2016-08-24T02:45:13+03:00

Первый раз в Крыму: записки командированного

Впечатления обычного россиянина, который впервые попал на полуостров после референдума [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments936
Многие россияне в этом году впервые открывают для себя крымские курортыМногие россияне в этом году впервые открывают для себя крымские курорты
Изменить размер текста:

Этот текст и фотографии прислал в редакцию "КП" наш постоянный читатель Дмитрий Школьников. Он не журналист, не писатель, не политик, а простой россиянин с собственным мнением и мироощущением. Предлагаем вам посмотреть на наш полуостров глазами командировочного, который впервые побывал в российском Крыму.

В эту командировку я собирался со смешанными чувствами. За полвека жизни в разных государствах (хотя и в одной стране) я, как и многие из моих сограждан, привык все подвергать сомнению. Особенно то, что говорят по телевизору и пишут в газетах. Вот и в этот раз неприятные мысли периодически, словно коготками, скребли по душе: «А так ли там на самом деле безоблачно, как говорят? А как нас на самом деле встретят? А что о нас там на самом деле думают?». Тем более, что в Интернете постоянно попадаются заметки с украинских сайтов, которые кроме того, что, мягко говоря, портят настроение от радости что «Крым – наш!».

От этих вещей есть только одно лекарство – посмотреть на все своими глазами.

«Папа, смотри, истребитель!»

Первое, или даже можно сказать, «нулевое» впечатление я получил еще до посадки. Наш самолет заходил на полосу по очень пологой глиссаде, так что долго шел почти на бреющем полете вдоль поверхности земли. Неожиданно возделанные поля сменились на полосы еще какого-то аэродрома. И вдруг сидевший позади у иллюминатора мальчик воскликнул: «Папа, смотри, истребитель!» Я тоже повернулся к иллюминатору и увидел, как под нами промелькнула стоянка с ровным рядом характерных очертаний МИГ-29 в раскраске авиации ВМФ… Наш бронепоезд стоит на запасном пути, как говорится…

О такси

Первое, что мы увидели, войдя в здание аэропорта, это пустующие кабины паспортного контроля. Подсознательно стало очень приятно, что барьер, служащий для ограничения прохода, снят. Получив багаж, выходим на привокзальную площадь. У выхода – один диспетчер такси, никаких «бомбил» и т.п.

- Вам бизнес-класс или эконом?

Цена различается вдвое. Выбираем эконом.

- Пожалуйста, вот ваша машина, - диспетчер окликает водителя по имени.

- Знаете, мы в командировке, нам бы чек или квитанцию. Это возможно?

У диспетчера изумленно взлетают брови:

- А как иначе?

«Эконом-классом» оказывается Ауди-А6, довольно «бальзаковского» возраста, но весьма ухоженная. Водитель на корню пресекает попытки моих спутниц самостоятельно забросить чемоданы в уже открытый багажник и одновременно ухитряется успевать открывать перед ними дверцы. Загрузились, поехали. В машине жарко. Вот он, «эконом», кондиционер, поди, не работает…

- Вам кондиционер включить? Сейчас, только окна закрою»- словно в ответ предлагает наш водитель.

- Только, пожалуйста, ремни застегните, у нас теперь без них нельзя! Раньше можно было как угодно ездить, а теперь мы в цивилизованной стране!.

О вежливых людях

Под деревом у кромки дороги – трое морпехов. Камуфляж, бронежилеты, разгрузки, набитые магазинами, черные береты, каски пристегнуты к поясу… Метров через 50 – еще двое…

Типичные бигборды в Крыму

Типичные бигборды в Крыму

Сразу скажу – за пределами аэропорта за все четыре дня нашего пребывания в Крыму мы видели людей в форме еще 3 раза. Веселый лейтенант из местного УВД оформлял с начальником охраны нашей гостиницы какие-то документы, успевая одновременно балагурить с девушками на ресепшене. И капитан полиции с усталым лицом покупал вместе с нами в магазине бутылку местного "Каберне" и торт. На плечевом ремне у него висел тяжелый черный… портфель с ноутбуком. И, наконец, как-то на улице мы встретили двухметрового старшину морской пехоты, в камуфляже, в берцах, со стильно заправленным под погон черным беретом, гордо вышагивающим по улице под ручку с по-крымски загорелой блондинкой, при встрече с которой плейбоевские модели должны отбегать в сторонку нервно покурить. Сразу вспомнилось: «У солдата выходной, пуговицы в ряд…» В общем, от «оккупационных» войск проходу нет…

О паспортах и страховках

До гостиницы мы ехали минут 20. Таксисты во всем мире народ словоохотливый, и наш возница не оказался исключением. Тем более, что предмет для завязывания разговора оказался прямо перед глазами – на ветровом стекле на зеркале заднего вида повязана георгиевская ленточка. Такая же, как, наверное, у половины симферопольских таксистов. У второй половины на «торпеде» - маленький российский триколор.

- На референдуме-то голосовали?

Таксист даже возмутился:

- А как же?!

Немного помолчали.

- Знаете, у меня дочь, в Таврический Университет поступила. Я хочу, чтобы она жила в нормальной стране.

Мне даже стало неловко. Чтобы сгладить, перевожу разговор на другую тему:

- А у Вас уже паспорта поменяли?

- Да, у нас уже у всех паспорта российские. Очень быстро всем поменяли, без всяких проволочек. В ответ я рассказал ему про новую российскую систему техосмотра, тем более, что как автовладелец со стажем могу сравнивать ее с прежней. Он очень заинтересовался:

- Что, делаешь сервис и одновременно получаешь талон?

- Да, только не талон, а диагностическую карту, которую отдаешь страховщику, когда продлеваешь ОСАГО. А талонов, как таковых, у нас больше нет.

- А очереди есть?

- Я заранее на время записывался. Пока машину делали, сходили с женой на рынок, там рядом, с сумками вернулись, в готовую машину положили и поехали.

Водитель качает головой:

- Ну, если у нас теперь так будет, значит, мы действительно живем в цивилизованной стране! Наконец-то…

О "мове"

В гостинице у нас номера были забронированы заранее. На ресепшене – симпатичная сероглазая блондинка. На загорелой шее – серебряная звезда Давида на серебряной же цепочке.

- Документы Вам будут готовы минут через 15. Пожалуйста, располагайтесь!

Время уже вечернее, спрашиваю:

- А где у Вас можно поблизости поужинать, желательно не очень дорого, но прилично?

- Можно прямо в нашем ресторане, но здесь рядом кафе в парке, думаю, Вам там должно понравиться.

Получаю документы на всех и взгляд спотыкается – все по-украински! Девушка понимающе кивает:

- Еще новые бланки и печати не сделали. Да и старым не пропадать же.

За все время нашего пребывания в Крыму мы постоянно слышали только правильную чистую русскую речь, даже, пожалуй, более правильную, чем временами в «нерезиновой» Москве! И при этом очень часто встречались оставшиеся вывески на «мове», бланки, чеки и т.п. Я пытаюсь поставить себя на место этих людей, в то время, когда им внушали, что язык, на котором они говорили с рождения – в лучшем случае для бытового общения…

"У них тут что, коммунизм?!"

Кафе в парке нашли не сразу. Большая веранда, аккуратные стильные новые столики. Среди посетителей – много семей с детьми, и разумеется, пары. Мы вчетвером занимаем свободный столик вблизи клумбы. Приветливая официантка подает меню. Смотрим на цены. У одной из моих коллег невольно вырывается:

- У них тут что, коммунизм?!

Когда приносят заказанные блюда, изумление только возрастает:

- Это что, порция на двоих?!

Вот такую вкуснотищу подают в местных кафе

Вот такую вкуснотищу подают в местных кафе

О дороге в Алушту

Ответственный за проведение конференции от Университета заботливо советует: «А вы прямо сейчас поезжайте на море! Лучше всего в Алушту, там море самое чистое из близлежащих мест и ехать удобно – вон троллейбус прямо мимо нас проходит! Быть в Крыму и не искупаться в море – разве так можно!»

На вокзале троллейбус уходит у нас буквально из-под носа. Следующий почти через полчаса, времени на купание остается совсем в обрез. Можно на такси. Уже привычная фигура диспетчера: «На "Жигулях" поедете? На "семерке"?» Я вспоминаю, что шесть лет назад у меня самого была такая же машина. Из-за того, что мы едем с вокзала, приходится проезжать снова через полгорода. Водитель, худенький молодой парень, похоже татарин, решил заодно провести по дороге небольшую экскурсию: «Это наш драматический театр! Это кинотеатр! А вот Верховный совет. Здесь проходили все те исторические события, приведшие к объединению! А вот строится новый собор!» И снова про то же: «Он долго стоял не достроенный, но зато теперь быстро работа пошла! Я часто мимо езжу, прямо на глазах растет!»

Выезжаем на Ялтинское шоссе, и наша "семерка" превращается в гоночный болид! В самом Симферополе качество дорожного покрытия оставляет желать лучшего, но шоссе Симферополь – Ялта более, чем достойно. К тому же на нем местами идет реконструкция, расширяется проезжая часть, причем строители ухитряются делать это без ограничения движения. Мои спутницы испуганно притихают на заднем сиденье, а «экскурсия» продолжается: «На этом участке дороги снимали Кавказскую пленницу! Помните сцену, где Никулин, Вицин и Моргунов останавливают машину с Варлей? Тут хозяин одного придорожного ресторана даже памятник им поставил!» На обочине действительно промелькнула (скорость-то «стольник»!) ярко раскрашенная, по-моему, деревянная скульптура, в которой можно узнать бессмертную троицу. За очередным поворотом открывается постамент, на котором стоит троллейбус. «Это памятник троллейбусному маршруту Симферополь – Ялта, первой междугородней троллейбусной линии в мире! Троллейбус на постаменте – самый настоящий, он два миллиона километров проехал и двадцать миллионов человек перевез!» Я обратил внимание, что в конце всех спусков оборудованы тормозные тупики, по касательной уходящие от поворотов. Если не выдержали тормоза – уходишь в такой тупик, а там – крутой подъем. Наконец, за очередным поворотом открывается море!

Знаменитый крымский троллейбус

Знаменитый крымский троллейбус

О котлетах по-киевски

Алушта нас встретила толпами загорелого народа! Особенно много подростков, собственно, этот город всегда считался детским курортом. Пляж прямо на набережной, точнее, он ее продолжение. Объявление: «Пляж работает до 20 часов! Позже – спасение не гарантируется!» На пляже новые пластмассовые лежаки, кабинки для переодевания. Море чистое и, как мне показалось, не холоднее чем вода в бассейне гимназии, где учится мой сын. Правда, мои спутницы все же жаловались, что замерзли, но при этом плавали вдвое больше меня.

Переодевшись, мы зашли в кофейню, прямо возле набережной выпили кофе с изумительно вкусными пирожными и отправились покупать билеты на троллейбус обратно в Симферополь. Хотелось для полноты впечатлений вернуться на троллейбусе старой модели – они еще ходят, но рейс 20-24 оказался новенькой машиной из тех, что подарила Крыму Москва. Когда мы добрались до гостиницы, уже по южному быстро стемнело. Поужинать в этот день решили в ресторане отеля, заодно, сравним кухни. Здесь было, конечно, подороже, но такой котлеты по-киевски я еще не ел никогда…

На следующий день после конференции мы снова отправились ужинать в то же кафе в парке. Когда мы заняли столик, за соседним оказалась компания судя по разговору, педагогов, отмечавшая день рождения одной из них. Мы невольно слышали их разговоры. Говорили на разные темы, но время от времени сворачивали к одному: «Слава Богу, тогда успели!» Это про референдум и объединение.

Об упавшей челюсти

Снова аэропорт. Такси притормаживает на несколько секунд у въездного шлагбаума, и мой взгляд опять останавливается на патруле морской пехоты. Почему-то сегодня их больше. Лейтенант что-то говорит кинологу с мохнатой немецкой овчаркой. У стоящего ближе ко мне матроса на плечевом ремне висит «Печенег». Тревожно блестят патроны в заправленной в ствольную коробку ленте…

Мы выходим из такси и останавливаемся в нерешительности. К какому из трех терминалов идти? На билетах не написано! Мимо быстрым шагом проходит старший прапорщик полиции. Я пытаюсь привлечь его внимание: «Э-э, простите, пожалуйста…» Крутой разворот в мою сторону, рука к козырьку, внимательный взгляд серых глаз: «Добрый день, чем я могу Вам помочь?» От такой полицейской вежливости я теряю дар речи. Прапорщик чуть улыбается уголками губ и терпеливо ждет, пока я подберу брякнувшуюся об асфальт челюсть. Наконец, я формулирую вопрос. Он кивает: «Пожалуйста, пройдите в терминал Б, но там главный вход на ремонте, войдите через боковой, пройдите по Г-образному коридору, там будут терминалы регистрации. Я ответил на Ваш вопрос?» В памяти тут же всплывает – «вежливые люди»…

О полете обратно

Про самолеты "Добролета" говорили всякое. Дескать «воздушная электричка». Наверное, дело вкуса, но мне понравилось. Новенький "Боинг 737". Вышколенные юноши-стюарды. То, что еда за отдельную плату и за багаж доплачивать – так в сумме все равно меньше выходит! Не говоря уж о том, что не все везут много багажа, а еду еще и выбирать можно! А что спинки сидений не откидываются – так если полет до 2-х часов, это не очень-то и надо! Мне места до переднего кресла хватило с запасом, но вот моим очаровательным длинноногим коллегам, конечно, было тесно.

А под крылом самолета о чем-то поет зеленое море не тайги, а Крыма

А под крылом самолета о чем-то поет зеленое море не тайги, а Крыма

P.S.

Я не претендую на объективность этих моих заметок. В прошлый раз я был в Крыму ребенком. За эти 4 дня я полюбил Крым и крымчан и как всякий влюбленный, наверное, не вполне объективен, что-то идеализирую, вижу таким, как мне хотелось бы. Я полюбил этих полных достоинства, радушия и какого-то удивительного спокойствия людей. Я очень рад, что наша страна протянула им руку помощи в переломные дни. И еще мне вспоминается «Остров Крым» Василия Аксенова. Там в конце романа, Крым вступает, тогда еще в Советский Союз. Вступает, чтобы стать закваской, дрожжами для изменения страны. Если Крым – кусочек будущего России, я хочу моей стране такого будущего.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также