2016-08-24T02:45:53+03:00

«Ужас в том, что Украина лежит беспомощной, но спасать ее никому не выгодно»

Почему гражданская война - худший вид войн, рассуждает писатель и философ Дмитрий Галковский
Поделиться:
Комментарии: comments467
Гражданские войны похожи во все времена. Людям трудно поверить, что перепалки своих со своими могут закончиться стрельбой. А потом остаются на улице ни с чем. Луганск, июнь 2014-го на фото. 1918 год на картине.Гражданские войны похожи во все времена. Людям трудно поверить, что перепалки своих со своими могут закончиться стрельбой. А потом остаются на улице ни с чем. Луганск, июнь 2014-го на фото. 1918 год на картине.Фото: РИА Новости
Изменить размер текста:

Первым шагом внутри смерча разрушения и гибели Украины была почти классическая «великая» революция, приведшая к потере государственного управления. Вторым шагом было создание «временного правительства», абсолютно некомпетентного и действующего параллельно реальности.

«Временное правительство» почти всегда сопровождает «великую революцию». В России начала ХХ века либеральное Временное правительство решило заняться либерализацией и так довольно демократичной парламентской монархии в период Первой мировой войны. И добро бы, если у дурачков была внятная программа национального предательства и капитуляции перед противниками. Нет, люди всерьез надеялись вести войну дальше и даже бороться с несуществующим «развалом фронта». Результат такой политики известен - за несколько месяцев несколько смен кабинета министров, затем опора повисшего в воздухе Керенского на радикальный «левый сектор», и дальше вниз по триумфальной лестнице в медном тазу. Через год в России была парализована экономика, к власти пришли международные сектанты и началась Гражданская война.

Вот о гражданской войне и поговорим - Украина до нее докатилась за три месяца.

КОГДА ЛЮДИ ПЕРЕСТАЮТ СЛЫШАТЬ ДРУГ ДРУГА

Характерной особенностью такого рода конфликтов является то, что к ним никто заранее не готовится и они действительно возникают спонтанно, часто в нескольких независимых очагах. Первой фазой гражданской войны является потеря коммуникации внутри страны, люди обращают приемы военной пропаганды на самих себя. И поскольку до этого они привыкли к диалогу, пускай перемежающемуся руганью, им продолжает казаться, что они что-то говорят реально. В результате взаимная дезинформация приводит к идеологической слепоте.

Две части Украины в глазах друг друга превратились в мартышек-«бандерлогов» и «колорадских жуков», которых бить не перебить. И та и другая сторона обвиняют друг друга в шпионаже и предательстве национальных интересов. Говорится, что среди «бандерлогов» даже отдают военные приказы на английском. Ну а «колорады» - это сплошь ФСБ и ГРУ.

На самом деле вести масштабную диверсионную работу очень трудно. Диверсанты или киллеры могут совершить отдельный теракт (которых на территории Украины до сих пор на удивление мало), уже небольшая группа во враждебной среде беспомощна. А мифы про отряд в двести гэрэушников... Представить такую прыть от ЦРУ и ФСБ, чтобы они инспирировали экшены вроде Славянска или Одессы, это значит неимоверно преувеличивать влияние спецслужб на ход событий. Тем более в другом государстве.

Украинцам уже пора понять, что это они сами спотыкаются друг о друга.

Дмитрий Галковский.

Дмитрий Галковский.

СЛОВО ЗА СЛОВО...

Существует интуитивное ощущение, что гражданская война - это что-то не совсем серьезное, типа лайт-версии. Вроде гражданского брака. На самом деле гражданская война - это худший вид войн, и последствия ее ужасны. После обычной войны все зарастает через 10 - 15 лет. В 1960 году ФРГ была как новенькая. Чтобы рассосались последствия войны гражданской, нужно 50 - 100 лет. Это если само государство сохранится.

Профессиональные войны ведутся профессионалами, за много столетий люди научились соблюдать некоторые военные правила, игнорирование которых оказывается себе дороже. Участники гражданских войн этого не знают, и начинается жесткий дарвиновский отбор. Любая ненужная мягкотелость и ненужная жестокость оборачивается смертью. А обучаются, как выжить, методом проб и ошибок.

Когда украинцы метали «коктейли Молотова» на майдане, они искренне не понимали, к каким последствиям приведут массовые беспорядки на фоне многолетнего экономического, политического и культурного кризиса. Точно так же оппоненты майдановцев стали надевать каски и разливать бензин по бутылкам, искренне не понимая, а чего тут такого.

Потом они продолжили разговаривать друг с другом так же, как разговаривали до того, хотя у них в руках уже были самодельные гранаты. Потом в процессе обмена мнениями появились винтовки, потом пулеметы и бронетранспортеры. Диалог же продолжался. Самые страшные сцены в Славянске и Краматорске, это когда люди с ножками от табуреток, а то и просто с голыми кулаками или даже с продуктовыми сумками орут на спецназ, сидящий с пулеметами на бронетранспортерах. У людей нет ощущения, что это противник, который пришел их убивать. И сами солдаты еще не понимают, что происходит. Но дальше все пойдет (уже идет) по законам простой статистической вероятности и элементарной физики. Толкнул-упал-выстрелил.

Сначала из укрытия выскочит один обыватель, начнет прыгать про «бандерлогов», показывать задницу и ругаться матом. В ответ - чмяк. Человек упал. Поднимается его товарищ: «Да вы что, бл…». Чмяк. Третий: «Ребята, в натуре, да вы …». Чмяк.

С другой стороны: «колорады», «ватники», «рабы прирожденные», «алкашня». Чмяк, чмяк, чмяк, чмяк.

И через месяц разговор будет уже такой:

- Чмяк.

- Чмяк-чмяк.

- Чмяк-чмяк-чмяк-чмяк.

И вот на этой фазе люди постепенно начнут уважать друг друга - как противников. Когда «колорады» и «бандерлоги» превратятся в глазах друг друга просто в противников, появится возможность правильных переговоров. Потому что они будут вестись не на фоне горлодерства на телебачении, а на фоне «чмяк-чмяк-чмяк».

То же касается и межгосударственных отношений. На Украине (да и в России) как-то незаметно проехали разъездную станцию, но по инерции продолжили стародавнее добродушное ворчание про хохлов-кацапов. Причем русские, проехав, почти замолчали, а украинцы стали изгаляться - показывать задницы из окон своего поезда. Добродушием там и не пахло. Дальше - больше.

Картина Ивана ВЛАДИМИРОВА

Картина Ивана ВЛАДИМИРОВА

НЕ В ФОКУСЕ

Участники гражданской войны воспринимают отношение к себе остального мира в крайне искаженной форме. Несчастным гражданам кажется, что они являются участниками мировой трагедии масштаба инопланетного вторжения. И весь земной шар должен им помогать и уж конечно день и ночь плакать о российских, испанских, югославских, американских событиях. Все это действительно так. Гражданская война - это крах, национальная трагедия. Для граждан данной страны. Но даже для ближайших соседей это штука внешняя, ослабляющая соседа и дающая шанс поживиться за его счет.

В прошлом веке в Испании пели песни про интербригады, помогающие испанским демократам, и про антикоминтерновский пакт; в России вели Гражданскую войну при всемирной поддержке Интернационала и доблестных союзников по Антанте, а реально… Реально соседи лениво подбрасывали полешки в огонь да получали преференции. Вплоть до обкатки новой военной техники на спинах несчастных испанцев или югославов.

Вот что такое гражданская война. Государство превращается в полигон, а его граждане - в подопытных кроликов.

Ужас в том, что Украина лежит беспомощной, но ее спасать никому не выгодно. Выгодно поддерживать состояние беспомощности. Конечно, сильно не вписываясь, а, повторяю, лениво подбрасывая полешки. Если в Киеве считают, что доблестные войска НАТО будут ставить на кон само существование своих стран из-за сомнительных украинских преференций, это политическая наивность. Такая же наивность ожидать, что РФ двинет танковые армады в Донбасс и вступит в лобовую конфронтацию со всем западным миром.

Последний шанс

Вообще гражданская война на Украине еще не началась. Это пролог гражданской вой­ны. Когда из Харькова едет поезд местных прольвовских фанатиков в Одессу, сжигает там 50 местных же продонбассовских активистов, а потом изгаляется в фейсбуках: «полет колорадского жука с 7-го этажа», «гори-гори ясно, чтобы не погасло», «кому шашлык из майских жуков». Часто под своими фамилиями.

Эти обознатушки-перепрятушки скоро закончатся. Пока «обознатушки», все победители. А будут - все побежденные.

Есть ли у украинцев какой-то шанс и просвет, позволяющий проскочить станцию ада на пути к подлинной национальной идентичности и подлинно национальному государству? Небольшой шанс есть.

Во-первых, западенцы и восточники - люди настолько разные, что им трудно найти друг друга. Удивительно, но факт. Разная история, разный темперамент, разные бытовые привычки. Западенцы - это «полуполяки». Способные на лихую атаку, но если ее отбить - рассыпаются в разные стороны.

На востоке Украины живут «полурусские». Это народ себе на уме, внешне пассивный и добродушный. Но когда речь идет о серьезном конфликте, такие люди упираются и стоят насмерть. Буквально. Для них первое поражение - это только предлог для последующего разговора.

Западенцы думают, что 50 трупов в Одессе обсуждаются семьями погибших так:

- Да, проучили нас. А надо было оно - лезть? Сидели бы тихо по домам.

И уверены, что так же люди будут толковать в Славянске и Краматорске. Это большая ошибка. Там разговоры идут в тональности совсем другой. Уголь спичкой не зажечь, но если уж зажжешь, гореть он будет ярко и долго. Пока из-за несоответствия национальных темпераментов война разгорается с трудом. Но даже сейчас есть некоторый шанс мирно разбежаться. Ну, относительно мирно.

Второй позитивный фактор - это русские. У украинцев никого нет, это мировые сИроты, на сИротстве же и построившие всю национальную мифологию.

Но у восточников огромная масса родственников в России. Иными словами, им есть куда бежать. В России их встретят как да, бедных, но родственников. А вот западенцам бежать некуда. Не в Польшу же. То есть у востока есть все-таки лобби. Если будет массовая резня, велик шанс, что Москва вступится. Польша и Словакия - не вступятся.

Но шанс предотвращения настоящей гражданской вой­ны еще сохраняется. Искренне желаю украинцам избежать этого ужаса.

Если они поймут, что сейчас дело уже не в выборах, не в кредитах, не в членстве в ЕС, а смерть с косой пришла по их душу, то шанс остаться на поверхности еще есть. Ибо человек смертен, но народ может жить очень долго. Русские пока вот живут. Несмотря ни на что.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также