Политика4 мая 2014 17:15

Очевидец трагедии в Одессе: «Они кричали «русские горите!», а горели украинцы»

В столице украинского причерноморья заживо сгорели 46 человек
Lо 2 мая два лагеря как-то умудрялись уживаться в одном городе

Lо 2 мая два лагеря как-то умудрялись уживаться в одном городе

Фото: Нигина БЕРОЕВА

Эти улицы я уже знала, хотя ни разу не была в Одессе — прилетела сюда сразу, как только узнала о жуткой трагедии. Узнавала по страшным фотографиям и видео. Вот здесь юные девицы разливали коктейли, вот отсюда стреляли, вот она, разобранная тротуарная плитка… А вот сюда, если верить описанию очевидцев, оттаскивали раненных… А вот это здание стало крематорием для 46 человек.

Одни и те же события сторонники федерализации и евромайдановцы в Одессе рассказывают совершенно по разному. Сходятся точно в одном, до 2 мая два лагеря как-то умудрялись уживаться в одном городе. Даже более менее согласовывали действия, митинги. Все-таки Одесса — космополитичный город. Каких только народов и политических, религиозных взглядов здесь не намешано.

Но это было до 2 мая.

В этот день, перед футбольным матчем майдановцы решили пройтись маршем «за единую Украину». Но на улице столкнулись со сторонниками федерализации. И так выстроилась стенка на стенку. Между оппонентами встали милиционеры. Вряд ли кто-то точно знает, с чьей стороны полетел первый камень. Да это и не важно, если учесть то, что началось потом. А это было похоже на братоубийство. Стрельбы, камни, биты. Раненные, убитые. Кадры, на которых девушки весело и с огоньком, разливают коктейли молотова поразили всех. Понимали они, что убивают людей? Убивают друг друга?

Очевидцы пожара в Одессе знают, кто устроил поджог
О бездействии стражей порядка говорят все

О бездействии стражей порядка говорят все

Фото: Нигина БЕРОЕВА

Пророссийских украинцев (теперь в незалежной стало возможным такое понятие, о котором раньше тут не догадывались) с георгиевскими ленточками, не признающих новые киевские власти, оказалось меньше (по некоторым данным активистов «антимайдана», сторонников федерализации Украины было 300-400 человек, а футбольных фанатов и националистов — несколько тысяч). Спастись от расправы антимайданщикам удалось в торговом центре. Кровь смыли с тротуара, дорожки подмели. Лишь битые витрины да разобранная плитка напоминает сейчас о том кошмаре, что творился всего пару дней назад. Хотя нет. Еще есть страх. Еле уловимый, как запах каштанов, страх. Но больше всего его возле здания Профсоюзов.

Одесситы несут цветы в память о сгоревших заживо в Доме профсоюзов
Разбитые окна, кровь, георгиевские ленточки

- Будьте прокляты, ироды! – кричит женщина в черном платке на милиционеров, которые охраняют обуглившийся подъезд здания. – Вы убийцы!

Милиционеры отворачиваются, опускают головы. Им тоже страшно.

- Нас здесь всего несколько человек, мы сейчас ничего не можем сделать, если кто-то побежит или начнет драться! – объясняет мне один из стражей порядка.

В тот роковой день их тоже было немного. О бездействии стражей порядка говорят все.

- У них был приказ стоять, - объясняет мне милиционер. – Опять как в Киеве получилось. А мы ведь просто выполняем приказы.

ни кричали «русские горите», а горели украинцы

ни кричали «русские горите», а горели украинцы

Фото: Нигина БЕРОЕВА

…Как только бои в центре города закончились. Евромайдановцы прибежали сюда. На площади возле здания Профсоюзов как раз был лагерь сторонников федерализации, стояли палатки. Их сожгли первыми. В несколько минут.

- Я еле убежать успела, - рассказывает Анна. – Они жгли палатки. Наши побежали в здание Профсоюзов. Господи, как хорошо, что решила остаться на улице. Спряталась за угол здания и молилась.

Очевидцы боятся говорить, наотрез отказываются фотографироваться. Они боятся. Боятся расправы.

- Я видела, как майданщики начали бросать коктейли молотова в здание, - рассказывает девушка. Были слышны выстрелы. Все смешалось. И тут начался пожар.

Разбитые окна, кровь, георгиевские ленточки. И так на каждом этаже

Разбитые окна, кровь, георгиевские ленточки. И так на каждом этаже

Фото: Нигина БЕРОЕВА

Забаррикадированное здание вспыхнуло. Понимали ли люди, которые продолжали бросать коктейли молотова, что они жгут живых людей?

- Они кричали «Русские, горите!» и радовались, - начинает плакать Анна. – А ведь это наши люди. Ведь это украинцы горели!

Тела из здания уже унесли. Сейчас они на опознании.

…Запах гари. Чей-то кроссовок. Обгоревший рюкзак. В вот залитый кровью подоконник. Именно отсюда люди бросались вниз задыхаясь от дыма. Они резались о стекла и бросались вниз.

«Те, кто выбрасывался потом не шевелились», - описывают очевидцы события в соцсетях.

- Что вы сейчас пришли?! – кричат на меня мужчина. – Надо было вчера приходить. Посмотреть на трупы. На человеческие головешки!

Я их видела. Многие их видели. На фото и видео.

Разбитые окна, кровь, георгиевские ленточки. И так на каждом этаже. И на крыше. Забравшись туда, я вспомнила как причитала женщина на крыльце: «Сын звонил, он звонил прощаться, сказал мама, я на крыше, я умираю».

Забаррикадированное здание вспыхнуло. Понимали ли люди, которые продолжали бросать коктейли молотова, что они жгут живых людей?

Забаррикадированное здание вспыхнуло. Понимали ли люди, которые продолжали бросать коктейли молотова, что они жгут живых людей?

Фото: Нигина БЕРОЕВА

Осторожно, шокирующее видео: Несколько десятков человек погибли во время пожара в Доме профсоюзов в Одессе
Люди задыхались от дыма и выпрыгивали в окна, чтобы спастись

ВЗГЛЯД ГОД СПУСТЯ

Одесский котел

Нигина БЕРОЕВА

Спецкор "Комсомольской правды" Нигина Бероева стала свидетелем того, как черноморский город год назад переживал одну из самых страшных страниц в своей истории

«Я хочу это развидеть и расслышать», - написала я после той жуткой командировки в Одессу год назад. Прошел год, мне это так и не удалось сделать (подробности)

МНЕНИЕ

Обозреватель "Комсомольской правды" Александр Гришин вспоминает страшные события.

"Одесская Хатынь": билет в один конец

В авиации есть такое понятие – точка возврата. Это, грубо говоря, максимально удаленное от вылета местоположение самолета, из которого он еще может вернуться на аэродром. Пройдя ее, он уже не может вернуться. Не долетит. Но подобное есть не только в авиации. У стран, например, тоже есть свои точки возврата. Для Гитлера, например, ей стало нападение на Советский Союз 22 июня 1941-го. Для нынешней Украины – 2 мая 2014-го. День сожжения мирных граждан в Доме Профсоюзов, Одесская Хатынь.

Предав Россию, украинцы предали что-то в себе

Ульяна СКОЙБЕДА

Тех, кто выбирался из печи живым, заставляли ползти по мостовой и глумились. И ликовала студия Савика Шустера, где зверства показывали чуть ли не в прямом эфире, и ликовала сумасшедшая Фарион: “Нехай горят черти в пекле!” (подробности)