Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Политика23 августа 2016 23:26

Новогодняя сказка от «КП» для детей Донбасса: из России с любовью!

Репортаж-отчет о доставке в донецкие детдома и школу гуманитарного груза, собранного с помощью читателей и сотрудников «Комсомольской правды»
Игры во все планшетники всю предыдущую ночь закачивал Бабич на квартире, где мы остановились на ночлег

Игры во все планшетники всю предыдущую ночь закачивал Бабич на квартире, где мы остановились на ночлег

Фото: Александр ГРИШИН

НА СТАРТ! ВНИМАНИЕ!

- Ну вы и набрали! Все не влезет, но по максимуму будем стараться загрузить, – Дмитрий Бабич в воскресенье 21 декабря был ошарашен видом наших коробок, составленных в колонны на входе в «Комсомольскую правду». Он со своим, восьмым по счету гуманитарным конвоем, собранным «Соратниками Новороссии» специально завернул в Москву, чтобы загрузить подарки детям Донбасса, купленные на присланные читателями «КП» деньги.

На средства, присланные читателями, нами было закуплено столько груза, что весь его вместить в два грузовичка не удалось.

На средства, присланные читателями, нами было закуплено столько груза, что весь его вместить в два грузовичка не удалось.

Фото: Иван ПРОХОРОВ

На этот раз он шел двумя машинами, но это, что называется, мало что меняло. Места в транспорте категорически не хватало, и мы, в том числе и пришедшие в воскресенье сотрудники отдела политики нашей редакции, всячески перезагружали, втискивали, а мягкие вещи вминали и вбивали по нескольку раз, комбинируя то так то эдак, пока наконец, не достигли такого результата, что три четверти, причем самого нужного и необходимого втиснулись в бывший инкассаторский броневичок «Форд», на котором пришлось задействовать даже резервный багажник на крыше и «Газель» Алексея Прокофьева. «Газель» в результате встала практически на дыбы и еще перекосилась на правую сторону, но тянула хорошо и исправно довезла, все, что на нее нагрузили. Оставшиеся короба и коробки сиротливо стояли на входе в редакцию, как будто обиженные, что их не возьмут в путешествие и не отвезут детям.

- Значит, Саша, придется, как минимум, еще раз довозить помощь, - резюмировал Бабич.

- Конечно, придется, - ответил я. - Ведь в последние дни пришли еще деньги, на которые мы просто не успели закупиться, а все, до последней копеечки должно пойти по назначению.

И мы поехали.

ФРОЛОВНА

- Мы сначала заедем в деревушку в Липецкой области к одному пасечнику, Там сейчас его мама только живет. Там и переночуем, - сказал Бабич, когда мы еще только выезжали из Москвы. Потом помолчал и добавил. – увидишь ее – восхитишься!

И не обманул.

Потрясающая бабушка! Она встретила нас глубоким вечером и сразу стала хлопотать по угощению на столе. Язык не поворачивается назвать ее старушкой, хотя ей уже под восемьдесят. Высокая для своего поколения, до сих пор держащая спину так ровно, будто провела всю свою жизнь не в поле и на огороде в деревушке неподалеку от города Данков, а у станка Большого театра, она словно сошла с Некрасовских страниц в наши дни.

Потрясающая бабушка! Она встретила нас глубоким вечером и сразу стала хлопотать по угощению на столе

Потрясающая бабушка! Она встретила нас глубоким вечером и сразу стала хлопотать по угощению на столе

Фото: Александр ГРИШИН

Пока мы обтряхивали от снега и пыли свои сапоги в сенях, она собрала нам повечерить – ароматнейшие щи с мясом, холодец, по-домашнему засоленная нежнейшая скумбрия, , мясо, пюре из настоящей картошки с настоящим деревенским молоком, хрустящие домашние же соленые огурчики. Забегая вперед, скажу, что завтрак следующим утром был не менее вкусен и впечатляющ по количеству блюд.

- Я у батюшки спросила сегодня, ребятки приедут, чем вас кормить, пост ведь, - словно извиняясь, объяснила она нам, - А батюшка сказал, что этих ребят надо потчевать всем, что Бог пошлет. Вот кушайте.

В ее хате образа чуть не во всех углах. И это совершенно естественно. Во Фроловне вообще нет ни капли чего-то наигранного и искусственного. Она ходит петь в церковном хоре, ездит вместе с односельчанками-подругами по святым местам, недавно вот вернулась из Оптиной пустыни. Совершенно чистой души человек.

Фото: Александр ГРИШИН

Как Бабича и Фроловну свела жизнь. Сын Фроловны, Олег, живет в Питере, а на лето всегда приезжает в деревню на пасеку и занимается пчелами. Узнав, что Бабич возит гуманитарную помощь в Новороссию, Олег предложил ему заехать к матушке и взять три огромных бидона меда. Ни Дмитрий, ни Олег не видели друг друга ни разу в жизни. Общались только по телефону и в интернете. Дмитрий с Алексеем тогда еле дотащили эти бидоны до машин, а в Новороссии передали мед в больницу.

- Если будет жарко, то вы дверь приоткройте в сени, чтобы прохладнее стало, - наказала Фроловна, когда мы отставили тарелки, а сама ушла ночевать к подруге-соседке. Просто оставив в своем доме трех мужиков, двоих из которых она видела до того всего полчаса и второй раз в жизни, а третьего – так совсем в первый.

Когда мы утром встали, она уже вовсю хлопотала по хозяйству и собирала нам завтрак.

- Вот я тут вам пирожков напекла в дорогу, - Фроловна достала ведро, доверху наполненное домашним печевом. Мы интеллигентно наложили полведра вкуснейших пирожков с мясом в пакет. И как же мы потом о них вспоминали, когда следующую ночь встретили на абсолютно голодный желудок. Ведь умяли их за обе щеки еще до полудня.

Фото: Александр ГРИШИН

- Не страшно одной, на краю деревни, у леса, да еще и без собаки? – спросил я, когда в довесок к пирожкам она накладывала нам еще в довесочек и медок.

Она распрямилась, посмотрела на меня как-то с недоумением, словно силясь понять, о чем это я. А потом улыбнулась и махнула рукой.

- Ой, Саша, я об этом как-то даже ни разу и не задумывалась. Не до того. А собачка была, жаль погибла летом. Только вот Мура с Чубайсом остались.

Вряд ли стоит пояснять, что Чубайсом, с некоторых пор, в российских деревнях называют самых наглых и противных рыжих котов.

- На день Победы Мура принесла двух котят, я одного сразу назвала Крымом, а второго думала-думала, а тут Америка на нас санкции ввела. Я его, паскудника, тогда Обамой назвала.

Она выдала нам еще один сорокалитровый бидон меда для донбасских детей и каждому из нас вручила по маленькому двустворчатому складню с молитвой.

- Вы же смотрите там, не лезьте никуда. Господи, что делается? Свои своих убивают, - вздохнула она, перекрестила нас на дорогу и заплакала.

Низкий Вам поклон, Нина Фроловна Никонова! И огромное спасибо!

Мы везем подарки новогодние, продукты, игрушки, игры и многое другое. Бабич, кроме того, что тоже собрал груз детям, везет ополченцам зимнее обмундирование

Мы везем подарки новогодние, продукты, игрушки, игры и многое другое. Бабич, кроме того, что тоже собрал груз детям, везет ополченцам зимнее обмундирование

Фото: Александр ГРИШИН

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ №1

Удивительное дело! Мы живем, крутимся в своей ежедневной рутине и не имеем представления, сколько вокруг нас по-настоящему хороших людей, отзывчивых, добрых и бескорыстных. Это и Нина Фроловна, и парень, который подкачал нам колеса совершенно бесплатно на шиномонтаже, и компания, которая бесплатно предоставила и поставила на крышу броневичок багажник (он буквально спас нашу поездку). И безымянный парень на КАМАЗе, который приехал из соседней деревни, чтобы вытащить нашу машину из придорожной ямы и тоже отказался от платы. В том числе и читатели «Комсомолки», и «Соратники Новороссии». И два Дмитрия, о которых речь ниже. И многие, многие другие. Кто помогает делом, кто деньгами, кто словами и сочувствием. Просто они появляются, когда их объединяет какое-то общее хорошее дело. А в повседневной жизни остаются незаметными, в отличие от тех, кто всячески выпячивает себя, стеная по поводу и без от тягот жизни, отсутствия хамона или денег на него, и, в сладострастном самоуничижении готовящихся, нет, не работать, чтобы обеспечить свое существование, а собирать, к примеру, бутылки или побираться в любимом «Фейсбуке».

ДОРОГА, ДОРОГА, ТЫ ЗНАЕШЬ ТАК МНОГО…

Мы везем подарки новогодние, продукты, игрушки, игры и многое другое. Бабич, кроме того, что тоже собрал груз детям, везет ополченцам зимнее обмундирование. Этим рейсом он сможет одеть и обуть на зиму чуть ли не целый батальон. 300 комплектов зимней формы и берцев, перчаток и шапок и так далее. Где-то внутри среди всего этого едут и рации, чтобы бойцы не теряли связь друг с другом на поле боя.

- Там еще пару кубометров везут ребята из Белгорода и Москвы, - задумчиво говорит Бабич. Мы синхронно оглядываемся назад. Броневик набит не просто под завязку. Коробки, сумки и свертки нависают над нашими головами.

Я не знаю, как сейчас живут украинские города. Но вот в Новороссии они вечерами ничем не отличаются от наших мирных российских. Снежное, Торез, Шахтерск, Макеевка

Я не знаю, как сейчас живут украинские города. Но вот в Новороссии они вечерами ничем не отличаются от наших мирных российских. Снежное, Торез, Шахтерск, Макеевка

Фото: Александр ГРИШИН

Вердикт, который мы выносим, единогласен, сюда не впихнуть и плоской коробки с консервами, не то что какие-то кубометры или кубодециметры. Дима предупреждает ребят по телефону и предлагает им совершеннейшую авантюру – ехать вместе с нами на своей машине и самим отдать груз в детдом. Один из них – Дима из Белгорода, второй – Дима из Подмосковья.

Парни, которые рассчитывали только перегрузить собранное ими на российской территории, неожиданно соглашаются. Видно, тоже есть в них здоровая авантюрная жилка. Они перегружают все на «Ниссан-патфайндер» подмосковного Димы и пытаются догнать нас. Встречаемся мы уже на границе. Обычные молодые мужики. Один – бизнесмен, он даже в поездке продолжает руководить своей фирмой по телефону.

На пограничном переходе Донецк (Россия) – Изварино, куда мы добираемся под вечер понедельника, ждет первый неприятный сюрприз – частные гуманитарные конвои стоят по эту сторону границы по нескольку суток. Их вообще практически не пропускает в Новороссию российская сторона.

- Накаркал ты своими «конвоями-невидимками», - поддевает меня, напомнив про предыдущий материал о гуманитарном конвое, ополченец с позывным Балу, который каждый раз встречает Бабича на границе. – Да ладно, ты ни при чем, тут своих тараканов хватает.

«Тараканов» или «жучков», которые зарятся на гуманитарку, действительно с избытком. Они ходят тут же ничего и никого не стесняясь, предлагают свою помощь в пересечении границы, требуя взамен часть груза. Который потом пускают на коммерческую реализацию. Некоторые действительно связаны с ополчением, другие только козыряют громкими именами командиров ополченцев. Логика проста – получится – так часть груза возьмут, не получится – взятки с них гладки. Но громкие имена на пограничных переходах не работают. Тем более, что, по слухам, в Ростов приехал какой-то крупный генерал из ФСБ и чешет всех местных в хвост и в гриву.

- Сегодня точно уже ничего не получится, - констатирует Балу, забирает блок сигарет для своих парней, что остались по ту сторону границы, дает нам наколку на ночлег и уходит. – Будем решать вопрос завтра.

Завтра, то есть во вторник, мы сначала мыкаемся по российскому Донецку, пытаемся задействовать ростовскую редакцию «Комсомолки», ищем другие возможности, знакомимся с товарищами по несчастью, которые стоят тут уже не первый день. Один из таких же частных караванов везет не только подарки детям, но и дрессировщика с вместе с ученым енотом, чтобы дать детям представление на празднике, но и их тоже не пропускают, хотя всем понятно, что дрессировщик енота ни на какую коммерцию не отдаст.

Коллеги по несчастью утверждают, что есть только один путь: ехать в Ростов, обращаться в МЧС, чтобы они сделали опись груза, дали ему статус гуманитарного, а потом возвращаться опять на границу с декларациями для таможни. Так и только так.

От кого-то пошла информация, что пускают на переходе Куйбышево-Мариновка. Подтверждают это и ополченцы. Срываемся и едем туда. 300 километров в одну сторону – это вам не баран чихнул. Хочется сделать, наконец, все как можно быстрее, и на свою голову мы решаем сократить маршрут по местным дорогам.

Знаете, никогда, еще раз, никогда не сокращайте в России расстояние, если надо для этого уйти с федеральной трассы на местную. Мы ломаемся, чинимся, ломается багажник, который перегружен., Леша Прокофьев лезет на крышу чинить крепления багажника, к нему присоединяются Димы из Белгорода и Москвы. Раз, второй, третий. Наконец мы добираемся до перехода. И тут тоже облом!

И все же мы границу перешли. Не буду рассказывать в подробностях как, но абсолютно легально и вполне официально. Через официальный переход, на той стороне которого нас встречал Балу вместе со своими братьями казаками. Наша боевая охрана. На всякий неприятный случай. Вернее, чтобы его не случилось.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ №2

Я не знаю, как сейчас живут украинские города. Но вот в Новороссии они вечерами ничем не отличаются от наших мирных российских. Снежное, Торез, Шахтерск, Макеевка, да и сам Донецк, доведись вам побывать в них, встретят вас яркими окнами жилых квартир, в том числе и новогодними праздничными гирляндами на елках, светящимися вывесками магазинов и салонов, работающим уличным освещением, в том числе вплоть до декоративно-парковой иллюминации.

Разве что вечерами в этих городах резко затихает движение всего городского транспорта, да людей на улицах можно пересчитать по пальцам. Комендантский час, время-то военное. Впрочем, в российских небольших городках, как в тех же Данкове, Ефремове или приграничном российском Донецке картина от этой мало чем отличается, хоть в них войны и нет. А поутру за окном опять начинают катить автобусы и троллейбусы с супердешевой по российским меркам платой за проезд – 3 гривны. Магазины предлагают любые товары и продукты, были бы только деньги. В домах свет, горячая и холодная вода, нет проблем с интернетом, кому он требуется, а топят в домах так, что приходится даже открывать окна.

В которые тут же врывается резкий ветер. Ветра здесь, как я понимаю, настолько часты, что тихий спокойный день - редкость. Зато эти ветра рвут в клочья наступающие с запада тучи, дробя их сначала на облака, а потом безжалостно размывая и их в паутину седых проплешин.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДЕТИ!

Недели за две-три до поездки я увидел в интернете письмо от одного мальчика из Донбасса. Не могу не привести его в авторской редакции: «Здравствуй дедушка Мороз! Миня завут Ярик. Я учусь в 1 классе 6 школы города Харцзк. А у нас большое горе – война – очень страшно и опасно. Гарят дома, заводы, шахты. Погибают дети. Денег нет. У нас есть картошка и мука. А за гуманитаркой большая очередь. Дети не воюют – все равно сапаристы. Я знаю стишки на украинском и на русском. Теперь на Украину тебя не приглашают злые люди а мы приглашаем, ждем. Есть ли у тебя волшебный ледяной лазер чтоб превратить танки и грады в кирпичи. Только не погибни любимый и доедь к мне. Привези мне конструктор лего, а куртку не надо. Мне уже дали. А свитер нету. И сапоги. А то Витя дедушка клеит их всигда. И мандарин 10. А Вали бабушки губнушку и таблетки от сердца. Чтоб мами дали деньги и платье, а Ире мужа красивого. Дедушки бросить курить. А всем людям мира. Цилую и люблю тибя. Ярослав».

И тогда я дал себе слово, что если поеду на Донбасс, то обязательно найду этого мальчика. Благо, установочных данных было более чем достаточно.

Школа №6 была первой точкой нашего долгого маршрута, куда мы отправились в сопровождении ополченцев Балу, Паутины, Вахи и ополченки с позывным Маша. Без сопровождения ополченцы нас просто не отпускали. Дескать, гуманитарка – вещь ценная, а мало ли на кого можно нарваться. Тем более, что наши сопровождающие знали об этом не понаслышке. Недавно они брали банду, которая занималась похищением людей ради выкупа.

В приемной школы №6 города Харцызска очень удивились, когда туда вошли незваные гости.

А еще мы вручили опешившей от всего происходящего директрисе 55 новогодних подарков для детей младших классов

А еще мы вручили опешившей от всего происходящего директрисе 55 новогодних подарков для детей младших классов

Фото: Александр ГРИШИН

- Здравствуйте, у вас в первом классе есть мальчик Ярослав?

Секретарь директора ничуть не испугалась сопровождавших меня ополченцев с автоматами и подняла папки с личными делами: «Да, есть у нас такой мальчик. А вам зачем?»

- Мы тут приехали к вам с сюрпризом и надеюсь, что с приятным. Может быть, вы пригласите сюда директора школы, и самого Ярослава.

Минут через пять как раз кончился урок и в приемной появился спокойный и уверенный в себе пацанчик.

- Здравствуй, Ярослав. Ты писал письмо Деду Морозу?

- Да.

Фото: СОЦСЕТИ

- Знаешь, он пока не смог приехать, но прислал нас, его помощников, чтобы ты получил подарок. Видишь, он даже самых лучших солдат отрядил нам в помощь, чтобы они охраняли его.

И я вручил ему подарок из числа тех, что получили дети сотрудников «Комсомольской правды». Их принес с просьбой отдать детям Донбасса один из наших сотрудников. И – планшетный компьютер от нашей редакции. С уже инсталлированными играми. Игры во все планшетники всю предыдущую ночь закачивал Бабич на квартире, где мы остановились на ночлег.

А еще мы вручили опешившей от всего происходящего директрисе 55 новогодних подарков для детей младших классов, которые заботливо собрала и укомплектовала для детей ведущая нашего радио «КП» Елена Афонина.

- Какие же вы молодцы, какое вам огромное спасибо от нас! – у директора школы навернулись слезы на глаза. – Мы думали, что о нас все забыли. У нас дети очень хорошие. Они сами нас поддерживают морально, верят в нашу победу. Но, знаете, очень тяжело. Если бы не вы, то наши ребята остались бы без подарков на Новый год. Большое вам спасибо.

Нас провели в коридор, куда вывели и остальных детей из класса Ярослава, обступивших нас пищащей толпой. А после того, как все успокоились и выстроились, последовал сеанс коллективного фотографирования. И наш путь продолжился в профилакторий Харцызского трубного завода, где, помимо стариков и сотрудников завода, нашли себе приют семьи беженцев с 32 детьми.

МЫ К ВАМ ЗАЕХАЛИ НА ЧАС

Наверное, стоит сразу сказать, что практически везде, куда мы собирались приезжать, с кем устанавливали связь, нас не то, чтобы не ждали, скорее, просто не верили, что мы это сделаем. Скепсис в голосе собеседниц на той стороне слышался практически не скрываемый.

Потому-то они и оказались столь удивленными, когда им сообщали, что вот сейчас, через полчаса-час ждите в гости с подарками.

Комендант профилактория Харцызского трубного завода Татьяна Студенникова даже не сразу смогла организовать местных мужчин к нам в помощь на разгрузку. Впрочем, и мы сами, и ополченцы легко управились с грузом.

- В чем еще у вас есть нужда по продуктам?

- Консервы у нас вроде бы есть, - она на секунду задумывается, а потом продолжает. – А вот макароны было бы неплохо. А еще лучше – разного рода овощи. Их совсем нет.

- Хорошо, - у меня есть задумка на этот счет. – Я постараюсь завтра вам привезти.

И это уже действительно буду я, потому что с Бабичем мы ездим вместе только этот день, а потом его путь лежит в Горловку, под Мариуполь, в другие места Новороссии. Ему надо отвезти парням Гиви, Мотороллы, в другие подразделения заказанные комплекты зимнего обмундирования, и у него для детей есть только один день. Теплая форма будет очень к месту, поскольку объявили, что на днях похолодает до серьезных минусовых температур.

Следующий пункт – детский дом-интернат в Шахтерске. Для директора Ольги Сергеевны и педагогов этот день стал двойным праздником. Во-первых, педагоги получили первый раз зарплату за последние полгода. Правда, выплатили всего за месяц. Ну, а второе – это мы с подарками.

Школа №6 была первой точкой нашего долгого маршрута

Школа №6 была первой точкой нашего долгого маршрута

Фото: Александр ГРИШИН

Старшеклассники вылетают к нам в помощь на разгрузке. Пацаны внешне не тянут на 8-9-й классы, но все равно стараются, тащат, нагружая себя выше макушки.

- Куда ты так себя нагрузил? Немедленно положи часть на стол, а то надорвешься! – Ольга Сергеевна останавливает одного из таких щупленьких гераклов. Бабич с Прокофьевым тащат тяжеленный бидон с медом, который нам дала Фроловна.Увлекшись разгрузкой, я вдруг понимаю, что не выполняю важнейшую работу, не фотографирую процесс, чтобы отчитаться перед читателями. Но стоит выйти из процесса и взять в руки фотоаппарат, как Балу, который таскает коробки и мешки как заведенный, сует мне в руки свой автомат: «Подержи, а то мешает!»

Ну и что тут сделаешь? Вроде не должен оружия в руки брать. С другой стороны, обстановка абсолютно не боевая, и я ,в данном случае, всего лишь вешалка для оружия и не более того. Потом мы заходим в само здание. Дети специально шастают мимо нас, каждый раз крича «здрасти!» и «спасибо!» Пока учителя раскладывают подарки по сумкам по количеству учеников в классе, Ольга Сергеевна долго водит нас по кабинетам и спальням, показывает компьютерный класс.

- У нас и интерактивная доска есть, только мы ее установить не можем, потому что нет денег оплатить специалиста, - одновременно с гордостью и с печалью говорит она. – А потом выдыхает. – Спасибо вам огромное! Знаете, мы же вот на энтузиазме работаем и на помощи от населения. Куда я только ни ходила, чтобы открыться осенью по новой, и в органы власти и во всякие советы предпринимателей. Никто ничем не помог. А потом мы просто вышли в город и пошли по улицам. Вот что народ простой дал, на то и открыли новый учебный год.

По продуктам тут такая же потребность, как и в Харцызском профилактории. И здесь тоже обещаю приехать на следующий день.

Наконец, все расфасовано, все упаковано, и дети вместе с подарками тащат нас в актовый зал. Настоящий утренник у них будет только на следующий день, а сегодня решили провести по случаю нашего приезда генеральную репетицию с раздачей подарков. Старшеклассникам достаются планшетники, тем, кто поменьше, игрушки, игры и конфетные наборы. Более основательные продукты уже складированы на складе в столовой.

ВСЕМ – СПАСИБО!

Еще один пункт назначения находится по соседству с интернатом. Это детский дом-интернат для детей-инвалидов. Коллега Алексей Овчинников по три раза на дню все время пытал меня, доехали ли мы туда или нет. Причина его настойчивости стала мне понятна уже по приезду в это место.

Здесь живут, учатся и учатся приспосабливаться к жизни умственно отсталые дети и подростки. Тех, кого принято называть в обычной жизни даунами. И с ними работают потрясающие педагоги. Которые буквально вкладывают в детей всю свою душу и все свои умения и таланты.

Наверное, стоит сразу сказать, что практически везде, куда мы собирались приезжать, с кем устанавливали связь, нас не то, чтобы не ждали, скорее, просто не верили, что мы это сделаем

Наверное, стоит сразу сказать, что практически везде, куда мы собирались приезжать, с кем устанавливали связь, нас не то, чтобы не ждали, скорее, просто не верили, что мы это сделаем

Фото: Александр ГРИШИН

Отзывчивые и добрые ребята поступают сюда абсолютно неприспособленными, многие даже не говорят или еле-еле могут ходить. А выпускаются уже более или менее адаптированными к жизни, имеющими в руках хоть какое-то ремесло, которое способно их прокормить. Директор этого детдома-интерната Наталья Александровна Ненашева вместе с педагогами и ребятами, часть которых уже стала совершеннолетними, но продолжает жить здесь, и тут устроили нам представление на тему наступающего года Козы.

Один из самых старших парней, Роман, от рождения не имеет одного глаза, и на обеих руках у него не хватает нескольких пальцев. Но именно этот парень с внешностью Квазимодо делает самые красивые потрясающие произведения, вышивая бисером. Одну из таких картин он подарил нам, и вряд ли есть на этом свете более искренний подарок, чем этот.

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Что еще привезти? – Наталья Александровна была даже немного удивлена такому вопросу. – Знаете, у нас все есть, мы не бедствуем. Разве овощей, если будет такая возможность.

Еще один, завершающий пункт – приют, который нашел уже Бабич. Едем и туда. Раздаем подарки, дарим оставшиеся несколько планшетников. Здесь ребята самые разные, самому большому парню явно не меньше 14 лет, самой маленькой девочке – 3 годика. Эта крохотулька еще не очень понимает, что происходит, но тоже рада подаркам и старательно повторяют все, что делают более взрослые дети, устроившие для нас тоже мини-концерт. Многие из них остались без родителей уже после начала войны. У кого отец погиб в ополчении, у кого мать убили украинские военные.

Следующий пункт – детский дом-интернат в Шахтерске

Следующий пункт – детский дом-интернат в Шахтерске

Фото: Александр ГРИШИН

Директор приюта, Ирина, после концерта пригласила всех нас попить чаю с пирожками, которые они испекли специально к нашему приезду. Продукты? Нет, все есть, лучше помогите тем, кому хуже, а мы не последний кусок доедаем, и у нас все есть.

Фото: Александр ГРИШИН

Мы возвращаемся на базу к ополченцам. Молча. Говорить нет ни слов, ни сил. С одной стороны, есть чувство гордости, что мы это сделали. То, что хотели. И дали детям хоть что-то праздничное в этот канун Нового года. С другой – внутри моральное опустошение от их глаз, от их вынужденного выживания, от того, что непонятно вообще, почему им такое выпало и за что. Вернее, почему ни за что? И только когда вылезаем из машин уже в расположении подразделения, Ваха роняет: «Да, у меня в жизни никогда столько утренников в один день не было».

А на следующее утро я арендую местную «Газель», закупаю в разных точках, где подешевле около двух тонн картошки, морковки, свеклы, капусты и мандарин

А на следующее утро я арендую местную «Газель», закупаю в разных точках, где подешевле около двух тонн картошки, морковки, свеклы, капусты и мандарин

Фото: Александр ГРИШИН

А на следующее утро я арендую местную «Газель», закупаю в разных точках, где подешевле около двух тонн картошки, морковки, свеклы, капусты и мандарин. Сотрудники «Комсомолки» тоже скинулись перед нашей поездкой, и на эти наличные мы покупали топливо в Новороссии для машин. На них я и закупил овощи с фруктами. И мы вместе с шофером «Газели» Сашей, ополченцем Туркменом, которого мне дали для безопасности и таксистом Вадимом, развозим это все в профилакторий, детский интернат, где около сотни детей и в детдом-интернат для инвалидов. В последнем нам выносят много рисунков.

- Вот вы вчера уехали, а дети после решили вам в подарок нарисовать поздравления Деду Морозу. Спасибо вам огромное!

Так ведь это не нам спасибо. Это вам спасибо, дорогие читатели «Комсомольской правды» и «Соратники Новороссии»! Спасибо ополченцам – Балу, Паутине, Вахе, Белорусу, Горынычу, Туркмену и многим другим. Спасибо двум Дмитриям, из Белгорода и Москвы. Всем спасибо, кто откликнулся. Это вы сделали возможным этот праздник в осажденном Донбассе. А мы лишь исполнили ваше поручение. И впредь будем делать то же самое. Мы постараемся.

Послесловие.

ЧТО МЫ КУПИЛИ И ОТВЕЗЛИ ДЕТЯМ ДОНБАССА

Игрушки в ассортименте - 86 шт.

Планшеты - 15 штук

Конфеты в ассортименте - 26 кг 400гр.

Сахара песок - 10 кг.

Сахар рафинад - 40 кг.

Молоко сгущ. - 60 банок.

Соль - 18 кг.

Горбуша - 50 банок.

Сайра - 58 банок.

Детские новогодние подарки- 64 шт.

Шпроты - 50 банок.

Тушенка - 50 банок.

Мыло хоз. - 100.

Мыло туалетное - 108.

Чистящие д/туалета - 30.

Пемолюкс чистящие - 36.

Мочалка - 100.

Шампунь - 50 шт.

Ополаскиватель д/белья - 16 л.

Зубная паста - 150 шт.

Зубная щетка - 114 шт.

Стир.порошок - 22,500 кг.

Фейри (д/посуды) - 36 шт.

Медикаменты в ассортименте - противопростудные, противовоспалительные, обезболивающие препараты.

Кроме того, были доставлены 55 новогодних подарков, которые собрала и укомплектовала ведущая нашего радио Елена Афонина.

Всего было куплено товаров на 235 152 рубля. Часть купленного мы просто не смогли вместить в машины, и отвезем детям на Донбасс в следующий раз.

Около 40 сотрудников «Комсомольской правды» сдали наличные, чтобы можно было купить продовольственные и иные товары для детей непосредственно на Донбассе. Именно на эти деньги закупалось топливо и фрукты-овощи непосредственно на месте.

А в том, что мы поедем еще раз, как минимум, можете не сомневаться. Уже после нашего отъезда на счет для детей Донбасса продолжали поступать деньги. Всего 265-ю платежами поступило 711 790 рублей.

И мы обязательно все сделаем. До последнего рубля и по целевому назначению. Нам присылать денег пока больше не надо. Дай Бог отвезти все, что купим на имеющиеся средства. А вот «Соратники Новороссии» объявили сбор средств на следующий, 9-й конвой. Для них ваша помощь станет неоценимой. И для нас тоже. Ведь чем быстрее Бабич выполнит заказы ополчения, тем быстрее и мы доставим наш груз детям. Спасибо всем. С наступающим Новым годом вас всех!

До свидания! Мы не прощаемся.

Послесловие №2. Нигде мы не пересеклись с той «большой» гуманитаркой, которая была так распиарена всеми СМИ и нашим ТВ. Все о ней слышали, все видели на экранах ТВ, но никто из тех, с кем мы говорили, не получал. А потому надо что-то делать на границе, чтобы частные конвои с гуманитаркой, идущие конкретным адресатам не стояли по нашу сторону границы, когда по ту сторону взрослые и дети голодают без самого элементарного.