Общество

Эдита Пьеха: Никогда не стирала за мужчинами носки

"Комсомолка" пообщалась с народной артисткой СССР накануне ее 77-го дня рождения
Любимая певица 31 июля отметит свой день рождения традиционным концертом.

Любимая певица 31 июля отметит свой день рождения традиционным концертом.

Тридцать лет подряд она отмечает свой праздник на сцене. И всегда 31 июля в БКЗ не пробиться. Люди едут со всей страны поздравить любимую певицу.

- Что для вас значит быть петербуржцем?

- В детстве меня учили, что нужно думать не только о себе, но и об окружающих. Объясняли, что можно делать, а что нельзя. Настоящие петербуржцы это понимают. И конечно, как и я, гордятся своим городом.

«ТЫ НЕ ВЕРНЕШЬСЯ»

- В одной из песен есть слова: «Я счастлив, что я ленинградец». Этой песней ансамбль «Дружба» всегда открывал концерт. Я счастлива, что волей судьбы оказалась в этом городе. Это судьба.

Провинциальная шахтерская девчонка срослась с Петербургом. И даже иногда с ним на ты - в своих песнях. У меня есть несколько композиций о Ленинграде и Петербурге. «Санкт-Петербург, для меня ты остался столицей. Санкт-Петербург, ты любовь моя, жизнь и судьба».

- Как сейчас с культурой у петербуржцев?

- Все идет из детства. Во французской школе во время войны нас за любой проступок ставили в угол на горох или били линейкой по рукам. В польской школе нам преподавал религию ксендз (польский католический священник. - Прим. ред.). Среди прочего учил детей этике. Например, почему, когда чихаешь или зеваешь, нужно прикрывать рот левой рукой? Потому что правую потом кому-нибудь будешь подавать. Казалось бы, мелочи, но это важно. Кто имеет право первым протянуть руку? Старший, а если младший, это будет неуважительно.

Ксендз нам на примерах рассказывал, как делать некрасиво. И на всю жизнь запомнилось. В Польше мы, четыре подружки, ездили в педагогический лицей. Три остановки на поезде. Веселились, хохотали. Однажды подошел мужчина и тихим голосом сказал: «Девочки, вы не одни в вагоне. Я пожилой человек, и у меня болит голова. Подумайте о других». Он не ругался, не кричал, просто сказал тихим голосом - подумать об окружающих.

А сейчас кругом вседозволенность. Где стоят, там и мусорят. Не все, но явление такое есть. Понимаю, мама и папа часто много работают, воспитывать ребенка некогда. Кто ему будет все это объяснять? Я считаю, что в школе необходимо ввести уроки этики, учить азам поведения в обществе - что можно, а что нельзя.

- Вы были рады сюда приехать?

- В город я давно была влюблена. В Польше на уроках географии мы рассказывали, какие города нам больше нравятся. Я почему-то уже тогда выбрала Ленинград. Искала картинки, открытки: Эрмитаж, Летний сад, Медный всадник... А когда приехала, щипала себя: мне все казалось, что это во сне. Тогда я не подозревала, что останусь здесь навсегда. Четыреста человек из Польши выиграли конкурс и получили путевку на учебу в Советском Союзе. Я думала, что выучусь, вернусь в Польшу, буду хорошей учительницей. А мама, провожая меня на вокзале и тайком вытирая слезы, сразу сказала: «Ты не вернешься. Ты уезжаешь навсегда».

- Навещали маму?

- Конечно, два раза в год на каникулы ездила. Мне, как иностранке, платили хорошую стипендию - пятьсот рублей, да еще доплачивало польское землячество. По тем временам это были большие деньги.

Когда я ехала домой, покупала все, что хотела. Мама любила селедку холодного копчения, и я покупала сразу штук десять. Сервелат брала. Мама никогда этого не видела. Шахтерские семьи жили бедно...

Эдита Станиславовна с внуком Стасом.

Эдита Станиславовна с внуком Стасом.

«ВЫБРАЛАСЬ ИЗ КОММУНАЛОК»

- А мама вас в Ленинграде навещала?

- Да, приехала, когда мы с Броневицким жили в коммуналке на улице Ленина. Сталинский дом, пятый этаж без лифта. Мы не предупредили маму, что квартира не отдельная. Сан Саныч привез маму с вокзала, она вошла... Спрашивает: «А почему в твоей квартире живут чужие люди?» Мама была страшно удивлена: «Ты такая бедная? Ты же артистка, почему тебе не могут дать квартиру?» Объясняем ей: тут такая система, комнатная.

За границей даже у бедных шахтеров есть отдельное жилье. Мама два года не дожила до отдельной квартиры в Купчино, которую мне дали в 1966-м. Туда приезжал отчим с моим сводным братом. Потом мне дали квартиру в центре - на 5-й Советской улице. Да еще спросили в райисполкоме: «Вам где удобно?» Я тогда удивилась: «В каком смысле удобно?!» - «Ну где у вас дочь живет?» А она жила в коммуналке на Греческом проспекте, у родителей Сан Саныча. Говорят: «Ну вот, как раз есть рядом квартира».

А потом мне в городе стало слишком громко. Слух обострился. Я же безграмотная в музыке - ноты не читаю, все запоминаю на слух. Начала слышать каждый шорох, стук трамвая, собачников по ночам, которые в сквере собирались... И я поняла, что нужно убегать из города. Купила участок с халупой. Меня, конечно, обманули - это стоило гроши, а я отдала все, что накопила.

Но тут начались горбачевские времена, пошли концерты по договорным ценам. И я смогла подзаработать на домик. Вот такая у меня длинная дорога из Франции, через Польшу, через две коммуналки в Петербурге к своему жилью. Считаю, что это место моего рождения, моя родина, мой клочок земли.

«В МУЖЕ ИСКАЛА ПАПУ»

- Психология, которую вы изучали, помогла в жизни?

- Помогает для анализа своих поступков. Самовлюбленность и звездность у артистов - это очень плохо. Артист должен трезво оценивать себя со стороны. Когда покойный Сан Саныч меня ругал, что фальшивлю, я не понимала, почему. Попросила снимать меня на фотоаппарат, записывать на магнитофон, и потом слушала, как я пела. И докопалась, что в песнях не дотягиваю ноты.

Нашла педагога, стала заниматься вокалом. Вообще я в жизни была хозяйкой своей судьбы. Так и по сей день. Дом себе построила, выходила замуж три раза. Первый муж был самый удачный, конечно. Это была судьба. Правда, очень ревнивый. Иногда от этой ревности хотела сбежать. Но что делать, у всех есть недостатки. А теперь я даже не представляю, что бы я делала, если бы со мной рядом был муж. Я бы должна была за ним ухаживать, а я не хочу.

Сан Саныч сам за собой ухаживал. Я не стирала за ним носки, он это делал. А если бы сейчас рядом был муж, это все равно что ребенок. Такое не для меня. Я немного эгоистка. Меня в жизни немного недолюбили, поэтому я должна себя любить больше.

"Комсомолка" поздравляет певицу с днем рождения!

"Комсомолка" поздравляет певицу с днем рождения!

- Вы имеет в виду, мужчины недолюбили?

- Папочка умер, когда мне было четыре года. Отчиму я вообще была не нужна. Он считал меня чужим человеком, лупил как сидорову козу ни за что. Пока я не сбежала из дома на учебу в Советский Союз. Я молилась каждый вечер - хотела сбежать из дома. А куда? Некуда. И вдруг я узнаю, что могу участвовать в отборочных турах, и я победила...

- В мужчинах вы искали папу...

- Да, папу искала. Мне не повезло, что у меня не было защитника. Папа умер в 1941-м, братишка - в 1944-м... Я искала защитника, да так и не встретила. Но я сильная женщина. Жизнь закалила меня.

«ГРЕХ ЖАЛОВАТЬСЯ»

- Что будете петь на концерте в день рождения?

- Удивлять новыми песнями не буду. Прозвучат знакомые и даже некоторые забытые старые. Нелюбимые я не пою. Но есть те, которые выделяются. «Огромное небо» - где бы я ни выступала, люди всегда утирают слезы. «Песня о маме» - люди плачут. Под «Соседа» веселятся. Ее знают во всех странах мира. В этом году даже какая-то англичанка ее спела по-русски с акцентом. Такая удачная песня. Просто особенное явление. Ее везде хорошо принимали. Я ее пела на Кубе по-испански, в Германии по-немецки в Польше по-польски. Только во Франции не приняли, сказали: «Песня не подходит для серьезной артистки». Она танцевальная. Как я ее называю, гимн коммунальных квартир.

- Почему вам так и не дали звания почетного гражданина Петербурга?

- Наверное, чиновники меня не любят. Звание народной артистки Советского Союза тоже дали только с третьего раза. И то, потому что обком партии завалили письмами. А на концерте, когда мне исполнилось пятьдесят, на сцену поднялась женщина и сказала: «Именем советского народа мы вам присваиваем звание». Весь зал встал и долго аплодировал. Точно так же ведут себя и сейчас. Сказали: «Что вы хотите? Вы же иностранка! Вы же не здесь родились». А вскоре дали это звание тренеру «Зенита» Дику Адвокату, который тоже родился не в Ленинграде. А у меня с 1968 года советское гражданство. Но мне грех жаловаться, меня и так люди уважают. Я и без этого проживу.