиту Пермскому и Соликамскому за советом и доброй помощью. Еще пару недель назад отослали мы Владыке письмо, которое, к сожалению, в епархии потерялось. А потому мы явились лично.

...На пороге управления нас встретил красивый священник. В темном длинном пальто и черной бархатной скуфейке. Аккуратно ухоженная бородка с проседью и затемненные очки изящно дополняли холеный образ. Воцерковленная раба Божия Наталия обратилась к нему с поклоном: «Благословите, батюшка!». Батюшка снисходительно перекрестил грешную и протянул для лобызания пухлую длань свою. Наталья припала устами к его перстам и затараторила:

- Как бы нам, грешным, батюшка, к владыке на прием попасть? Мы тут с бедой пришли. У этого человека (указала на Александра) в религиозной секте в деревне Черепаново, дети находятся.

- А причем тут владыка? - надменно спросил тот холеный батюшка, глядя поверх голов.

-Так, может, поможет чем?

- Чем? Это проблемы краевой администрации. К общине в деревне Черепаново мы никакого отношения не имеем.

О том, что проблема, на самом деле, давно уже стала церковно-общественной, ни этот священник, ни помощник пермского архиерея Михаил, не хотели и слышать. Напрасно пытались мы толковать, что детям опасно жить в заброшенной деревне, где нет электричества, медицинской помощи и вообще какой-либо связи с миром. «Добрые батюшки» твердили одно:

- Идите к чиновникам. Это не наше дело.

- А как же спасение души? Ведь люди там погибают!

- Так на то их свободная воля.

А ведь для Александра православная церковь — последний оплот надежды.

- А как ваши дети там оказались? - спрашивали они. И Александр уж в который раз пересказывает историю, как супруга его сбежала с детьми посреди ночи, и как вся родня искала их, подав в федеральный розыск.

- Ну хорошо, я все понял, - отвечал отец Михаил помощник пермского архиерея. - Но что нам прикажете делать?

- Нам бы хотя благословение дайте повстречаться с семьей, которая недавно убежала из секты и ныне находится в монастыре под Пермью, спросили мы.

- Да, мне бы узнать от них, - говорит Александр, - как там дети мои... .

- Это надобно обсудить, - говорит помощник, - я вам позвоню, если будет ясность.

- Сегодня звонка нам ждать?

- Вы что? - помощник снова в недоумении. - Я же должен это объяснить и донести. Все делается не так быстро.

Наш Александр явно смущен таким приемом, и от волнения мнет в руках вязаную шапчонку:

- Жена-то моя ведь не сразу сбрендила. Целый год всякие ролики про ИНН в Интернете смотрела. Все про пришествие какого-то царя твердила. Я ей даже предлагал к психиатру пойти. Или там к психологу.

- Не путайте, пожалуйста, эти два понятия, - оживляется по