Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Общество11 ноября 2014 10:50

Бывший советский офицер собирается судиться с Германией за семью, убитую маньяком

Подполковник считает, что этого убийства могло и не быть, если бы немецкие власти предупредили об опасности
Источник:kp.ru
Бывший советский офицер собирается судиться с Германией из-за гибели своих близких

Бывший советский офицер собирается судиться с Германией из-за гибели своих близких

Встречаемся в кафе на Ярославском вокзале. Игорь Петровский раскладывает передо мной кипу документов, перепечаток из немецких газет и несколько фото. На верхнем женщина обнимает маленького ребенка. Кажется, они просто спят. То, что лежат они не на кровати, а в гробу, понимаешь не сразу. Это жена Петровского Тамара и 3-месячный сын Стасик. Жертвы серийного маньяка.

- Этого убийства могло бы не быть, - говорит подполковник. - Если б нас тогда предупредили!

МЕСТЬ ЗА ХОННЕКЕРА?

В Западную группировку войск СССР, базирующуюся в Восточной Германии, Игоря Петровского с женой и 8-летней дочерью перебросили из Забайкалья в 1989-м. Военного врача поставили во главе одной из лабораторий госпиталя Белиц-Хайльштеттен, самого крупного нашего военного госпиталя за пределами Союза. Вскоре Тамара забеременела во второй раз. Маленький Стасик был долгожданным ребенком. Но 22 марта 1991 года жена с сыном пропали. Женщина вышла с коляской вечером на прогулку и не вернулась. Их искали ночь пролет, и только к обеду следующего дня кто-то из сослуживцев Петровского наткнулся на тела Тамары и малыша. Младенца убили, ударив головой о дерево. Петровскую задушили, а уже после - это показала экспертиза - изнасиловали.

- Территория госпиталя со стороны леса не была огорожена, - говорит Игорь Николаевич. - В этом лесу, который тянется на несколько десятков гектаров, гуляли и жены, и дети наших врачей и военных. Считалось, что там совершенно безопасно.

Поползли слухи, что убийство семьи советского офицера — месть местных радикалов за вывоз в Союз многолетнего руководителя ГДР Эриха Хонеккера. После падения Берлинской стены он скрывался, в том числе на территории гарнизона в Белице, а затем был тайно доставлен на самолете в Москву. Хонеккера обвиняли в госизмене и убийстве мирных граждан. Людей, которые люто ненавидели главного коммуниста ГДР, действительно было предостаточно. Но конкретных подозреваемых у немецкой полиции не было.

23-ЛЕТНИЙ УБИЙЦА

- Мне жить не хотелось, - говорит Петровский. Голос звучит твердо, но из глаз катятся слезы. - Держало одно: а как же дочь без меня?

Тамару и Станислава похоронили на родине, в Ржеве. Сам Петровский попросил перевод в Россию. Тогда уже полным ходом шел вывод войск из Германии. Вслед за женой с сыном Игорь Николаевич похоронил отца и мать. Увольнялся в запас подполковник уже российской армии. А имя убийцы узнал лишь спустя два года и совершенно случайно.

- Кто-то из знакомых передал мне немецкий журнал Stern, в нем была большая статья о серийном маньяке, который задушил и зарезал шесть человек. Оказалось, что его поймали еще в 1991-м и уже успели осудить.

В газетах убийцу называли «Зверь из Белица». А имя его Вольфганг Шмидт. Симпатичный, под два метра ростом, крановщик на прокатном стане из деревушки Белиц. Еще в детстве он забирался в шкаф с вещами матери и разглядывал ее нижнее белье, примерял на себя. За это родители его нещадно били. Потом вроде все наладилось, Вольфганг даже с девушками встречался. Но к женскому белью был неравнодушен. Как он сам потом рассказывал на допросах, десятки раз возвращаясь с завода в Бранденбурге домой на мопеде, сворачивал к свалке. Ему нравилось разбирать завалы, он искал в этих кучах мусора «трофеи»: выброшенные кем-то трусики и бюстгальтеры. Чувствовал себя охотником за сокровищами. Все найденное паковал в пакеты и прятал.

24 октября 1989 года по привычке заехал на свалку. То, что нашел, привело его в дикое возбуждение. Ему вдруг нестерпимо захотелось секса. Шмидт сел на мопед и поехал. Выбор жертвы - дело случая. У крайнего дома ближайшей же деревушки увидел женщину лет пятидесяти, которая сажала тюльпаны. Вольфганг повалил ее на землю, задушил и изнасиловал. Это первая жертва будущего серийного убийцы, которому буквально на днях исполнилось 23 года.

В мае 1990 года он тем же способом убил еще одну женщину. 13 марта 1991 года маньяк подкараулил в лесу свою третью жертву, искромсал ножом и спрятал в кустах. Тело случайно нашли через неделю. В газетах писали о насильнике, зверски убивающем женщин. Полицейские призвали местных жительниц не ходить поодиночке. Шумиха извращенца нисколько не пугала. Он снова вышел в лес «на охоту», побрел к советскому госпиталю, где немецких газет явно не читали. Женщину с коляской повстречал на опушке. Потом рассказывал: схватил ребенка за ноги и с размаху приложил о дерево. Женщине накинул на шею бюстгальтер, который в тот день носил с собой. Она кричала, пыталась отбиться...

ПОГОРЕЛ НА БЕЛЬЕ

Убийства опьяняли Шмидта. Вскоре он напал с ножом на двух девушек-подростков. И тут жертвам впервые удалось отбиться. В округе было много людей, маньяку пришлось бежать, чтобы не схватили. Но в тот же день он убивает снова - заходит в деревенский дом неподалеку от госпиталя, душит и насилует 66-летнюю хозяйку.

Со слов выживших школьниц был составлен фоторобот убийцы. Но поймать его не удавалось еще несколько месяцев!

Попался «Зверь из Белица» случайно. Во время пробежки по лесу двое спортсменов случайно наткнулись на молодого человека, который нюхал женское белье и мастурбировал. Уже было известно, что на месте некоторых убийств маньяк оставлял кружевное белье. Поэтому мужчину на всякий случай скрутили и привели в полицию. А Шмидт и не думал отпираться. Он в красках расписывал полицейским подробности, как убивал пятерых женщин и грудного ребенка.

Суд приговорил его к 15 годам тюрьмы с последующим размещением в психиатрической лечебнице в Блице. Вольфганг Шмидт и по сей день находится там. Теперь он женщина. По крайней мере, хочет ею казаться. Яркие платья, длинные каблуки, бюстгальтеры, которыми он пытается «подчеркнуть» свою впалую грудь, маски для лица, накрашенные губы, женские гормоны на завтрак. Иногда «Зверь из Белица» требует, чтобы государство оплатило ему операции по перемене пола, но никто тратить деньги налогоплательщиков на это не соглашается.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ТРЕБУЮ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

- Если бы не халатность немецких властей, моя семья могла быть жива! - рассказывает подполковник Игорь Петровский. - Полицейские общались со мной только один раз - после того, как были найдены тела жены и сына. О ходе расследования меня никто никогда не информировал, а о том, что убийца пойман, я вообще узнал от журналистов спустя два года!

Петровский прав. В 1991 году он ведь находился на территории Германии не как турист, служил в составе советских войск, у которых на немецкой земле был особый статус. Даже после объединения тамошних востока и запада между СССР и ФРГ был подписан договор об условиях пребывания военной группировки. Там черным по белому: «германские власти уважают правовое положение советских войск на территории их пребывания, включая меры по предупреждению любых противоправных действий». То есть, как только стало известно, что в районе Белица маньяк убивает женщин, немецкие власти обязаны были оповестить руководство госпиталя. Там, в Белиц-Хайльштеттене, на тот момент работали несколько сотен женщин. И еще: «германские власти обязаны соблюдать принцип равенства советских военных перед законом».

- Мои права нарушили, я требую компенсации морального вреда, - говорит Петровский. - Если бы подобная история случилась с немецким гражданином, то ему бы выплатили компенсацию. А советского офицера проигнорировали. Я обращался к правозащитникам из знаменитой Хельсинской группы, но там мне ответили, что этим делом заниматься не будут. Им это неинтересно. Я дошел до МИДа. Наши дипломаты отправили к своим немецким коллегам официальную ноту, обращали внимание на этот вопиющий случай. Но немцы написали ответ: действия маньяка нельзя оценивать как международное правовое нарушение. Наши как бы согласились, ведь с момента совершения преступления прошло более 10 лет. И посоветовали найти немецкого адвоката. Но денег на него у меня нет.

Сейчас делом Игоря Петровского занимается правозащитное движение «Сопротивление».

- Мы сделали запрос коллегам из крупной немецкой организации «Weisser Ring», просим помочь разобраться в этой ситуации, - говорит юрист Александр Кошкин. - Ждем ответа. Но вообще хотелось бы более существенной помощи и от российской стороны. Петровский — военный пенсионер, много лет верой и правдой служил своей стране. Собственно, и семью свою он потерял на службе.

«Комсомолка» будет следить за развитием событий.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Шанс выиграть есть

- Дело, конечно, очень сложное, но не безнадежное, - считает Пауль Калиниченко, юрист-международник. - Просто нужен очень хороший немецкий адвокат. По немецким законам компенсация в подобных случаях, разумеется, предполагается. Основной момент - это именно Договор между СССР и ФРГ о правах советского военного контингента от 1990 года. Если Игорю Петровскому не удастся отстоять свое право в немецких судах, нужно добиваться справедливости через Европейский суд по правам человека. Думаю, дело долгое, но шанс выиграть его все-таки есть.