Общество

Педагоги о трагедии в московской школе: «Детей надо ловить над пропастью во ржи!»

Татьяна Казанова, директор красноярской школы №10: «Никакие металлоискатели не помогут нам решить эту проблему»
Москвич устроил стрельбу в школе и взял в заложники учеников

Москвич устроил стрельбу в школе и взял в заложники учеников

Татьяна Казанова, директор самой обычной, общеобразовательной школы красноярской школы:

- Эти случаи проникновения в школу были всегда. Как правило, приходят бывшие ученики. Это взрослые люди, не совсем адекватные, у которых сложилось с детства в голове, что надо в школу зачем-то идти. Много лет назад в учительскую ворвался мужчина, вооруженный пистолетом, я сама была свидетелем этой истории. Никакой охраны, тревожных кнопок тогда и в помине не было. В руках у него был пистолет. Что он точно требовал, я уже не помню, да в экстремальной ситуации даже сложно понять это. Мы тогда все были молодые, бесстрашные, да и ужаса такого не было, как сейчас… Уговорами-разговорами как-то удалось его вывести, потом уже вызывали милицию. Был еще случай, когда неадекватный мужчина держал меня в кабинете. Вытащил из своей сумки рукописи, сказал, что его никто не слушает, а он пришел читать свои стихи. И вот я не могла выйти два часа. Потому что он сидел, он большого такого роста, и читал мне рукописи свои.

Татьяна Казанова, директор красноярской школы №10

Татьяна Казанова, директор красноярской школы №10

Был и еще один человек, спокойный, тихий. Каждый день в школу приходил с дневником. Говорил – дайте мне задание по математике, по русскому, и поставьте оценки.

Так что, если вот об этом говорить, то охранники, тревожные кнопки в школах конечно, нужны.

Но если обсуждать московскую трагедию, то здесь дело вовсе не в металлоискателях и пропускном режиме…

Общество только сейчас начало вспоминать и думать о том, что мы упустили за последние годы. Вкладываем детям в голову знания, но совершенно упустили нравственное воспитание. А это - когда учитель грамотен, когда он хороший психолог. И когда у него есть время знать, что происходит с его подопечными. Это тонкие материи, на которые у педагогов, занятых бумагами, отчетами, и допнагрузкой, в современной школе не хватает времени.

Ребенок оказывается между родителями, работающими с утра до вечера, и бесконечно занятыми учителями. О в пустом пространстве с компьютером, и общается вот с этим, с неживым!

В школе я преподаю литературу. Бывает, выходишь с урока с мокрой спиной. Многие понятия, термины детьми уже не воспринимаются. И ты чувствуешь, как из жизни вместе со многими представлениями уходит душа…

Я всегда цитирую Джерома Сэлинджера: нужен кто-то, кто ловил бы детей над пропастью во ржи. А дети наши и стоят над пропастью.

Должен быть человек, который остановит, предупредит; который что-то посоветует. Или – просто пожалеет, погладит по голове.

Вы не представляете, как этого им не хватает.