Политика3 декабря 2014 1:00

Жительница Донбасса: 5 часов под обстрелом, голыми руками разгребали завал и вынули всех. Контуженных, но живых

О чем думают на юго-востоке Украины люди, оказавшиеся под огнем своих соотечественников-карателей
Вот этих несчастных людей, страдальцев, на головы которых в XXI веке выпали страшные испытания, Киев называет террористами и сепаратистами.

Вот этих несчастных людей, страдальцев, на головы которых в XXI веке выпали страшные испытания, Киев называет террористами и сепаратистами.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Блогер Дмитрий Сазонов («Пивопотам») выложил в Сети свою переписку с жительницей украинского города Северодонецк, который оказался в зоне «антитеррористической операции» киевских властей. «Речь идет о человеке, который имел свой бизнес, семью, детей, ранее вполне благополучную и налаженную жизнь в Северодонецке», - пишет Сазонов, сообщая, что его корреспондентка не возражала против обнародования ее дневников.

СЕПАРАТИСТЫ: БОЛЬНЫЕ, БЕРЕМЕННЫЕ, НОВОРОЖДЕННЫЕ

27.06.2014

Трудно говорить о любви, особенно когда «страна» сжимается до пары сумок с близкими сердцу вещами. «За Родину» выпивают стоя рюмку водки, а не лежа мензурку валерьянки, когда от обстрела ярых сторонников единой и незалежной сжимается сердце.

Разве можно объединить и без того очень разных людей под дулами автоматов? Неужели любовь просыпается от страха? Моя любовь от страха если уже не умерла, то впала в кому и нуждается в реанимационных мероприятиях. Хотя этот пациент скорее мертв, чем жив.

Я почему-то вспомнила молоденького солдатика, наверное, моложе моего сына, на украинском блокпосту, который, проверяя мои документы, процедил сквозь зубы:

- Шо, стара суко, в Харкив тикаеш. Там тебе навчать Украину любыть.

Да, я везла ребенка через Харьков, там был самый безопасный коридор, но дело не в этом. Этот малолетка счел возможным оскорблять женщину, годящуюся ему в матери, на том простом основании, что у него в руках автомат. Наверное, так Украина проявляет к нам свою любовь. Не буду скрывать, в большинстве своем мне попались нормальные постовые…

28.06.2014

Получается, чем чудовищней ложь, тем быстрее в нее верят? Лично я, живя, как говорят наши СМИ, «в зоне АТО», практически на линии фронта (и много раз пересекая ее за эти месяцы), НИ РАЗУ не видела на блокпостах ополченцев танков, бэтээров и прочей тяжелой техники, за исключением сожженной БМП, перекрывающей въезд на мост в черте города. Зато подобной техники и тяжелых орудий очень много на армейских блокпостах. И нацелены они на нас. Может, танки ополченцев оснащены функцией невидимости или очень маленькие (например, на комариной тяге). Я вам не скажу за всю Одессу, но у нас в городе танков нет.

2.07.2014

Ну вот и появились сведения о дневном обстреле, так сказать, глазами очевидцев. Стреляли, естественно, по блокпосту ополченцев, а попали, как обычно, в жилой дом, в школе-интернате вскопали клумбы и выбили все окна по одному фасаду, там, где детские спальни (пластиковые, недавно спонсоры поставили, чтобы сироты не мерзли ), разбомбили приютские ясельки. Слава богу, что детей вывезли, остался только дежурный персонал. Вылетели несколько стекол в родильном доме и отделении патологии, и вообще самый сильный обстрел велся в районе медгородка, где у нас отдельным микрорайоном построены и хирургия, и большая городская больница, и детское соматическое отделение, и инфекция, и даже городская стоматология. Вот такие у нас сепаратисты, по мнению укрармии: больные, беременные, новорожденные и сироты.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ТИПА ОСВОБОДИЛИ...

1.08.2014

Снова здравствуйте… Самое главное для меня лично в сложившейся ситуации, что мы живы и мой город практически не пострадал. Нас штурмовали с 18-го до 21-го, пришлось немного пожить в ванной, благо она у меня большая, но седых волос от обстрелов маленько прибавилось. Типа освободили (как было торжественно объявлено в новостях), и после этого связь с внешним миром исчезла. Продукты в город практически не завозят - на большинстве полок в магазинах можно проверять наличие пыли. Я всем запаслась, и моя семья не страдает. Работы в городе стало валом - очень многие специалисты уехали, но зарплату нигде не платят, а где и перечисляют, получить ее невозможно. Банкоматы молчат, а в банках дают по паре сотен, и очереди стоят, как в Мавзолей в 80-м году.

Я сейчас работаю волонтером-координатором в благотворительном фонде (даже, похоже, с сегодняшнего дня в двух), занимаюсь приемом и распределением гуманитарной помощи беженцам, которых очень много.

1.08.2014

Мужчина лет 55 сидел на лавочке возле общежития, куда поселили беженцев, ничего не просил, а только раскачивался. Я вышла на пару минут покурить и он попросил у меня сигарету. Сигареты сейчас у нас - бешеный дефицит: их не завозят в город вообще, но я почему то не смогла ему отказать. Он сделал несколько затяжек начал монотонно говорить.

Они всей семьей сидели двое суток в подвале. Семья - это он с супругой, старший сын с невесткой и грудничком, теща, сбежавшая из разбитого авиаударом села, взрослая беременная дочь и двое младших детей-школьников. Под утро мужику понадобилось в уборную по большой нужде и, как он сказал, решил не мучить семью, пользуясь ведром, а выскочить в нужник на улице. Дела он свои справить успел («а то б обделался и без штанов остался!»), но когда от взрыва выскочил из деревянного домика, то увидел, что веранду, под которой находился подвал, снесло под фундамент. Пять часов под непрекращающимся обстрелом он и его сосед голыми руками разгребали завал и таки разгребли и вынули из подвала всех. Все контуженные, испуганные, но ЖИВЫЕ!

Их дом находился далеко от последнего целого моста. Они всей семьей, включая 75-летнюю тещу, просто спустились к реке, надеясь или перебраться вплавь, или что будет работать старый, еще довоенный паром. Паром не работал, но у берега кучковались местные рыбаки на лодках: железных, деревянных и даже резиновых. Женщин переправляли в лодке, он с соседом и сыном плыли сами, благо река не широкая, младшие дети плыли, держась за лодку.

Потом, через пару дней, к нам в фонд пришел человек и принес деньги. Много денег по нынешним временам и сказал, что это то, что давали люди за переправу. Сказал, что они собрались с мужиками, подумали и решили, что если они оставят эти деньги себе, то их Бог накажет или река заберет. Потом помялся и попросил «какую-нибудь робу, что не жалко». Одежды было много. Он выбрал себе «и корешкам», как он выразился, «что похуже», - и действительно, что похуже, со словами «на реке штанам одна шАна (шАна - уважение - укр.), а до девок у нас есть в чем ходить».

3.08.2014

Вчера возили гуманитарку жителям разрушенной девятиэтажки в одном из рабочих поселков...

Наши мальчики решили зайти в уцелевший подъезд (в нем один стояк почти не выгорел, но здорово пострадал от нескольких прямых попаданий) и снять одну из разрушенных квартир изнутри. На четвертом этаже нашлась квартира без двери. Они туда зашли, сняли несколько ракурсов, чтобы те, кто такое делает, хоть в интернете посмотрели на результаты своего «труда», и услышали какой то шорох. На полуснесенной снарядом лоджии без перил в уголке они обнаружили молодую женщину. Наш парень сознался, что даже не рискнул ступить ногой на эту лоджию, а просто схватил девушку за руку и втянул в помещение.

Она назвалась Леной. Ее документы сгорели. Соседи сказали, что она, оставив ребенка родителям, несколько лет работала в богатых семьях прислугой, чтобы накопить себе на отдельное жилье, и год назад купила себе эту квартиру, начала обустраиваться, потихоньку делала ремонт.

Мы оттерли Лену от сажи влажными салфетками и хотели забрать к нам в Центр, чтобы приняла душ, покормить и переодеть, но она упрямо вырывала у ребят руку и твердила, что она ЗДЕСЬ живет, что она только поднимется наверх и посмотрит, что с ее квартирой, что это ЕЕ ДОМ, и ей есть где переночевать и т. д.

И тут до нас стало доходить, что в этом случае просто разговором и валерьянкой не обойдешься, этой девушке нужен уже не психолог, а полноценный психиатр, который в нашем городе есть (причем замечательный специалист!), но вывезти мы ее не сможем - ее просто не пропустят без документов на блокпостах.

Плачущую и просящуюся ДОМОЙ Лену пришлось почти насильно сажать в машину и везти в больницу. Нам повезло, нужный врач был, и даже оказались в наличии необходимые препараты, чтобы «загрузить» хоть на время бедную девочку. Доктор нам клятвенно пообещал не отправлять ее в психдиспансер, потому что у него «такие уже были и они обычно за три - пять дней приходят в норму» (...) Будем надеяться...

10.08.2014

У соседей вчера в течение четырех часов и с 10(!) автоматчиками был обыск по «сигналу». Они - обычная многодетная семья, работяги. Один из их сыновей был несколько раз замечен на блокпосту и теперь обвиняется в сепаратизме. В квартире полный хаос. Ящики, шкафы, содержимое холодильника просто вывернуто на пол. У их другого сына, который в конце июня попал в автомобильную аварию, потребовали... снять гипс с ноги в доказательство того, что у него не пулевое ранение. Медицинские документы и рентгеновские снимки, которые предъявили «освободителям», их не убедили, но мать молодого человека не позволила снимать повязку дома и потребовала везти парня в больницу. Сошлись на том, что привезли травматолога, который смог объяснить происхождение переломов. Вопросы вызвали даже наличие в «тревожном чемоданчике» (которые у нас у всех, конечно, есть) перочинного ножа (холодное оружие) и сухого горючего (взрывчатка).

С их слов, один из «освободителей» был исключительно хамоват, остальные попроще.

Иловайск. Приготовление пищи на костре - это не походная романтика, а тяжелые будни обитателей разрушенных кварталов.

Иловайск. Приготовление пищи на костре - это не походная романтика, а тяжелые будни обитателей разрушенных кварталов.

Фото: REUTERS

РАЗБОМБИЛИ, УНИЗИЛИ И ОБВЕШАЛИ ФЛАГАМИ

21.08.2014

О символике. Ее стало слишком много. Как у нас говорят, занадто. В правильные цвета покрашены все рекламные баннеры (рекламу никто не дает, пропадает место зря), все заборы, флажки нарисованы на каждом столбе вдоль улиц и проспектов, скамейки и даже двери подъездов.

Что будет с городом 24-го, на День независимости, даже представить себе не могу. А по сути, такое количество флагов у большинства вместо патриотизма вызывает раздражение. Не с того начали. К примеру, я, проезжая по городу, автоматически прикидываю, сколько истрачено краски, на какую сумму и сколько можно на эти деньги купить, например, медикаментов или детского питания, или туалетной бумаги. Непоследовательно все как-то.

Риторика по отношению к жителям нашего региона по-прежнему враждебная, поддержки никакой, работы нет, пособий и пенсий тоже, цены заоблачные, но чувство патриотизма должно взыграть немедленно. Странная политика. Сначала обстрелять, разбомбить, отнять у людей надежду на достойное существование, оскорбить и унизить с высоких трибун, а потом обвешать флагами и считать, что все от этого должны быть счастливы.

Но второй пункт методички по действию властей в освобожденных районах выполняется на все 100% (напомню, первый пункт у нас уже выполнен - мы отсидели почти месяц без связи с внешним миром и первую неделю без поставок продуктов и медикаментов) - воспитание патриотизма методом наглядной агитации.

Ждем третьего пункта. Кажется, он предполагал посещение региона журналистами и отчет о благодарности радостного местного населения освободителям. Пока в новостях идут репортажи о восстановлении Славянска и флешмобах тамошнего народа. Думаю, к 24-му придет и наша очередь…

22.08.2014

Украина больна. Она разваливается на части, как тухлая селедка, и у нас это видно, а чуть дальше - еще нет. Там, в другой Украине, никого не волнует, что здесь происходит. Там люди живут своей счастливой жизнью, будучи абсолютно уверенными, что воюют с Россией и сепаратистами, а на самом деле в большинстве своем с простыми мирными гражданами (это не только мое мнение, так говорят очень многие, кто ездил туда в гости и по делам). Никто никогда не признает и в новостях этого не скажут, что жертвы среди мирного населения значительно больше, чем потери ополчения и силовиков, вместе взятых. А если им это и скажут, то, скорее всего, украинский обыватель, жуя вареник или почесывая потылыцю (затылок - укр.) скажет: «Так и трэба клятым сепаратистам».

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Появились люди в черных балаклавах с черепами, ведут себя по-скотски»

Как живется в городке Дебальцево, «освобожденном» украинской армией.

Еще одно свидетельство, подписанное «Василиса Смирных», широко разошедшееся по социальным сетям.

В Донецкой области есть городок Дебальцево (или уже был), хочу рассказать о том, как для этого городка проходило и продолжает проходить т. н. перемирие. Этот городок (40 тыс. в мирное время) был атакован украинскими войсками в середине июля и захвачен. Три дня сидения в подвалах, минометы, «Грады», разрушения и пожары... Потом там наметился очередной котел - и понеслось... Укропы бьют, им в ответ прилетает, укропы отступают из района и бьют в этот район, а туда входит ополчение и отстреливается в другой район... Люди живут в бомбоубежищах. Люди выходят поутру и бегут домой варить кашу, разгребать завалы, а по пути они видят потоки раненых украинцев, их везут, несут, тащат в единственную уцелевшую больницу, там их уже невероятное количество. Убитых укровояк где-то хоронят в городе. Убитых жителей хоронят на заброшенном кладбище быстро, пока нет обстрела.

Магазин работает до 12.00, там за сумасшедшие деньги можно купить конфеты, консервы и дорогое спиртное. И вот прошел слух, что дают пенсию, народ на велосипедах, пешком двинулся в центр, в единственный работающий банкомат. Простояли в очереди 2,5 часа, и очередь не уменьшалась, начался обстрел. Но никто не сдвинулся с места. Тогда подскочил какой-то укрокомандир и начал орать, чтобы все шли в укрытие, но народ пригибался от грохота, но не уходил. Командир вытащил пистолет и начал стрелять в воздух, требуя, чтобы люди бежали в укрытия... Пофиг, люди хотят денег, чтобы либо поесть, либо заплатить таксисту за выезд... Командир убегает с матюками и причитанием о том, что больницы переполнены солдатами и вас, дураков раненых, туда прикажу не принимать, раз вы такие...

А теперь перемирие - благодать... деньги не нужны, потому что магазин больше не открывается, а таксисты уже и за 500 грн. не соглашаются выезжать из города. В «освобожденном» от ополченцев городе появились люди в черных балаклавах с черепами, они ни с кем не разговаривают, не подчиняются укрокомандирам, ведут себя по-скотски, заметно, что их побаиваются и укровояки. Им позволительно стрелять из стрелкового оружия, когда захочется, в собак например (о людях тоже поговаривают)... И вот люди живут в подвале впроголодь, прибегают пару раз домой чтобы отметиться, что дом жилой и его нельзя занимать под маскировку «Града», танка или занимать в нем позицию для обстрела. В перемирие убито больше всего людей, разрушено почти каждое второе здание. Город-призрак... Укровояки требуют от местного населения, чтобы уходило, да, они требуют... Куда? Почему? Как уходить? Но они предупреждают прямо, что сегодня вот эти пять улиц будут под огнем. И правда, сутки с той улицы шарашат танки, а через сутки ополченцы накрывают эту огневую точку минометами...

Когда же закончится это перемирие, спрашивают люди. Такого горячего перемирия они больше не хотят - хоронить народ негде... Это будни последних недель, это Дебальцево.