2015-02-04T08:47:31+03:00

БАМ-40 лет: «Нужны были строители, а приехали кондитеры. Взяли и их…»

Своими воспоминаниями поделились люди, так или иначе причастные к строительству Байкало-Амурской магистрали [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments7
Екатерина Ивановна Гальтянина.Екатерина Ивановна Гальтянина.
Изменить размер текста:

Завтра в Тынде начнут отмечать 40-летие легендарной стройки. А в преддверии праздника в Амурской областной библиотеке прошла встреча «О БАМе - 40 лет спустя». Гости встречи рассказали, как работали не только строители магистрали, но и учителя, журналисты, работники культуры и другие люди, так или иначе причастные к стройке века.

Ветеран стройки века руководитель одного из первых отрядов комсомольцев Владимир Мучицын:

- На БАМе трудились люди 14 - 16 национальностей. И там не было Чечни, там не было Украины... Там были свадьбы. Чеченец женился на русской, латыш женился на белоруске… Мы приехали на БАМ - 830 человек, а через год нас стало в два раза больше. Люди не боялись работать, не боялись рожать детей, потому что были детские сады, школы. Была развлекательная программа, практически еженедельно к нам приезжали артисты. К нам приезжала Пугачева, у нас четыре раза был Дин Рид, у нас проводили концерты гитарной песни, спартакиады и прочее.

Владимир Мучицын.

Владимир Мучицын.

Помню, в 1975 году вызывает меня начальник штаба. Вот сидят шесть девушек, приехали из Ивано-Франковска. Знаете кто они? Кондитеры! Без путевки, безо всего, сбежали на БАМ. Я говорю, что у меня бригада каменщиков, а это девчата. Что будем делать? Но приказ есть приказ, пришлось их взять. Организовали учебный пункт, начали обучать тех, у кого не было специальности. И вот в нашей бригаде девушка получила четвертый разряд каменщика и два ордена - это кроме медали за БАМ.

Николай Землянский, журналист:

- Мы работали вахтовым методом: один журналист уезжает на БАМ, собирает материал, а затем приезжает и, как говорится, «выписывается» - показывает, что происходит сегодня на стройке. А второй журналист в это время уже уезжает туда. Меня поражал огромный энтузиазм всех тех, кто работал. Работали не за деньги, не знаю, что двигало ими, но работали парни и девчата на совесть. Помню бригаду Ивана Варшавского. Многих помню…

Николай Землянский.

Николай Землянский.

Разные моменты были. Вот послали меня как-то на одну из станций на репортаж. Осень, слякоть, дождь, везде грязь, а у меня сапог нет. Как я поеду - в туфлях, что ли? Мне дали хромовые сапоги. Но хромовые сапоги - это сапоги офицерские, не солдатские. И они на первых пяти километрах у меня лопнули. Пришлось подвязать проволокой и идти дальше.

Елена Петровна Самбур, председатель Амурского союза пенсионеров:

- Вся страна жила вот этой великой стройкой. Я сама не укладывала рельсы, не забивала костыли, я занималась кадровыми вопросами. Помню такой маленький момент, когда мне вручили письмо-обращение мостостроителей и сказали: «Ноги в руки и быстренько туда, там назревает определенная нездоровая обстановка».

Елена Петровна Самбур.

Елена Петровна Самбур.

И вот я впервые воочию увидела, что такое вагончики, в которых спали строители. Захожу я в вагончик, где собралась бригада мостостроителей. Зима, очень-очень холодно, стоит что-то вроде столика приставного, рядом поставили стул для меня. Но народу было все больше и больше, стол вынесли, стул забрали. Меня к стенке вот так приставили - и мы с ребятами начали разговаривать. Конечно, это были в основном молодые люди, требования их были вполне законные. И мы шесть часов общались… Потом встретились с ними через три месяца. Тогда уже были приняты меры и по питанию, и по дополнительным местам - дополнительные вагончики пришли. А до этого они спали по очереди, места не хватало, даже столовую они приспосабливали под спальное место, после того как поужинают. Одним словом, жили по-спартански.

Галина Павловна Зубровская, член Амурского союза пенсионеров:

- Я работала в областном комитете партии, в отделе легкой пищевой промышленности. Не было такого месяца, чтобы я не была на БАМе. Ребята все были довольны, сколько было энтузиазма в их глазах. Сначала, конечно, были трудности. Даже когда мы приезжали в Тынду и приходили в гостиницу, мы проходили через людей, которые спали на полу. Мы могли только ноги куда-то поставить, чтобы пройти по гостинице - вот столько было народу. Это были люди, которые просто приехали на БАМ, они хотели там работать. Те, кто приезжал по вызову, организованно, были, конечно, жильем и работой обеспечены. А эти сами приезжали. Не всех брали.

Галина Павловна Зубровская.

Галина Павловна Зубровская.

Первое время сложно было с питанием, столовых не было. Потом, со временем, появилось все. Продуктами БАМ обеспечивался очень хорошо, по сравнению с областью там был рай. Промышленных товаров тоже было достаточно, их везли буквально отовсюду. С тех времен у меня остался сувенир - это «золотой» костыль.

Борис Райнис, тындинский поэт:

- Для меня БАМ, его первые лет десять, запомнился сплошным праздником. Я по первому образованию режиссер массовых праздников, я и приехал туда, чтобы людям праздники устраивать. Запомнились фестивали авторских песен, многочисленные литературные совещания. Через год работы в клубах я ушел в кочегарку, но меня нашли и там. Помню, открываю дверь - стоит машина, какие-то люди оттуда кабели тянут и прямо ко мне осветительные приборы ставят. Оказывается, это московская студия документальных фильмов приехала снимать кино о бамовских стихотворцах.

Борис Райнис.

Борис Райнис.

Вот говорят, что на БАМ люди ехали не за деньгами. Но я помню одно из первых своих впечатлений, когда я после института - где имел повышенную стипендию и, работая еще на трех работах, получал на руки 200 рублей - получил свою первую зарплату на БАМе: 180 рублей! Для меня это был такой сюрприз.

Екатерина Ивановна Гальтянина, пенсионерка, работала учительницей начальных классов:

- Я приехала на БАМ работать учительницей. У меня сохранились фотографии, как мы начинали работать. Добирались тяжело: тайга, нас доставляли вертолетами-самолетами, попутными машинами. Но работать мне было легко. Мне очень понравились родители. Только скажешь им что-то сделать - они приходят все вместе: одна там котлеты жарит, другие что-то дружно строят, пилят. К учителям было отношение особое.

Екатерина Ивановна Гальтянина.

Екатерина Ивановна Гальтянина.

Екатерина Ивановна Гальтянина.

Фото: автора

Как-то раз со станции Хани пришел начальник стройки и говорит: «Дайте нам учителя, если учителя не будет, у нас рабочие разъедутся, потому что приехали с детьми, а учителя нет». Мне говорят: «Выручайте, Екатерина Ивановна…» А я говорю, что у меня в Усть-Нюкже класс, я же его не брошу. Но согласилась поехать на месяц. И вот 1 сентября. Приезжаю на станцию Хани, стоит группа детишек - букетов нет, но они нарвали осенних листочков и стоят, ждут. Для школы выделили буквально угол в обычном бараке. Я захожу в этот барак: всего одно окно, темно, зеленые панели. Я сказала, что это очень темно - с одним окном. Быстренько вырубили второе окно, зеленые панели поменяли… И я там все четыре класса учила одна.

Были, конечно, трудности, когда у меня не было квартиры и я жила сначала в учительской. Работала в две смены, даже не знала, какая погода стоит на улице. Но о БАМе остались только хорошие воспоминания.

Уважаемые читатели, корреспондент «КП» в Приамурье» сейчас находится в Тынде на праздновании 40-летия БАМа. Не пропустите наш репортаж в ближайших выпусках и на сайте.

Воспоминания о БАМе амурского писателя Игоря Игнатенко.Юлия ГОМАН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также