Звезды21 июля 2014 19:00

Сказ о том, как я в фильме Михаила Задорнова снимался

Наш корреспондент сыграл славянского ратника в фильме о Вещем Олеге
Наш корреспондент сыграл славянского ратника в фильме о Вещем Олеге

Наш корреспондент сыграл славянского ратника в фильме о Вещем Олеге

Фото: Иван ВИСЛОВ

САТИРИК САТИРИКУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ, НО КОНЦЕРТ ПОКАЖЕТ

С писателем-сатириком Михаилом Задорновым я знаком с детства. Правда, он об этом не знал. Но шли годы. Ночь сменялась днем, весна - летом, осень - зимой, барщина - оброком, царизм - социализмом, развитой социализм - недоразвитым капитализмом. Наконец Михаил Задорнов неожиданно узнал обо мне и однажды включил мои рассказы в свою книгу «Задорнов и К». Так мы познакомились. А поскольку мы с ним являемся лауреатами одной литературной премии «Золотой теленок», то в древней, мистической табели о родстве это приравнивается к кровному братству. То есть мы, по сути - братья. А, как говорят в литературной среде: «Писатель писателю глаз не выклюет», и посему, я, прознав о том, что «мой брат» снимает исторический фильм о Вещем Олеге, дерзко позвонил Задорнову и сказал:

- Возьмите меня, брат, в свою фильму. Я ужас какой бедовый! Я и свистеть могу!

- Ну так, поехали, - великодушно ответил Михаил.

И вот едем мы в машине в деревню Поповка, что под Можайском. Михаил Задорнов, будучи родоначальником российского стенд-апа, (а по русски, «стоячее балагурство») тут же, в кабине без предупреждения, сидя, начал свой стенд-апить, для единственного зрителя в моем лице.

- Мне не важно сколько зрителей в зале, - задорно сказал он, - Я получаю больше радости, от того, что имею возможность делиться своими знаниями и энергией радости.

Мы ехали не очень шибко, и концерт продолжался больше двух часов. Не знаю, во сколько бы миллионов обошелся бы билет на подобный приватный концерт для того же Абрамовича, Обамы, Рокфеллера, или Ротшильда, но я смотрел, слушал и ржал бесплатно в двадцати сантиметрах от артиста. Никогда раньше я на таких дорогих местах не сидел. Поэтому, после завершения съемок, по возвращению домой, я, на радостях, на всю съэкономленную сумму купил крепкого сикера, и изрядно банкетировал им дворовых девок.

ВИТЯЗЬ, ТАК И ЗНАЙ! В ДЕРЕВНЕ ЕСТЬ ВАЙ ФАЙ!

Время и место - деревню Поповка, для своих съемок, режиссер и автор сценария, Михаил Задорнов выбрал не случайно. Здесь живут, творят, энтузиасты, простые подвижники этно-культурного центра «Колосвет». Поначалу кажется, что ты попал на съемочную площадку фильма о древней Руси. Деревянные срубы. За околицей - огромные валуны. Высится деревяный столб увенчанный четырьмя изображениями Перуна, зрящими вдаль Руси. По деревне ходят русские бабы в расшитых сарафанах, с детишками, и зрелые русичи в полотняных портах и расшитых сорочках. Они широко и искренне улыбаются и говорят «Доброго здравия! Слава Солнцу!» И это не ряженные, а просто этим людям нравится ходить в одежде своих пращуров. Да к тому же нынче праздник Перуна! В центре деревни - Сворожий круг - небольшая площадка, с деревянными столбами, увенчанными стекляными шарами, обладающая сильным энергетическим полем и предназначенная для исцеления духа и тела. И я стал ходить по кругам, внутри Сворожьего круга, чтобы дух свой мятежный и порочный излечить хотя бы немного.

- Мы пришли сюда жить и работать еще в лихие девяностые. - рассказывает Ольга Торопова, руководитель этой диковиной общины, - Вы помните, какое это было темное время. Ученые, преподаватели, профессора, чтобы выжить, шли торговать на рынок ширпотребом, становились челноками. А мы не хотели опускаться и пришли сюда, чтобы сохранить себя. И живем с тех пор здесь, среди природы. У нас почти натуральное хозяйство. А главная задача - это изучение и сохранение русских национальных традиций, истории нашего народа.

Однако замечу я вам, что жители этой удивительной древне-русской деревеньки вовсе не затворники и не отшельники. Детишки в школы ходят, в институтах учатся. А сами обитатели культурного-этнического центра занимаются хозяйственной, просветительской и научной деятельностью. Хозяйство общинное. Труд и хлеб-соль - поровну. Для гостей своих устраивают концерты и реконструируют русские обряды, изучают, восстанавливают и систематизируют фольклорные материалы древне-русской культуры. Да! У них есть собственный сайт, а в деревне есть Интернет. Сюда приезжает много людей, интересующихся русской культурой и историей. Вот такая вот диковинная деревня!

ХВАТИТ ГЛАЗЕТЬ! ПОРА ВИТЕЗЕТЬ!

(витезеть - побеждать. Древне славянск.)

Я вот я, славный потомок древних цыган и древлян, надеваю на себя рубище из грубого самотканого полотна, железный кованый шлем, в руки беру бродекс (топор на длиной деревянной ручке) Неподалеку замечаю витязя в кольчуге и закрытом шлеме с мечом в руке. Что-то неуловимое выдает в нем писателя-сатирика.

- Ува! Михаил! Вы ли это? - в удивлении восклицаю я.

- Я пришел объединить народ русский. - ответил просто витязь. Все! С этой минуты мы - витязи древней Руси.

- Эх! Вот там, возле леса, я бы поставил себе сруб! - мечтательно говорит витязь Михайло Задорнов, оглядывая живописные пейзажи, луга, леса, косогоры, чащи, урочища и кущи.

- В мире нет места, где Миша не хотел бы поставить себе сруб, - тихо замечает Елена, жена витязя Михаила. (Елена и Михаил только что возвратили с острова Пасхи, где витязь-сруболюб тоже намеревался возвести себе жилище).

- Я так ведаю, что в пустыне Гоби или в Нью Йорке, на пятой авеню, он сруба себе не возжелал бы, - резонно размышляю я.

А потом Задорнов властно махнул рукой, и случилась меж нами, дружинами, ПРЯ (так мы, витязи, называли в древности сражение) И мы пошли мы с мечом дружина на дружину.

- Слава Природе и Огню! Перуну - Слава! Сварогу Слава! - кричит князь Олег и трубит в рог. И в туже минуту Святослав и Радомир, Ратибор и Болемысл, Михаил и Богуслай, вятич Сашка (то есть - я) и Будимил, Властимир и Олег, сошлись в центре поля в беспощадной битве. Засверкали на солнце мечи и копья! Затрещали щиты. Стоны раненных перекрывали рев и победные кличи ратников. Но после битвы кровавой, когда восстали павшие воины с мать-сырой земли, мы по братски купно обнялись, и, взявшись за руки, вознесли руки свои к Солнцу, и восславили землю нашу русскую и пращуров славных наших. Потом ансамбль «Суроварг» песнями древне-русскими нас радовал. Я впервые древне-русские песни слышал. По радио их отчего-то не передают. А в конце даже подпевать стал на древне-русском языке. Вот диво дивное какое со мной случилось. Я, случайный забродень, до этой поездки был тупой как американец: кривича от вятича не мог отличить, меч с саблей путал, арбалет называл астролябией, а колчаном - срамной уд, не различал ромов и ромеев (римлян и византийцев). Но теперь я уже не тот! Я другой! Я новый витязь земли Русский.

- Убежден: официальные ученые, посмотрев фильм о Вещем Олеге, скажут, как всегда: «Задорнов - придурок», - говорит вещий Михаил, устало снимая шлем. - Но я не для них этот фильм снимаю. Я получаю по почте тысячи благодарностей от простых людей за мой фильм «Рюрик. Потерянная быль». И что радует, большинство из них молодые люди. Вот, как раз, для них, Сашка, для тех, кому не безразлична история Руси, я и снимаю этот фильм.

(Во время съемок не пострадал ни один вятич, ни один кривич, ни русич, ни я).