Политика21 февраля 2014 20:55

"Колыбель Украинской революции" распустила ГАИ, а оружие отправляет в Киев

«Комсомолка» попыталась выяснить, как столица Западной Украины Львов третьи сутки существует без правоохранителей
Во Львове сожгли отделения милиции.

Во Львове сожгли отделения милиции.

Из мятежного Киева мы выбирались с боем. Везде паника. И в аэропорту тоже. Народ спешно покидает Киев. Улетают подальше от крови и дыма в спокойную заграницу. Ну, а мы «из огня да в полымя». В еще более мятежный Львов, что на Западной Украине. Этот город сошел с ума. Они устроили «ночь гнева». Одним махом сожгли все райотделы милиции. Вынесли 1,5 тысячи единиц боевого оружия и гранат. Отменили «волей народа» ГАИ, суды и прокуратуру. Они должны захлебнуться в собственных фекалиях – по - другому не бывает.

- Надеюсь, они еще не успели взорвать аэропорт, - размышляю, занимая свое место в салоне самолета.

Два часа и вот, мы во Львове. Аэропорт – в порядке. Таксисты улыбаются.

- А с чего вы такой довольный? – удивляюсь таксисту.

- Так гаишников нет, иначе бы нас уже оштрафовали за пересечение двойной, - говорит. - С другой стороны много пьяных за рулем, часто прут по встречной. Потом аварии…

- И кто оформляет ДТП?

- Да никто не оформляет, - бросает через плечо таксист, опять нарушая все на свете. - Но бардак только на дорогах, в городе – спокойно.

Пока едем, пытаюсь рассмотреть старинный Львов. Думала, от него мало что осталось. Ничего подобного! Кафешки работают, по мостовым гуляют девчонки, парни дарят им цветы. По сравнению с Киевом – здесь атмосфера курортной неги. А как же насчет мародеров с калашниковым за плечом?

- Пойдите на майдан, там вам растолкуют, - советует охрана отеля.

Ну, хорошо. Очевидно, там уже состоялась публичная казнь всех милиционеров города. И потому Львов теперь тихо празднует.

- А зачем нам их казнить? – удивляются мужики, что толкутся на крохотном майдане Львова. – Разве у нас были к ним претензии?

По сравнению с Киевом – здесь атмосфера курортной неги

По сравнению с Киевом – здесь атмосфера курортной неги

- Э….Зачем тогда громили райотделы? – удивляюсь. – Или это не вы?

- А кто же? – удивляется в свою очередь кареглазый Иван. – Думаете чужаки? Так у нас отряды самообороны на всех подъездах к городу – мы ведем досмотр машин. Чужих не пускаем.

- Ну, хорошо. Получается, громили вы райотделы от большой любви к милиции? – пытаюсь понять логику жителей Западной Украины.

- Там был уговор… Собрался «Правый сектор». Наш львовский. И подключились обычные активисты, которые ездят на киевский Майдан. «Сектору» было нужно только оружие – отправить в Киев. А мы сожгли все документы ментов. На всякий случай: может они вели списки тех, кто воевал на киевском Майдане. Но ничего личного…

Действительно, сжигали лишь те райотделы, где отказывалась отдавать оружие. В остальных случаях, гранаты забирали – милицию отпускали. Те шли домой – пили чай. И смотрели по телеку, как из их автоматов косят бойцов столичного «Беркута»…

- Хорошо, если так, - кивают бандеровцы на майдане. – Нас беспокоит другое. Часть оружия осталось во Львове. У «Правого сектора» и случайных активистов. Теперь мы должны защитить свой город уже от них.

Так сказать «неизбежные риски». Для защиты города были созданы отряды самообороны. Большая часть - на базе мэрии (львовяне считают мэра «своим человеком», доверяют и в отставку не отправляют). Добровольцы рассекают город на машинах с мигалками. Обычные машины, мигалки купили. А кто оштрафует, если нет ГАИ? Другое дело как вызвать этот патруль, если телефон «102» не работает?

Сжигали лишь те райотделы, где отказывалась отдавать оружие

Сжигали лишь те райотделы, где отказывалась отдавать оружие

- На всех столбах расклеен горячий номер «самообороны». Люди звонят, и я высылаю ближайшую машину, - говорит координатор центра самообороны при мэрии Львова Ирина Дмитришин. – За ночь телефон буквально красный. Много обращений из серии: на улице группа подозрительных людей. Выезжаем. Оказывается это просто другой отряд самообороны (в городе восемь разных штабов). И мы кидаемся друг на друга. Это не правильно. Еще предотвращали попытки мародерства. Сейчас очень большой интерес к ювелирным магазинам и музеям.

- А что насчет ограблений, изнасилований? – интересуюсь.

Говорят, пока нет такой статистики. Хотя может ее нет, потому что заявлений нет. Кому их писать –то?

- Вообще сейчас милиция ходит по гражданке. Охраняет свои райотделы пустые, патрулирует с нами улицы, - говорят в самообороне. - Но протоколов не составляют – просто отпускаем всех. Допустим, сегодня взяли троих пьяных – они палили в воздух из пистолетов. Оружие и патроны отобрали (быстрый взгляд в сторону бардачка машины), а нарушителей отпустили.

- А что если возьмете убийцу? – задаю вопрос. – Протоколов нет, прокуратура не работает, суды – тоже. Пусть гуляет?

- Да, скоро начнется неразбериха. Сейчас мы как раз на пороге хаоса, соглашаются львовяне. – Потому «102» включат уже в ближайшее время. Все хотят, чтобы милиция снова заработала.

Повстанцы сожгли все документы. На всякий случай: может они вели списки тех, кто воевал на киевском Майдане

Повстанцы сожгли все документы. На всякий случай: может они вели списки тех, кто воевал на киевском Майдане

Горожане особенно. Им сообщили, что «надо помочь Киеву оружием, но это будет почти не больно». Действительно, им самим, в отличие от тех, кто в Киеве, пока не больно. И львовяне не готовы положить свой город на алтарь революции. Не хотят вести никаких боевых действий «дома». Да и статус « двигателя революции» обязывает на широкие жесты. Так сказать подать пример Украине. Пока их земляки взрывают Киев.

Милиция Львова перешла на сторону народа Украины
Народ скандировал «Молодцы!» и «Слава героям!». А «герои», как оказалось, приехали с Западной Украины.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Львовский полковник МВД - «КП»: Еще один выстрел, и мы приедем в Киев с оружием

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Трупы в холле гостиницы «Украина» появились уже в первые минуты боя на Институтской. Вынести к «скорым» раненых было невозможно – Институтская простреливалась вся, насквозь, до Майдана. Администрация гостиницы не стала спорить: часть холла отгородили ширмами из простыней. Весь день убитые, 11 человек, пролежали на полу. Поздно вечером мы вышли из лифта в холл и уперлись в добрую сотню людей, которые пели гимн Украины, прижав руку к сердцу. В толпе были батюшки с наперсными крестами, а потом из-за ширм, понесли носилки с убитыми (читайте далее)