2016-08-24T02:38:21+03:00

Никита Хлыстов: «Я мог закончить с хоккеем и стать инженером»

Один из лучших защитников «Трактора» рассказывает о тернистом восхождении в КХЛ, научных экспериментах в лаборатории МГТУ и подлых нападающих
Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ
Изменить размер текста:

21-летний хоккеист неожиданно стал одним из ведущих игроков «черно-белых» на старте сезона. Пока челябинский клуб мучается в обороне, Хлыстов цементирует свою зону и остро бросает от синей линии. В его активе уже две шайбы, забитые в ворота «Северстали» и «Торпедо». В эксклюзивном интервью «КП» Никита Хлыстов объяснил, как стать хоккеистом, когда в тебя никто не верит.

«Я срывался, психовал, сбегал с тренировок»

— Правда, что в 16 лет тренеры поставили на тебе крест?

— Я рос медленно. Был одним из самых маленьких в команде и перестал попадать в состав. Представь: переходный период, в голове ветер. Ты воображаешь себя совершенным хоккеистом, а тут раз и оказываешься за бортом. Легко сломаться. Когда я выпал из обоймы, самооценка сразу упала. По крайней мере так говорили родители. Бывало я срывался, психовал, уходил с тренировок. Папа мне сказал: «Заканчивай! Хоккей не твое, иди учись!». Был год, когда я жил обычной жизнью и не сказать, что она мне понравилась.

— Связался с плохой компанией?

— Скорее вел себя, как сверстники. Почти не ночевал дома, ходил по клубам, встречался с девочками, общался с ребятами, прожигающими жизнь впустую. Они висят на шее у родителей и думают, так будет всегда. Попадались разные люди — и мажоры, и те, кому интересен не ты, а твои деньги. Были и порядочные пацаны, с которыми я дружу до сих пор.

— Ты из обеспеченной семьи?

— Из обычной: мама — школьный психолог, папа трудится на комбинате, как и почти все в Магнитогорске. Не сказать, что мне чего-то не хватало.

— Говорят, ты неплохо учился в школе.

— С 1 по 9-й у нас был спортивный класс. За появление в школе нам ставили тройку автоматом. Никто домашних заданий не делал, на всех были розовые очки, пацаны грезили НХЛ. В итоге в 10 класс перешли всего пять человек, включая меня. Остальные поступили в ПТУ на физруков. Поначалу в старших классах мы были «деревяшками», но постепенно втянулись. С хоккеем тогда уже не клеилось. Папа стал намекать, что неплохо было бы пойти по его стопам. Я два года ходил к репетитору и вникал в физику с математикой. В 11 классе сдал ЕГЭ на четверки.

— И поступил в университет на очное отделение.

— В МГТУ на инженера-энергетика, как хотели родители. Я добросовестно ходил на пары и закрыл курс без долгов. Знаешь, чем больше вникаешь, тем сильнее втягиваешься. Мне нравились эксперименты в лабораториях, когда мы измеряли длину магнитных волн. Ты наглядно видишь, как устроен мир. Но однажды, когда я сидел на паре, мне позвонили из «Стальных лис» и пригласили на просмотр. Я ведь не завязал с хоккеем. Параллельно с учебой тренировался на льду минимум три-четыре раза в неделю.

Никита Хлыстов: «Я мог закончить с хоккеем и стать инженером» Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Никита Хлыстов: «Я мог закончить с хоккеем и стать инженером»Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— С хоккеем все устаканилось не сразу?

— Чехарда продолжалась несколько месяцев. Я тренировался в Магнитке, пробовался в Ханты-Мансийске нападающим в пятом звене, ездил на просмотр в Хабаровск. Везде мне говорили: «Ты молодец, будущее есть, но в команду мы тебя взять не можем!». Я чувствовал отчаяние. Перелеты оплачивал сам и эти траты ложились финансовым бременем на мою семью. Потом возник вариант поиграть в МХЛ-Б за «Мечел». Тренеры целый сезон выпускали меня в первом звене, благодаря чему я и попал в хоккейную колею.

— Перед переходом в «Трактор» ты полгода провел в краснодарской «Кубани». Неужели на юге России ходят на хоккей?

Краснодар — прекрасный город. Встаешь утром и вдыхаешь воздух, наполненный запахом цветов. Люди там заражены футболом, но и на наши игры собирались по две тысячи человек. Хотя, если в Челябинске сказать, что профессионально играешь в хоккей — тебе выразят респект. А в Краснодаре спросят: «Как? Сам по себе катаешься? У нас в городе команда есть? Да ладно, быть такого не может!».

«От Валерия Белоусова ни одного матерного слова не услышал»

— Недавно в интернет попала запись нецензурного разговора Андрея Назарова с собственными подопечными. Это нормальный лексикон для хоккейной раздевалки?

— Костя Климонтов включал нам ее на мемориале Ромазана перед игрой. Вся команда смеялась. Олег Пиганович подтвердил, что голос принадлежит Назарову. Он так эмоционально закачивает игроков, настраивает их «выжигать» лед. У каждого тренера своя методика. От Валерия Белоусова, например, я ни одного матерного слова не услышал.

— Наставник «Трактора» Карри Киви постоянно что-то записывает во время игр. Он показывает свои заметки хоккеистам на следующий день?

— У Киви в руках листок с макетом площадки и фамилиями игроков. Кому-то он ставит плюсы, кому-то минусы, кого-то вычеркивает, если хоккеист получил микротравму и ему нужна помощь. Во время разборов матчей тренер ведет себя корректно и делает действительно важные замечания.

Один из лучших защитников «Трактора» рассказывает о тернистом восхождении в КХЛ, научных экспериментах в лаборатории МГТУ и подлых нападающих Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Один из лучших защитников «Трактора» рассказывает о тернистом восхождении в КХЛ, научных экспериментах в лаборатории МГТУ и подлых нападающихФото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Тебе встречались подлые нападающие, которые бьют исподтишка, пока судья не видит?

— Конечно. Бывает стоишь на пятачке, а форвард соперника колет тебе клюшкой под ребро. Стараешься терпеть, не выключаться. Иначе упустишь ситуацию и твоей команде забьют шайбу.

— Сам используешь хитрые приемчики?

— Было дело. Когда бросают от синей линии — габаритный нападающий навязывает тебе борьбу на пятачке. С места такого сдвинуть нереально. Поэтому бьешь его слегка клюшкой под колено и он приседает, упуская момент, чтобы закрыть обзор голкиперу или подправить шайбу в вороту. Но в КХЛ мне рисковать страшно. Судьи здесь внимательнее. Плюс, сейчас новые правила и можно легко отправиться на две минуты на скамейку штрафников. В последние недели я прибавил в собранности, но все равно стараюсь бороться до конца.

— Самоотверженные защитники ни раз ложились под бросок и получали шайбой в лицо.

— Не дай Бог такому случиться. Потом челюсть собирается заново, зубы новые вставляются. Люди жевать не могут и полгода на пюре сидят. Я видел в детстве, как людям челюсть шайбой «выносило», ужасное зрелище. Но за себя у меня страха нет. Каждый игрок рискует, выходя на площадку. Хоккей — моя жизнь, жалеть себя не собираюсь.

— Цена ошибки слишком высока?

— Именно! Когда ты долгое время не нужен — начинаешь дорожить каждым моментом. Проявишь слабость и отправишься в фарм-клуб. Перед любой тренировкой я себе даю установку: «Сегодня нужно сделать больше, чем вчера!». Думаю, все мои промежуточные успехи вызваны запредельным старанием.

— Майкл Гарнетт любит пилотировать самолеты, Карри Киви — купаться в проруби, Андрей Попов — охотиться. Чтобы хотел попробовать ты?

— Мечтаю спрыгнуть с парашютом и испытать свободное падение. Некоторые опасаются, что он не раскроется, а я готов рискнуть. Чего бояться? Жизнь-то одна!

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «ХК «Трактор» в сезоне КХЛ 2014-2015»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных