Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Политика23 августа 2016 23:46

Игорь Стрелков: Славянск в полном оперативном окружении

Несмотря на объявленное прекращение огня, украинские силы атакуют позиции ополчения
Несмотря на объявленное прекращение огня, украинские силы атакуют позиции ополчения

Несмотря на объявленное прекращение огня, украинские силы атакуют позиции ополчения

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Храм в артиллерийской «вилке»

В ночь на четверг ровно в три часа Славянск проснулся от сотрясания стен и дребезжания окон. Вопреки объявленному прекращению огня украинская артиллерия открыла мощный огонь по позициям ополчения.

Утром нам позвонил мортус Славянска с позывным «Дровосек», командир похоронной команды волонтеров. Единственной, работающей в городе. «Дровосек», как любой работающей со смертью, очень добрый, веселый и светлый человек, но отвечать на его звонки просто страшно. «Дровосек» и сообщил нам, что сегодня ранним утром, минометная батарея обстреляла самый старый храм города Свято-Воскресенский, стоящий на въезде в Славянский курорт. Храм, который два раза посещал Иоанн Кронштадтский, стоит на тонкой ниточке шоссе. С одной стороны - соленое озеро с пляжем, с другой – поля. Рядом ни домов, ни блокпостов, только давным-давно закрытое кафе. Первая мина упала на шоссе, вторая, после корректировки, выхлестнула стекла в воскресной школе, а третья легла перед папертью. Классическая артиллерийская «вилка»: недолет-перелет-накрытие. И пусть не рассказывают потом украинские артиллеристы про досадную ошибку. В 6:10 утра немолодой церковный сторож Александр Афендиков вышел открыть храмовые ворота – он был уверен, что обстрел кончился… Его тело, обмытое и завернутое в простыни, лежит в храме. Две девушки метут пол переда алтарем – от близких взрывов на пол посыпалась штукатурка. К нам выходит настоятель храма протоиерей отец Виталий, говорить спокойно у него получается с большим трудом. Рассказывает о погибшем, с которым был близок:

- Люди разъехались, старики остались. Александр помогал бабушкам прихожанкам, тем кто совсем беспомощен - крыши чинил, огороды. Золотые руки у него были, печку мог переложить, столярничать.

- Не было мысли закрыть храм и бежать?

Отец Виталий тщательно подбирает слова для ответа:

- Понимаете, служение Богу в храме…можно сравнить с пилотированием пассажирского самолета. Как вы знаете, на пассажирских самолетах нет парашютов. Я, допустим, пилот. И мы либо приземляемся все вместе, либо…ну вы понимаете. И кто как не мы, в эти тяжелые времена, должны служить в храмах и оказывать людям молитвенную поддержку.

Судя по непрекращающемуся звуку боя на горизонте, самые тяжелые времена еще впереди. Это подтверждает нам и Командующий ополчением Донецкой народной республики Игорь Стрелков:

- Только что вы слышали грохот выстрелов. Это танки, атакуют Семеновку. Обстреливают непосредственно наши позиции. Атака идет с разных сторон. Но Семеновка — это еще ничего, там наши солдаты вкопались серьезно. Хуже другое. Противник одновременно атаковал наши позиции под Ямполем на краснолиманском направлении. И с юга атаковал город Северск, где у нас был совсем маленький гарнизон. Сражаться там некому — 30 ополченцев с карабинами. Это не те силы, которые могут остановить танковую роту и мотопехотный батальон. Я только что вернулся с поля боя под Ямполем, у нас большие потери в технике, вооружении. Там противник бросил на нас более ста единиц бронетехники при мощной поддержке артиллерии, минометов. Первую атаку наши бойцы отбили, подбили один танк. Но с 10-15 танками справиться двумя безоткатными пушками сложновато. Бой там продолжается, наши солдаты держатся, но не исключено, что к вечеру противник сумеет прорваться. С другой стороны удерживать ямпольскую позицию при сдаче Северска уже не имеет смысла. Наш гарнизон попадает в полное оперативное окружение и будет вести бой, как гарнизон Брестской крепости — без всякого снабжения. Выношу благодарность Российской Федерации, которая нас так мощно поддерживает. И все-таки надеюсь, что совести в Москве еще хватит, чтобы принять какие-то меры.