Общество

Уборщица и чудовище

Нужно ли помогать человеку, попавшему в беду, даже если тебе это глубоко неприятно?

Дело было в воскресенье в Черниковке. Возле входа в торговый комплекс лежал избитый парень: один глаз затек, нос в крови, шапка где-то сбоку. Рядом стояла уборщица, и вместо того, чтобы помочь, тыкала в него шваброй и кричала:

- Подох бы быстрее, не жалко! Нечего столько пить.

Я возмутился – ну живой же человек. Мало ли что с ним случилось. Первая реакция – вызвать «скорую», вытаскиваю мобильник. Пока дозванивался, услышал от уборщицы, что я дурак и зря трачу деньги на телефоне.

Ну да, дурак. Меня в гостях ждут, чай разлили уже, а я тут хлопочу, чтобы незнакомый мне человек не замерз... Парень нормальный, кстати, оказался, 31 год, прилично одетый, документы показал по первой просьбе. Не из тех людей, что сегодня на людях в луже валяются, а завтра в мусорке копошатся. Просто избил его кто-то, это же Черниковка, тут всякое бывает.

Мы с еще одним прохожим оттащили бедолагу в сторону, шапку на голову надели. Он посидел малость, встал, сказал всем спасибо и потихонечку пошел в сторону дома – благо, жил близко. Уборщица к тому времени исчезла, вызов «скорой» пришлось отменить, а я еще долго стоял и думал, кто же больше сволочь: выпивший странник, попавший в беду, или блюститель морали, для которого есть прямостоящие граждане и нелюди?

Уфа для меня всегда была городом добрых людей. У башкир и татар, например, культура гостеприимства всегда была в крови. Что же случилось с нами, раз банальный вызов врачей нуждающемуся - это какая-то труднодоступная функция, которую каждый пытается перебросить на соседа? А некоторые вон и шваброй тыкнуть в ближнего не гнушаются.

- Что ты возмущаешься, просто зарплата у нее маленькая, вот и озлобилась, - говорят мне друзья.

Но, простите, неужели у нас в стране самый добрый человек – это Абрамович?