2015-02-04T08:53:13+03:00

«Дочь, не мешай мне жить!»

Чемпионка-паралимпийка Анна Матюшко повторила поступок Джессики Лонг, которая разыскала мать, бросившую ее в младенчестве
Поделиться:
Комментарии: comments27
Изменить размер текста:

История Джессики Лонг - из тех, что переворачивает душу и не забывается никогда. Девочка из Иркутска, безнадежный вроде бы инвалид, уехала в Америку с приемными родителями, стала высококлассной пловчихой, взяла «золото» на трех Паралимпиадах, а потом пошла на самый главный свой рекорд - нашла отказавшуюся от нее родную мать и простила ее. Эта сказка - со счастливым концом.

У истории Анны Матюшко финал пока туманный. Но судьбы девушек поразительно схожи. С одной лишь разницей, что Аня победила злую судьбу здесь, в России, без помощи заграничных волшебников. У нее все отлично - она многократный призер чемпионатов России по настольному теннису среди паралимпийцев, у нее есть дом, любимый человек, друзья. Нет только мамы и папы.

Аня, вдохновленная поступком Джессики Лонг (про ее встречу с мамой в Иркутске «КП» писала), тоже решила исполнить свою давнюю мечту. И поехала в Красноярск.

Аня тренируется по 8 часов в день, чтобы попасть на Паралимпиаду-2016. Вверху - награды, которые она уже завоевала. Фото: Личный архив, Мария АНАНОВА/«КП» - Красноярск

Аня тренируется по 8 часов в день, чтобы попасть на Паралимпиаду-2016. Вверху - награды, которые она уже завоевала. Фото: Личный архив, Мария АНАНОВА/«КП» - Красноярск

ПАДАЛА, НО НЕ ПЛАКАЛА

Анна Матюшко сейчас живет в Питере. Каждый день у нее мощные тренировки. Она поставила себе цель - попасть в российскую сборную Паралимпиады в Бразилии-2016.

Как и Джессика, она родилась без стоп. И еще без кисти на левой руке. Как и маме Джессики, родителям Ани врачи сказали: «Ребенок не жилец, не мучайте себя». Но у них был шанс вернуть дочку. И не один.

Через много лет мать Ани скажет: «Мой единственный грех - отказ от ребенка-инвалида». Она умерла четыре года назад. Говорят, много помогала другим детям-сиротам: деньгами, вещами. Своя девочка была не нужна.

Однажды к ней пришла воспитательница дома ребенка, где воспитывалась Аня. Принесла фото.

Надежда Николаевна отчеканила:

- Для меня она умерла!

Когда девочке исполнилось пять лет, ее перевели в детдом города Болхов в Орловской области.

- Казалось бы, малышка с такой инвалидностью должна была лежать, но нет! - рассказывает Лариса Маликова, та самая воспитательница дома. Сейчас ей 78 лет. - Она пыталась делать шаги, падала, ушибалась, но никогда не плакала. А затем пошла, представляете, на таких ножках! Воспитатели шили ей специальные тапочки с поролоном. Протезы сделали только в 3-м классе.

«ГЛАЗА, КАК У ГЕРМАНА»

Лариса Ивановна привязалась к Анечке, по выходным забирала ее к себе. Даже когда девочка уже уехала, все равно пыталась ей помочь. Вспомнила, что мать, взглянув на фото, обмолвилась: «Вся в меня, только глаза, точно как у Германа».

- Я стала искать этого Германа. Фамилии не знала - в документах Ани в графе «отец» прочерк. Через адресный стол нашла всех Германов Красноярска! Сходила к каждому. Наконец остался один - это и был отец Ани. Он не отрицал, что был женат на Надежде Николаевне, развелся с ней, но сказал, что про ребенка она ему ничего не говорила. Тогда я бегу к матери Германа, Аниной бабушке. Узнав, что у нее есть внучка, она расплакалась. И сказала: сын - человек жесткий. Если не принял дочку, уговаривать бесполезно.

Удивительно, но воспитательница не угомонилась. Через 7 лет она снова пришла к матери. Рассказала, что Аня растет умницей, хорошо учится. Но Надежда Николаевна не использовала и этот шанс. Она к тому времени вышла замуж, родила вторую дочку. Не до Ани было.

Наша героиня и знать не знала про отчаянные попытки ей помочь. Она увлеклась настольным теннисом (единственный вид спорта, которым могла заниматься в детдоме), много читала и мечтала найти родителей.

Мама так и не узнала,  кем стала ее дочка.  А отец и знать не хочет.  Фото: Личный архив

Мама так и не узнала, кем стала ее дочка. А отец и знать не хочет. Фото: Личный архив

БОГАТЫЙ ПАПА, БЕДНЫЙ ПАПА

Пришло время покидать детдом. Аня продала полученную по закону однушку в Болхове, переехала в Петербург. Купила комнату в коммуналке на окраине: пусть 12 метров, но свои! Записалась в спортшколу и через пару лет уже побеждала на серьезных соревнованиях. Искать родителей долго не решалась.

И тут на всех экранах, сайтах, в газетах - Джессика. Обнимает маму. И Аня решилась. Приехала этим летом в Красноярск. На вокзале ее встретила та самая первая воспитательница Лариса Маликова. Ей пришлось рассказать все, что случилось за эти годы. Что мама умерла четыре года назад от рака, а отец... Честно предупредила:

- Он тебя недостоин. Лучше бы тебе не искать его...

Но Аня решила пройти этот путь до конца.

- Мне просто хочется его увидеть, - говорит она и торопливо добавляет: - Я же не знаю о нем ничего. Если он бедный - я ему помогу, я хорошо зарабатываю. Если богатый - мне от него ничего не надо. Просто увидеть.

«ЭТО НЕ Я!»

Папа оказался богатым. Аня стоит перед шикарным домом в центре Красноярска. Ограда, шлагбаум, дорогие машины. Подходит к консьержке: «Здесь живет Герман Николаевич? Я его дочь». Здесь, да. Бегает по утрам, бодр, здоров и весел. Пройти в дом без его приглашения нельзя, но можно позвонить по домофону.

Звонок, еще звонок, тишина. Простояв у подъезда несколько часов, Аня уезжает. Наутро звонит по телелефону - нет ответа. И так семь дней подряд. Наконец трубку взяла женщина: «Вам Германа Николаевича? Сейчас!»

- Герман Николаевич? Это ваша дочь Анна Матюшко!

Повисла пауза.

- Это не я!

Такое можно ответить только в большой панике.

Короткие гудки. Перезванивать Аня не стала. Она поехала к родственникам матери - дяде, тете и сестрам. Они, слава богу, приняли девушку нормально.

3 сентября Аня уехала домой, в Санкт-Петербург. У нее тренировки, долго прохлаждаться нельзя.

Но сказала, что надежды не теряет - вдруг отец оттает?

- Я очень хочу его увидеть. Папа, если прочитаешь обо мне, дай знать! Твоя дочка Аня.

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Паралимпийские Золушки

Ане, с первого взгляда, повезло меньше, чем Джессике. Если, конечно, подходить к этим драматическим историями с грубыми мерками. Ведь что писали про Джессику? Мол, если б не Америка, помирать бы ей сейчас в отечественном доме инвалидов. И никакую мать она бы не искала, потому что в российских больничных стенах только ожесточилась бы насмерть.

И вот всем нам щелчок по носу: история Ани. Ее никто не удочерил ни в Америку, ни даже в соседний райцентр. А она-таки выцарапала себя из инвалидного кресла, взяла в единственную здоровую руку ракетку - и доказала себе и нам, что жить в полную силу можно где угодно и с каким угодно стартом. И еще доказала, что при такой вот жизни наперекор обстоятельствам можно очень сильно любить.

Мне кажется, ее отец просто не понял, какое счастье он вычеркнул из своей хорошо обустроенной жизни. Но еще есть шанс. Ведь надо, очень надо произнести наконец «Прости» - «Прощаю!..».

У них-то в отличие от Джессики, не знающей русского, и ее мамы есть общий, понятный обоим язык.

Герман Николаевич, просто позвоните дочери. Мы знаем, как ее найти. Телефон красноярской редакции - 8 (391) 206-96-51.

Наталия АНДРЕАССЕН

Джессика и ее родная мать  встретились в Иркутске  спустя 21 год. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Джессика и ее родная мать встретились в Иркутске спустя 21 год.Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Звонок маме Джессики Лонг

Ирина КИРИЛЛОВА, родная мать паралимпийской чемпионки:

- Я не осуждаю родителей Ани, ведь в жизни всякое может случиться. Вы думаете, я совершила сильный поступок, признавшись, что отказалась от ребенка-инвалида? Нет, я опозорилась на весь мир, но об этом не жалею. У меня такой груз упал с души! Я встретила свою дочь спустя столько лет. Но когда это произошло, я поняла, что мы все-таки чужие друг другу. Она американка, у нее другое мировоззрение, другая семья. Сейчас мы общаемся только в Фейсбуке.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также