Экономика22 августа 2014 2:00

Зачем Перельман, когда глубок госкарман?

Топ-менеджеров «Роснано» подозревают в растратах
К «Роснано» есть много вопросов...

К «Роснано» есть много вопросов...

Фото: РИА Новости

Топ-менеджеры «Роснано» вновь попали в переплет. Как сообщают СМИ, финансового директора и члена правления госкомпании подозревают в растрате. Вроде как 300 млн. руб. ушли на счета компаний, связанных с указанными лицами. Причем одна из компаний - «Алемар» - уже фигурировала в том самом знаменитом отчете Счетной палаты, после которого у общественности сложилось мнение, что в «Роснано», даже если ложечки нашлись, осадок-то остался. Ведь тогда «Роснано» доказывала, что ничего такого Счетная палата не нашла, а если что-то нашла, то все уже исправили. Вот и теперь в госкорпорации говорят, что указанные лица действовали законно.

У нас есть свой повод вспомнить сегодня о «Роснано». Мы недавно заметку напечатали. Математик Григорий Перельман получил работу в Швеции, связанную с нанотехнологиями. «КП» об этом и написала, вспомнив заодно, что в России есть госкорпорация «Роснано», с которой Перельман почему-то сотрудничать не стал. Сразу после нашей заметки мы получили письмо от компании. В нем было сказано, что «Роснано» - очень хорошая и влиятельная корпорация. Она открывает массу заводов по всей России. Что Леонид Гозман, тот самый, который сравнил СМЕРШ и СС, в «Роснано» больше не работает. Поэтому «Комсомолка» должна перед «Роснано» извиниться. И ни слова о каком-то там Перельмане, нет его. Как и не было для «Роснано» никогда.

Мы - честно - из письма узнали, что Гозман из «Роснано» ушел. Он так тихо покинул компанию, что мы и не заметили даже. Проверили - правда, Гозман работает директором фонда общественно-аналитических инициатив «Перспектива». Задача фонда - всячески содействовать продвижению либеральных мыслей. Вот Гозман и содействует. Как следует из документов фонда, он получил «пожертвование» в размере одного миллиона рублей. От кого - неизвестно. Возможно, львиная доля этих денег потрачена на выступления Гозмана как президента фонда на телевидении и в крупных деловых газетах. Но такие СМИ не берут с автора деньги за публикацию. На что же на самом деле потрачены средства? Из документов понять нельзя. Зато можно понять, что связь с главой «Роснано» Анатолием Чубайсом Гозман не потерял. Среди учредителей фонда - Фонд наследия Егора Гайдара. Который учредил Чубайс.

Но довольно о Гозмане, который, как и Перельман, в «Роснано» не работает. Поговорим о предприятиях, которые «Роснано» открывает по всей России. Правда, когда открывает, а когда вывеску меняет. Вот, например, завод по производству солнечных батарей в Чувашии «Роснано» выкупила у миллиардера Виктора Вексельберга. Что нового создала «Роснано» на освобожденных от Вексельберга площадях? Мы пытались понять это по открытым источникам и запутались, потому что вокруг этой сделки какие-то странности, а тема острой потребности народного хозяйства в солнечных батареях остается нераскрытой.

То же самое с предприятием по производству нанокерамики - ЗАО «НЭВЗ Керамикс» в Новосибирске. Есть вопросы, на которые сложно получить ответы как из открытых источников, так и из писем «Роснано». Во-первых, когда бизнесмен открывает новое производство, он понимает, что делает это на свой риск, и представляет, как будет возвращать вложенные средства. Хотелось бы понять: если новое предприятие «Роснано» получает господдержку, а оно, судя по открытым источникам, ее получает, с прибылью-то там что? А без господдержки никак не получится? А если господдержку убрать, что будет с предприятием? А это либерально, рыночно - у государства деньги брать?

Во-вторых, почему медики что-то там ворчат про качество? Почему травматолог Ярослав Хренников заочно спросил у Чубайса, согласен ли он поставить нанопротезы собственного производства своим родственникам? Насколько мы знаем, Чубайс не ответил. А жаль.

О том, как «эффективно» расходуются средства, говорит хотя бы такой факт. «Роснано» недавно была вынуждена остановить предприятие по производству батарей «Лиотех». Покупателей на его продукцию так и не нашлось. «Роснано» потратила на завод... 7,6 млрд. руб. Впустую, так получается?

Мы бы хотели изучить те десятки новых производств, которые запустила «Роснано», и увидеть, что это прибыльные производства, что они сами ориентируются в рынке, что они могут конкурировать по качеству без помощи госбюджета. Мы понимаем, что желаем невозможного. Если «Роснано» будет столь любезна, она покажет рекламный буклет или свозит в пресс-тур, с пробежкой галопом по цехам и согласованными интервью. Потому что, если бы «Роснано» пеклась о деле, она бы вернула Перельмана, а не писала бы писем в «Комсомолку». С нами-то что спорить? Вы сделайте так, чтобы народ сам увидел, как вы круты. При всем уважении к «Роснано», не только люди на улице, но и многие эксперты навскидку не скажут, что «Роснано» производит. И это проблема, товарищи. Похлеще той, что задал Перельману легендарный математик Пуанкаре.